Интернет

 

А. В. Назарчук

 

Сетевое общество и его философское осмысление

 

Вопросы философии № 7, 2008, с. 61-75

 


          Понятие сетевого общества все чаще фигурирует в работах философов и социологов, посвященных современной постиндустриальной эпохе. Взяв его за основу, американский социолог М. Кастельс сделал себе имя. Продуктивное применение понятию сети нашли такие авторы, как П. Бурдье, Ж. Делез, ряд других представителей постструктурализма, неоинституционализма и коммуникативистики. Тем не менее обращение к понятию сети вызывает целый ряд трудностей для социальных исследователей, поскольку заставляет их вникать в сложную и малознакомую для них область -теорию информации и коммуникации. Сеть возникла и развивается как сугубо технический феномен новых коммуникационных технологий. Без обращения к понятиям информатики невозможно понять эмерджентные свойства новых социальных процессов, более того, понятие сетевого общества как раз обозначает новый подход к изучению социальных явлений, находящийся на стыке информатики и социологии. Речь не идет о перенесении технических понятий в сферу социальной науки - процедуре столь же сомнительной, сколь и непродуктивной. Задача состоит в самостоятельном исследовании процесса возникновения совершенно нового качества социальной коммуникации, стремительным образом трансформирующего институты и практики современного общества. Обоснованно, хотя и робко, некоторые социологи говорят о "сетевом обществе".


Морфология сети


          В основе концепции сетевого общества лежит представление об информации как знании, порождающем конструктивные изменения системы. В математической теории информации, восходящей к К. Шеннону и Н. Винеру, информация понимается как характеристика возможностей системы, опцион вероятности дальнейших событий 1. Информация есть знание ограниченности существующих возможностей. Чем ниже вероятность и яснее определенность событий, тем выше информированность системы.

-------------------------------
1 См. Shanon С.Е., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. Urbana, 1949; Wiener N. Cybernetics. N.Y., 1949.

© Назарчук А.В., 2008 г.

61

Система нуждается а информации для управления своей жизнедеятельностью. Всякое изменение состояния является информацией, и сама информация всегда влечет за собой изменение состояния системы. Поэтому к понятию информации относится способность к трансляции, т.е. коммуникации. Коммуникация не просто является процессом транспортировки информации от передатчика к приемнику, она является безостановочным изменением состояния взаимодействующих систем и, вместе с этим, предполагает последовательный обмен между системой и окружением. Поскольку любой реципиент является частью окружения еще каких-то систем, он заведомо служит передатчиком информации для них.


        Скорость обмена информацией зависит от качеств проводника. Коммуникация сообщений в воздушном пространстве происходит со скоростью звука. Этим обусловлена жизнедеятельность живых существ, способных воспринимать и реагировать на звук. Зрение формирует коммуникационную среду, использующую световые эффекты. Человек как млекопитающее основал в этих коммуникационных средах свое бытие. Разумеется, в этом бытии огромную роль, помимо информационных обменов, играли материальные обмены. Но все материальные обмены коррелируют с командами, т.е. немыслимы без коммуникации, иначе были бы бессмысленными перемещениями материальных объектов.


         Помимо спонтанных информационных обменов, человек научился целенаправленно транспортировать информацию: первоначально - посредством ее физического перемещения (в том числе и с помощью самого скоростного для своего времени вида транспорта - лошади), затем - с помощью электроволнового поля - электро- и радиосигналов. Менялось и количественное соотношение информационных и материальных обменов. С ходом времени уже нельзя было сказать, что информационные обмены только сопровождали материальные. Напротив, материальные стали играть служебную роль по отношению к информационным обменам; в терминологии Ю. Хабермаса инструментальные действия редуцировались до фрагмента коммуникативных действий 2.


          Этот переход демаркирует различия между коммуникационными средами и разделяет две цивилизационные эпохи. Первая обусловлена скоростями физических перемещений с протеканием коммуникации в воздушной и световой среде, т.е. посредством движений, описываемых законами классической физики. Вторая обусловлена движениями, выражаемыми скоростями и законами электродинамики, т.е. приближенными к световым скоростям. Если в первую эпоху информационные обмены были, по преимуществу, контактами "лицом к лицу", осуществлялись внутри локального пространства, то во вторую эпоху начинают доминировать удаленные и опосредованные контакты, контакты, осуществляющиеся в распределенной коммуникационной среде.


        Понятие сети является ключевым для логистики сложных коммуникационных систем. Будь это сети транспортных коммуникаций, кабельной или сотовой связи, в основе лежит задача покрыть максимальную площадь, обеспечить доступ от одной точки к какой-либо другой на этой площади.


          Компьютерные технологии придают новые очертания понятию сети: сеть - это не только способ транспортировки информации, но и возможность ее обработки. Интегральные сети коммуникационных взаимодействий ЭВМ создали особенную форму распределенной коммуникации, которую оказалось возможным спроецировать на социальную коммуникацию. Включенные в автоматизированные коммуникационные процессы люди, обслуживающие эти сети и подчиненные заданным технологическим нормам, стали коммуникационно воспроизводить эту систему в собственном общении 3. Их
-------------------------

2 См.: HabermasJ. Theorie des kommunikativen Handelns. Bd. 2. Frankfurt, 1991. С 75.
3 Пример - общение посредством SMS-сообщений. Вызывавший скепсис еще вчера, сегодня этот тип общения создает целый стиль мышления. Каждый способ передачи информации, привязанный к особой технологии, продуцирует свой весьма специфический тип коммуникации. См. Ивницкий В.А. Теория сетей массового обслуживания. М., 2004. С. 18.

62


общение - хотели ли они этого или нет - оказалось организованным через программу сетевых процессов, заложенную в вычислительную технику. Соответственно, их коммуникация стала формироваться как проекция компьютерных сетей, приобретать формы информационно-сетевых коммуникаций. Если прежние сетевые взаимодействия складывались из спонтанных человеческих контактов и поэтому не воспринимались как сетевые, то сегодня коммуникация методически выстраивается по моделям, задаваемым технологиями системной интеграции процессов обработки и передачи информации. В свою очередь, эти технологии адаптируют стандарты интерактивного взаимодействия человека с машиной к разнообразным сферам гуманитарного применения. Человеческая коммуникация все более плотно охватывается сетью технических стандартов, которые опосредуют все социальные взаимодействия и заключают их в специфический технологический каркас, который можно именовать сетевой моделью.


           Сетевая коммуникация имеет ряд особенностей и свойств, выделяющих ее из других типов коммуникации. Как у всякой сети, основное свойство коммуникационной сети - многоканальность, высокая плотность логистических путей перемещения информации. Если какое-то звено выпадает из сети, коммуникация легко находит другие пути, альтернативные цепочки коммуникационных звеньев. Тем самым релятивизируется понятие коммуникационной магистрали, которое восходит к винеровской модели коммуникации. Сеть - полимагистральная структура, в которой две точки всегда связываются множеством магистралей, а каждая магистраль состоит из множества отрезков и путей.


         Столь же типичной для понятия сети является ячеистая, повторяемая структура. Подобно рыболовной сети, эта структура сводится к повторению одного и того же элемента. Благодаря столь простому принципу возможен охват больших пространств, достижение высокой степени комплексности. Нет сомнения, что, будь в структуру сети заложена возможность индивидуализации каждой ячейки, охватываемая площадь была бы существенно меньше 4. За счет клонируемости ячеек обеспечивается единство, которое имеет матричную природу и, подобно операциям с матрицами, способно охватывать трансформации крупных массивов объектов.


          Социальные сети никогда не сводятся только к коммуникационным сетям, к перемещению имеющейся информации. Коммуникационным узлом здесь является какой-либо социальный субъект, способный, подобно ЭВМ в компьютерных сетях, обрабатывать и накапливать, создавать новую информацию, более того, быть субъектом свободного волеизъявления и действия. Это может быть сетевая структура индивидов (например, революционеров или террористов), сеть филиалов, сеть организаций, сеть институтов. Каждая ячейка способна не только клонировать материнскую ячейку, но и реализовывать индивидуальное начало. Современные средства коммуникации создали возможность объединять в сети не только подобное, но и неподобное, не только клоны, но и индивидуумов, способных совершать не только линейные операции, но и нелинейные. Не только сети объединяют социальных субъектов, но и эти субъекты, включаясь в разные сети, способны соединять сети. Современные сети способны разворачиваться и сжиматься, открываться и закрываться, образовывать самую причудливую геометрию охвата, оперативно включать новых участников и освобождаться от них. Все это означает достижение принципиально новой ступени социальной комплексности, имеющей мало общего с несколько карикатурной "механистической солидарностью" Дюркгейма.

---------------------
4 Э. Дюркгейм характеризовал общества, построенные по принципу повторения ячеек (деревень), как общества механистической солидарности, примитивные общества. Следует заметить, что эти общества были способны существовать без политической скрепляющей силы, без государства. Как только человеческие поселения обрели способность разрастаться, приобретать индивидуальные черты, они стали Утрачивать солидарность, единые прежде пространства стали размыкаться. Потребовалось государство. См. Дюркгейм Э. О разделении труда. М., 1995. С. 46.

63

Философские концепции сети


          Несмотря на то что социальные сети существовали всегда, проблема сетей и сетевого общества застала социальную науку врасплох. Прежде чем идти дальше и выстраивать некую типологию сетей, хотелось бы остановиться на нескольких подходах к осмыслению феномена сети в современной философской и научной литературе.


         Наибольшую известность в настоящее время в литературе о сетевом обществе имеют работы М. Кастельса 5. Свои размышления о сетевом обществе Кастельс встраивает в более широкий контекст технологической революции и теории информационного общества. Кастельс - социолог, и в своих исследованиях он отталкивается от регистрации происходящих изменений, пытаясь описать их количественные характеристики. Но наиболее интересен он там, где делает теоретические обобщения о природе сетевого общества и вводит фундаментальные понятия - например, "потоков", "информационального общества" и т.д.


           Кастельс констатирует факт трансформации социальности в современном обществе. Социолог использует определение сообщества Б. Велмана, включающее в себя понятие сети: "Сообщества - это сети межличностных связей, обеспечивающие социальное взаимодействие, поддержку, информацию, чувство принадлежности к группе и социальную идентичность"6. Если прежде основу всякого человеческого сообщества составляла привязанность человека к месту жительства и работы, то трендом последнего столетия является ослабление этой привязанности и переход к более слабым экстерриториальным социальным связям. Люди утрачивают связи с локальными сообществами не только в силу новых коммуникационных возможностей, но и в силу того, что они реализуют личные потребности, опираясь на эти новые возможности. Этот принцип построения сообществ М. Кастельс называет сетевым индивидуализмом, "персонализируемым сообществом".


         "Такая индивидуализированная связь с обществом является специфической формой социальности, а не каким-то психологическим атрибутом. Она имеет в своей основе, прежде всего, индивидуализацию отношений между капиталом и трудом, между рабочими и трудовым процессом в рамках сетевого предприятия. Она порождена кризисом патриархальности и последующим распадом традиционной нуклеарной семьи, существовавшей с конца XIX столетия. Она поддерживается (но не производится) новыми моделями урбанизации, поскольку пригороды и загородные поселения расползаются во все стороны, и разрыв связи между функцией и смыслом в микрорайонах городов-гигантов способствует индивидуализации и дезинтеграции пространственного контекста жизни. И она поддерживается за счет кризиса политической легитимности, поскольку увеличение дистанции между гражданами и государством воздействует на механизмы представительства, способствуя выводу индивидуализма из общественной сферы. Новая модель социальности в нашем обществе характеризуется сетевым индивидуализмом"7.

          В комплексном, многостороннем исследовании Кастельса, где большую роль играет не только изучение изменений в материальном производстве, но и тщательное отслеживание региональной культурной специфики социальных процессов, основополагающую роль играет технология. В основе всех изменений лежит переход от индустриальной к информациональной экономике - экономике, имеющей дело с производством и обработкой информации. Здесь находится и главный генератор сетевых моделей -

---------------------------------
5 См. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. Пер. с англ. Под ред. О.И. Шкаратана. М., 2000.
6 Wellman В. Physical place and cyberplace: the rise of networked individualism // International Journal of Urban and Regional Research. 2000/1. С 1.
7 Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. М., 2004. С. 155.

64

 

"сетевое предприятие", способное, отталкиваясь от целей "проекта", связывать деятельность самых разных акторов в самых разных направлениях: в горизонтальных сетях, в корпоративных слияниях, в глобальных альянсах. Кастельс тщательно отслеживает последствия технологических перемен в сфере разделения труда, организации производства, движении капиталов, общественных и государственных институтов, массмедиа и т.д. Растущие оперативность, мобильность и гибкость, затронувшие все сферы жизнедеятельности человека, делают естественным переход к сетевым, т.е. более многообразным и "дальним", технологически невозможным еще вчера, формам организации различных сфер человеческой активности. В экономике это - сетевое предприятие, в политике - интерактивная, более чуткая к волеизъявлению граждан политическая система, в культуре - единая мировая информационная сеть Интернет и глобальные масс-медиа.


          В результате, убежден Кастельс, формируется новая среда жизнетворчества, в которой меняется смысл пространства и времени. Современное общество построено вокруг потоков капитала, информации, технологий, организационного взаимодействия, символов. Каждый из потоков движения этих ресурсов организован процессами, в которые он включен. "Пространство потоков есть материальная организация социальных практик в разделенном времени"8. Процессы и практики определяются функциональным значением, а не местом, в которых находятся акторы. Места же являются производными функциональных узлов. Поэтому конфигурация технологической инфраструктуры этих процессов, т.е. сети, становится основой пространственной структуры социальной жизни. «В этой сети ни одно место не существует само по себе, поскольку позиции определяются потоками... Технологическая инфраструктура, на которой строится сеть, определяет новое пространство почти так же, как железные дороги определяли "экономические регионы" и "национальные рынки" индустриальной экономики ... Эта технологическая инфраструктура сама является выражением сети потоков, архитектура и содержание которых определяются силами, действующими в нашем мире... Пространство потоков состоит из персональных микросетей, откуда интересы передаются через глобальное множество взаимодействий в пространстве потоков в функциональные макросети» 9.


         Теоретические результаты исследований Кастельса являются наиболее удачным обобщением инноваций в традиции социологической теории модерна, идущей от Д. Гэлбрейта, Д. Белла, Э. Тоффлера, А. Турена 10. Ученый удачно совместил исследования макро- и микроуровней, использовал междисциплинарные подходы, реализовал поистине многофакторный анализ, не выходя за пределы понятийного аппарата социолога. Этого достаточно для маркировки новых рубежей, но едва ли является достаточным для обозначения глубины происходящей трансформации, для возвещения эпохи "переоценки ценностей". С точки зрения философской рефлексии интерес представляют разработки французских постструктуралистов, которые готовы идти на риск новых понятий и метафор. Такова работа Ж. Делёза и Ф. Гваттари "Ризома" 11.


          Термин "ризома" был заимствован авторами из ботаники, где он означал такое строение корневой системы, в которой отсутствует центральный стержневой корень, место которого занимает множество хаотически переплетающихся корешков. В самом широком смысле "ризома" может служить образом мира, в котором отсутствуют

----------------
8 "Под потоками я понимаю целенаправленные, повторяющиеся, программируемые последовательности обменов и взаимодействий между физически разъединенными позициями, которые занимают социальные акторы в экономических, политических и символических структурах общества". Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000. С. 110.
9 Там же. С. 115.
10 См. обобщающую работу Уэбстер ф. Теории информационного общества. М., 2004; Новая индустриальная волна на Западе. Под ред. В.Л. Иноземцева. М., 1999.
11 Делёз Ж., Гваттари Ф. Ризома // Философия эпохи постмодерна. Минск, 1996.

65


централизация, упорядоченность и симметрия. Как считает В. Емелин, "в современной философской литературе не имеется альтернативного понятия, которое могло бы так четко передать сущность сетевых технологий и одновременно указать на их взаимосвязь с мировоззренческим контекстом культуры постмодерна"12.


            Основной принцип, лежащий в основе устройства ризомы, это "связь и гетерогенность". Согласно ему, каждая точка корневища может быть соединена с любой другой - ризома не имеет исходного пункта развития, она децентрирована и антииерархична. Иными словами, никакая ее точка не должна иметь преимущество перед другой, равно как не может быть привилегированной связи между двумя отдельными точками. Делез и Гваттари противопоставляют закрытым и центрированным системам типа машины или организма открытые и децентрированные ризоматические множества, в которых координация операций и синхронизация общего результата достигаются без центрального органа. С этим же свойством связан принцип "незначащего разрыва". Согласно ему, корневище может быть разорвано в любом месте, без ущерба для целого; несмотря на разрыв, оно способно возобновить свой рост либо в старом направлении, либо в новом.


          Основополагающая идея, которая кроется в замысле авторов - переосмыслить и радикализировать понятие множества. Делез критикует классический принцип "единства во множественности", в котором множество, дихотомия всегда порождается раздвоением единого. Он считает подобный подход профанацией понятия множества, ибо самим понятием единство охватывает множество и уничтожает его. "Понятие единства (notion d'unite) появляется только тогда, когда во множестве происходит захват власти означаемым"13. Ризома представляет другое понятие множества, которое не исходит из понятия единства. «Не достаточно сказать: "Да здравствует множественное!" Множественное - его нужно сделать, но не прибавляя каждый раз превосходящее измерение, а наоборот, наиболее простым способом, посредством умеренности на уровне измерений, которыми мы располагаем, всегда n - 1 (только так один составляет часть множественного, будучи всегда вычтенным). Вычитать единственное из создаваемой множественности, всегда писать - 1 после n»14.


         Наилучшим примером, иллюстрирующим истинное понятие множественности, является кукловод, управляющий своей марионеткой. Движениями куклы руководит вовсе не воля кукловода, а "множественность нервных волокон". Кукловод в конечном счете сам оказывается марионеткой этой множественности. Последняя должна пониматься сама по себе, вне связи как с субъектом, так и с объектом. Главенствующая роль отводится не точкам контакта между нитками и куклой или же точкам контакта между руками кукольника и нитями, а линиям, соединяющим точки - именно они имеют значение.


          Делез и Гваттари заставляют иначе взглянуть на порядок и строение мира. Мир может быть полицентричен, может расти из каждого отдельного закутка. В нем может не быть системы, не быть единства. И если он таков, то он уже не может быть постигнут в своем единстве, не может быть охвачен привычными - логоцентричными и специализирующими - категориями мышления. Авторам удается показать инаковость сетевого мира, чувство беспомощности перед ним и осознать необходимость переосознания реальности. И если из этого еще не следует никаких практически-социологических проекций, одного ощущения метафизической глубины происходящих трансформаций достаточно, чтобы пробудить к рождению нового общества. Работа французских философов, продолжая классический спор между номотетикой и идиографией в социальном познании, дает несравненно больше для понимания сути грядущего сетевого общества, чем множащиеся как клоны книги, воспевающие чудеса технологий будущего, или литературные романы в стиле киберпанка, играющие метафорами "виртуальной реальности".
--------------------------------

12 Емелин В. Ризома и Интернет. См. http://emeline.narod.ru/rhizome.htm
13 Делёз Ж., Гваттари Ф. Ризома // Философия эпохи постмодерна. Минск, 1996. С. 136.
14 Там же. С. 145.

66

          Философский аппарат традиций постструктурализма и постмодернизма вообще дает определенное преимущество французской философии по отношению к другим национальным школам в деле осмысления реалий сетевого общества 15. Среди других концепций этой школы ценность для осмысления некоторых важных аспектов сети представляет социологическая концепция П. Бурдье. Бурдье не обращается специально к проблематике сетей. Он пытается предложить архитектуру социального пространства. Тем не менее именно сетевые коммуникации предлагают инженерные решения того, что содержится в архитектурном замысле Бурдье. Сеть - один из основных способов, посредством которых достигается эффект структурирования социальных влияний в пространстве общества. Способность оказания влияний и достижения мгновенных реакций акторов на ситуационные изменения социальной среды Бурдье называет "социальным полем"16. Поле - отзывчивая среда, позволяющая социальным классам группироваться и перегруппировываться, социальным институтам формироваться и переформировываться. Поле образует единый информационный континуум, в котором информация распространяется столь свободно, что позволяет предвидеть и упреждать ходы игроков и, соответственно, позиционироваться игрокам внутри поля друг относительно друга. Событие в одном месте поля мгновенно меняет ситуацию во всех остальных местах. Обретение места и структуры диспозиций в этих сетевых взаимовлияниях получает у Бурдье название "габитуса". Габитус - место в сплетении разномерных сетей, которое потенциально может занять каждый. Заняв его, он окажется не только скручен массой ролевых функций и зависимостей, но и обогащен уникальными коммуникационными привилегиями, которые отсутствуют в других габитусах. Общество - совокупность габитусов, каждый из которых индивидуален, но вместе они определяют структуру социальности, совокупность классов и социальных практик в обществе. Поле - это не сеть взаимосвязанных партнеров, а сеть информационных каналов. В поле находятся и взаимовлияют не партнеры, а конкуренты. Именно в поле суть ситуации определяют, как писал Делез, не связанные субъекты, а сами "веревочки" между ними. Хозяйственный рынок является типичным "полем-сетью" для задач экономического обмена 17. Бурдье обобщает понятие рынков на многие социально очерченные сферы, вводит понятие социального (политического, образовательного) капитала, опосредующего борьбу за доминирование в поле. Социальные поля-сети пронизывают друг друга и разнонаправлено охватывают социальную реальность. Их невозможно контролировать. Но способность их видеть решительно меняет оптику социолога.


         Из предыдущих рассуждений должно стать очевидно, что осмысление понятия сетевого общества едва ли совместимо с подходами, воспринимающими общество как системное целое или организм, жизнедеятельность составных частей в котором координируется между собой и организована по функциональным программам. Системно-функциональный подход, ориентирующийся на логику временных динамических "процессов" и циклов, едва ли легко может усвоить матричную идею сетевой структуры. Тем не менее, учитывая влиятельность этого подхода, заслуживают внимания попытки подойти с этого угла зрения, о частности, с точки зрения модного течения синергетики 18.

--------------------------
15 См. Декомб В. Современная французская философия. М., 2000. С. 131.
16 См. Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. СПб., 2005.
17 В либеральной концепции рынка во многом игнорируется проблема "шумов", проблема коммуникации и передачи информации. Многие математические модели рынка опираются на идеализации ("невидимая рука", "Парето-оптимум"), где предполагается, что информация достигает всех участников рынка, и это происходит в бесконечно короткий промежуток времени. Бурдье переносит понятие рынка, в социологию, трактуя любой рынок как вид символического рынка, и исследует механизмы и эффекты рыночной коммуникации.
18См. Ельчанинов М.С. Социальная синергетика и катастрофы России в эпоху модерна. М., 2005.

67


          Синергетика, претендующая на универсальность подхода, способного охватывать как физические, так и общественные явления, исследует процессы самоорганизации систем, формирования структур порядка. Очевидно, что исследование зарождения и эволюции сети, ее характеристик как специфической и чрезвычайно жизнеспособной системной организации должно вызывать здесь интерес. Синергетика формулирует понятие комплексности, без которого невозможно сформулировать другие базовые понятия современной теории сети. Ведущие представители этого подхода, Хакен и Пригожий, сумели пересмотреть классическое понятие каузальности и ввести представление о случайности, непредсказуемости, необратимости физических процессов. Немецкий социолог Н. Луман обозначил пришедшее на смену каузальности представление о связанности мира удачным понятием "контингенции", означающим потенции многообразных - причинных, структурных, случайных - предметных и смысловых связей 19. Понятие контингенции необходимо, чтобы отразить "непрограммируемость" мира, альтернативность бытия, невозможность свести все многообразие отношений к какой-то теоретической абстракции, будь это "структурные" или "системные" отношения. Сеть базируется на контингентности, способной легко формировать связи, давать им на некоторое время отвердеть, чтобы потом рассыпаться. Пригожий отмечал, что существенной характеристикой поведения социальных систем является единство случайности индивидуального поведения и статистической устойчивости коллективных структур. Жизнеспособность сети связана с удачным воплощением этого принципа. Синергетика формулирует понятие динамической стабильности, необходимое для познания сетей.


        Сеть - система, организующая процесс коммуникации. Поэтому продуктивно следующее определение сети, данное В. Аршиновым: "Одно из определений сети Интернет ... можно дать через постулирование глобальной компьютерной сети как синергетической связи коммуникаций, сопряженной с актами познания и создания механизмов когерентности личности смыслообразующих систем" 20. Синергетическая связь коммуникаций, порождающая и формирующая сеть, - ключевое слово для сетевых исследований.


        Не менее, а возможно, и более плодотворно с понятием сети работают ученые, подходы которых к изучению сети проистекают из представлений математики и логики. Сеть - математическое (геометрическое) понятие. Возможность установить количественные соотношения между сетевыми объектами открывает новое пространство для исследований в социологии, экономике, теории организации. Количественные исследования продвигаются в двух направлениях. Матричный подход операционализи-рует понятие сети для целей изучения групповых взаимоотношений. Геометрический подход исследует эффект социальных коммуникаций сквозь призму пространственных контактов. Параметризация социальных контактов в виде матриц с целью совершения математических преобразований восходит к представителям американской "школы власти" стратегического менеджмента - Минцбергу, Альстрэнду, Лэмпелу: "Организации представляют собой коалиции различных индивидов и групп, объединенных на основе общего интереса... Между членами коалиций существуют устойчивые различия в системах ценностей, верований, уровнях информированности, интересах и восприятии реальности"21. Эти авторы исследуют матрицы влияния, т.е. контактов,
---------------------------
19 См. Luhmann N., Kontingenz als Eigenwert der modernen Gesellschaft // Luhmann N. Beobactung der Moderne. Opladen, 1992. С 87.
20 Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. Методология сетевого мышления: феномен самоорганизации. М., 2000.
21 Цит. по: Кошелкин А.И., Мусин М.М. Матрицы влияния. Теория и практика экономического управления. М., 2003. С. 198.

68

 

возникающих во внешней среде и обусловленных как данностями институциональной природы, так и уникальным для организаций соседством с другими игроками на конкретном сегменте экономического пространства. Российские ученые А. Котелкин, М. Мусин стремятся вывести из этого подхода прикладную методологию изучения "матриц влияния", описывающую многомерную структуру отношений институтов или организаций. Работая на материале экономических взаимоотношений, они ставят целью отразить структурность движений субъектов рынка, "придать точную измеримую форму содержанию тех структур отношений, в которые непосредственно или опосредованно, косвенно - включен каждый индивидуум в экономическом пространстве"22. Отношения и операции рассматриваются как коммуникативные процедуры, связанные с местом субъекта в системе отношений 23. Таким образом, речь идет об изучении математических формул сетей, в которые включены индивиды и институты.


         Представитель близкого к этому, геометрического подхода к изучению сетевых структур, американский ученый Р. Берт использует анализ микроструктуры социальных контактов, опираясь на понятие "социограмм", т.е. схематизмов, отражающих движение информационных потоков внутри и вне организации. В своей работе "Социальный капитал структурных дыр"24 он демонстрирует множество различных коммуникационных схем, существование которых необходимым образом связано с наличием коммуникационных размыканий (структурных дыр) и потребностью в их преодолении. Различные сетевые конфигурации дают различный коммуникационный эффект и служат различным целям. Подобные микросоциологические исследования также легко трансформируются в практические выводы теории организаций.


         Несмотря на выявленное многообразие подходов в изучении социальных сетей, им не удается кристаллизоваться в самостоятельную дисциплину, имеющую свой предмет. Существуя на междисциплинарной основе, эти исследования не создали достаточного теоретического фундамента, который можно было бы использовать как базу, и не накопили эмпирического материала, без которого невозможны обоснованные социологические обобщения. Это обстоятельство придает любой работе на тему сетей вынужденную индивидуальность, заставляя исследователя самостоятельно строить план изучения предмета.


Сетевой подход: новый взгляд на социальную реальность


         Настоящая статья ставит целью ответить на вопрос: "почему сети?" Почему именно сеть стала той формой социальной организации, которая присуща постиндустриальному обществу? Что в сетях как организационной форме позволило им именно сегодня, а не вчера или завтра, начать экспансию, внедряясь и вытесняя, поглощая и порабощая многие другие формы организации?


         На этот вопрос может быть следующий ответ: сети возникают сами собой в ходе интенсификации сообщений. Скорость и плотность коммуникационных потоков сами собой производят сетевые структуры. Магистрали, которые пропускают эти коммуникационные потоки, сами собой оформляются в сети. Ничего принципиально нового, кроме количественного эффекта, в сетевом обществе нет. И поэтому не все признают концептуальную состоятельность понятия сетевого общества.
--------------------------

22 Котелкин А.И., Мусин М.М. Матрицы влияния. Теория и практика экономического управления. М., 2003. С. 27.
23 "Выделив одного агента в качестве главного субъекта, мы будем рассматривать других агентов - другие элементы системы отношений - в качестве субъектов его матрицы влияния. Каждому из них будет поставлен в соответствие некоторый столбец этой матрицы. Ее строки - суть различные количественные характеристики делового, информационного и коммуникативного взаимодействия различных субъектов системы отношений с выделенным главным субъектом, измеряемые в числовых, порядковых или классификационных шкалах". Там же. С. 63.
24 Burt R. The Social Capital of Social Holes // Guillen M., Collins R., England P. New Directions in economic Sociology. N.-Y., 2001. C. 201-246.

69

     Речь должна идти о том, что сети, не меняя принципиально функционального содержания социальной жизни, порой явно, а порой латентно трансформируют характер и порядок социальных связей и интеракций. Если раньше сети представляли собой сегмент в целом несетевого мира, то сегодня все, что не является сетями или еще не является сетями, образует маргинализирующуюся часть мира, обреченного быть сетевым.


          Теория сети позволяет социальному исследователю по-новому взглянуть на общество. Более того, можно утверждать, что она приводит к изменению угла зрения на общество. В описанных теоретических подходах к созданию теории сети то общее, которое можно вычленить, заключается в постановке в центр внимания социальной коммуникации, социальных контактов. Социальный контакт, образующий смысл понятия социальности, в разных научных традициях понимается по-своему: как действие, как материальный обмен, как языковое общение, как нормативная или институциональная связь, интеракция и т.д. Теория сетей определяет понимание социальности, трактуя социальный контакт как бинарную коммуникацию, коммуникацию между передающей и принимающей сторонами. Тем самым базовые понятия социальной теории коммуникативно операционализируются, т.е. интерпретируются в ключе коммуникативных событий. Каждое социальное явление трактуется как совокупность "сообщений", способных транслироваться, накапливаться, виртуализироваться и т.д. Этот атом, к которому может быть сведено все многообразие социальной реальности, можно назвать термином "сообщение", massage. В сетевом обществе все становится "сообщением" или потоком "сообщений": наполнение личной жизни, политические события, явления культуры и т.д.


          То, что "сообщение" определяет новую социальную оптику, позволяет по-новому взглянуть на устоявшиеся понятия социальной науки. Ни статичное понятие института, ни индивидуализированное понятие действия, ни замкнутое понятие класса, ни абстрактное понятие "функциональной системы", используемые классическими подходами, не могут более адекватно описать характер функционирования сетевого общества. И вот почему. Материя, из которой мысленно концептуализировалось общество в классических теориях, размягчается и разрушается, дает место для новых концептуальных сплавов. Общество дезинтегрируется и разрыхляется, теряет свои привычные формы. Корпускулы, из которых складываются социальные формы, становятся на порядок более микроскопическими и независимыми. Связи между ними устанавливаются более гибкие и мобильные. Как реакция на неспособность классических теорий предложить унифицированные идеальные типы и модели, применимые к современному обществу, возникает критика постструктурализма или теория структурации, которая, подобно теории Э. Гидденса, призвана объяснить мобильность и произвольность форм новых социальных сплавов 25. Эти теории предлагают подходы к более свободному и творческому обращению исследователя с формами и структурами современного общества, но они, как правило, не оперируют конкретными формами и структурами. В этом аспекте теория сетей имеет перед ними явное преимущество.


          Теория сетей учит, что последним пределом, атомом общества является не индивид, а "сообщения", из которых складывается жизнь индивидов, институтов, классов -к какой бы понятийной инстанции мы ни обращались. Неважно, кто является носителем сообщений, важно, какого типа сообщения формируют систему коммуникации. Сообщения обусловливают формы социальных образований и легитимизируют субъектов коммуникации в их социальном статусе. Какая бы социальная форма ни возникала в результате коммуникации, она является одним из видов сетей. И благодаря этому она способна перетекать в другие формы и обмениваться с ними.

------------------
25 Гидденс Э. Устроение общества. М., 2003. С. 58.

70

 

        Подобный подход позволяет не отказываться от классических понятий  социальной науки, он открывает возможность их новой интерпретации. Исследование социального объекта дополняется изучением его сетевых эффектов. В то же время изучение сетевого общества оказывается привязанным к широкоформатному комплексному социальному исследованию, затрагивающему все значимые сферы и регионы социального бытия. Именно по такому пути пошел М. Кастельс, поневоле вынужденный заново описывать все ключевые сферы общества в русле сетевой парадигмы: производство, культуру, досуг, финансы и т.д.


           Сетевые эффекты меняют не