Зрение

 

    Зреть (смотреть) - общеслав. индоевроп. характера. Первоначальное значение - "сиять, блистать". Ср.:  заря, зеркало.

 

ГЛАЗ  В значении "орган зрения" существует только в русск. яз. и фиксируется с конца XVI в. Первоначальное же значение - "шарик, кругляш" - сохраняется в польск. głaz - "валун, скала, камень" (ср. др.-русск. глазъкъ - "шарик"). Слав. глаз общепринятого объяснения не имеет. Вероятнее всего, образовано с помощью суф. -зъ от той же основы, что и  глад - гладкий; ср. др.-в.-нем. glat - "гладкий, блестящий".

 

 

                 

 

 

      "Смотреть" мифологически значит "жить" (Илиада XVIII,61; Одиссея IV,833), а "слепой" - "мертвец"; соответственно "глаз" означает "свет".  Игра  жмурки - "игра" со смертью ( жмурик - "покойник"), но жмурить так же синоним для глагола щурить, "высматривать щурясь, зорко"; щур - "лукавый, хитрый человек, плут, вор; связанный с нечистой силой и сама нечистая сила". В этой связи у славян возникают магические приемы по распознаванию ведьм: если смотреть на движущуюся процессию через дырку в доске от старого гроба, то можно увидеть всех ведьм; можно увидеть ведьму и через хомут, рукав, калач, дырку от выпавшего сучка, подглядывая в замочную скважину в церкви и т.д. Те же самые представления можно обнаружить и в народных легендах, созданных на основе одного из стихов Корана: в хадисе о чудесном вознесении Мухаммада на небеса пророк встречает ангела, "хранителя огня", и просит его отворить круги ада, чтобы их увидеть. "И всего лишь на игольноеушко отворились врата ада, а из отверстия вырвалось столько дыма и огня, что еще немного, и небеса и земля покрылись бы мраком. И было в аду семь кругов, один над другим..." Далее идет подробное описание  кругов ада, которые увидел пророк через игольноеушко1.

 

    В архаическом мире главной сверхъестественной способностью зрения являлось воздействие на объект с целью его усмирения или же наделения силой. Судя по текстам, взгляду приписывалась не только способность преображать, но и создавать заново, недаром "творение видением" встречается в японской мифологии в одном из самых первых эпизодов появления Земли: пара первопредков Идзанаки-Идзанами "глядя, поставили священный столп неба, глядя, поставили дворец в восемь хиро" (Кодзики). В японской традиции представление о чародейной силе взгляда проявилось в ритуале  куними - букв. "смотрение страны" или "видение страны". Исполнявший его император воспроизводил действие предка - прародителя рода, взглядом творящего космическое благоустройство своих владений. Император непременно должен был находиться на возвышенности (гора), с которой он одним взглядом мог охватить все пространство (панорамное видение). В новое время ритуальная сторона куними постепенно ослабевает, трансформируется в обычай, как род эстетического созерцания. До сих пор ряд мест в Японии (обычно это горы или холмы) считаются наиболее благоприятными для куними (часто в их название входит слово куними). Сохранился и ритуал "смотрения цветов" (ханами)2.

 

          

 

      Санскритское слово дхьяна - "созерцание" по-китайски произносится  чань, по-японски - дзэн. В дзэнской традиции сатори (кит. - у) - "пробуждение, просветление"  предполагает мгновенное всевидение, постижение истинной сути вещей. Сатори должно наступить внезапно, "как вспышка молнии". После этого адепту раскрывается сокровенный смысл бытия в его принципиальной "недвойственности", когда "я" и окружающий мир предстают как нерасчленимое единство.

 

      Сторонник "мягкого" пути в дзэн, Догэн (1200-1253) говорил: "Разве не в шуме бамбука путь к просветлению? Разве не в цветении сакуры озарение души?" По словам мастера икэбана Икэнобо Сэньо (1532-1554), "Горсть воды или небольшое дерево могут вызвать в памяти громады гор и полноводье рек. В одно мгновенье можно пережить таинства бесчисленных превращений". Ср. знаменитые сады камней.

 

       "В древнем изобразительном искусстве иногда дается символическое изображение чьих-то глаз, никак как будто бы не связанное с общим построением произведения. Это явление встречается в египетском искусстве, в искусстве античном и, наконец, средневековом... Представляется вероятным, что глаза эти символизируют точку зрения некоего абстрактного зрителя внутри изображаемой действительности (в определенных случаях его можно отождествить с Божественным наблюдателем), с позиции которого и представлено соответствующее изображение. Укажем в этой связи, что у русских иконописцев еще и в XIX в. был обычай писать наиконе так называемый "великий глаз" и подписывать: "Бог" 3.

 

      "Глаз, коим я взираю на Бога, есть тот же самый глаз, коим он взирает на меня" (Ангелус Силезиус).

 

      "Видеть - это не говорить" (М.Бланшо). И тем не менее видеть - это и говорить. Ведь ясно, что бытующие представления о свободной зрительной функции глаза не могут заслонить того факта, что образ глаза (и его разрешающая способность) изменяется от эпохи к эпохе и что он соотносится скорее с возможностями доступа к знанию посредством организованных высказываний, которые включают в себя и функцию "видеть", и функцию "говорить" (нежели, напр., исключительно с нашими познаниями в физиологии зрения). Ни одна из этих функций не является "естественной" и не может быть объяснена в терминах истины. Зрение - это своеобразная оптическая система, которая позволяет нам видеть, опознавать, идентифицировать, наделять значением то, что невидимо. Ж.Делёз в своей книге о М.Фуко указывает, что фигуры безумия, преступления и сексуальности и являются в этом отношении фигурами невидимого, тем, что еще нужно увидеть. До определенного времени фигур безумия не существовало и лишь начиная с Нового времени они вдруг появляются, и появляются на основании совершенно иной социальной оптики, которая и создает поле видимости для безумия  4.

 

 

 

 

      В истории приобретения случаются так же как и утраты. Только в XIII-XIV вв. начинает возрождаться научная картография, были переведены, увидены и востребованы труды греческих и арабских ученых. Средневековая карта в той же мере может быть названа географической, как и мандала. И та, и другая были предназначены для ориентации в пространстве, которое открывалось воину, купцу и пирату лишь в особых случаях. Средневековая карта могла вдохновлять крестоносцев (в центре mappae mundi находился Иерусалим), но маршрут к своей цели они прокладывали по другим картам. Mappa mundi ("карта мира") была символом, "иконой", ее изображения встречаются на полах и стенах храмов, на ритуальных предметах. Ее видели до тех пор, пока могли видеть. В Новое времяона стала невидимой. Одна из этих карт дошла до нас благодаря тому, что в нее была обернута книга эпохи Возрождения. Это уникальная карта, поскольку позволяет нам увидеть то, что и как видел средневековый человек. На "карте" можно было увидеть не только пространство (пространство всего мира), но и время: картины Рая и Страшного суда, Рим и Трою (в то время это был мифический город), то есть можно было увидеть прошлое, настоящее и будущее.

 

     Сочинение "Ασπισ "("Щит Геракла") уже в IV в. до н.э. не считался принадлежащим Гесиоду, возможно, потому, что читатели того времени оказались не способны или не захотели увидеть то, что было доступно зрению самого Гесиода, Гомера, Эсхила и создателя фрески из Помпей ( I в. н.э.) См.: Щит

 

 

 

    Проблематика взгляда имеет самое непосредственное отношение к истории скульптурных портретов 5.  Глаза - наиболее трудно передаваемая в скульптуре часть лица. Их изображение требует рисунка и цвета. В древности роговицу и зрачок просто рисовали на глазном яблоке. Лишь в эпоху эллинизма был найден способ скульптурной передачи конфигурации глаза. Скульпторы стали изображать роговицу как круг, обрамленный выемкой, а зрачок -- как одно или два высверленных отверстия. В эпоху Ренессанса сложился двойной канон изображения глаз в скульптуре. В тех случаях, когда требовалось передать решительность модели, предполагавшую подчеркнутую направленность взгляда (в случаях "героических портретов"), глаза, как правило, высекались. Зато при лепке святых или мадонны, как правило, сохраняли негравированные, "пустые" глазные яблоки. Такой двойной подход характерен для Микеланджело, который высек зрачки и радужки у Давида и Моисея, но оставил нетронутыми белки глаз мадонны или статуй в капелле Медичи  Лишенные взгляда, глаза святых идеально передавали состояние потусторонности, перехода из земного мира в мир горний. Их глаза как бы уже не видят земли, и вместе с тем они не слепы. Это глаза слепых-всевидящих.

 

 

   

См. также:

 

    Г.Е. Крейдлин. Жесты глаз и визуальное коммуникативное поведение

 

                                                            ССЫЛКИ

 

1.Фильштинский И.М. Представление о "потустороннем мире" в арабской мифологии и литературе // Восток -  Запад. Исследования. Переводы. Публикации. Вып.4. М., 1989, с. 56 сл.

2. Ермакова Л.М. Взгляд и зрение в древнеяпонской словесности // Сад одного цветка. М., 1991.

3. Успенский Б.А. Семиотика искусства. С.251, 258. М.,1995

4. Подорога В. Навязчивость взгляда: М.Фуко и живопись //  Фуко М. Это не трубка. М.,1999, с.87 сл.

    (Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб., 1997

    Делез Ж.  Фуко. М., 1998

5  Цит. по: Ямпольский М. Демон и Лабиринт. М., 1996, с. 241.

 

 
 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

© Александр Бокшицкий, 2002-2006
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир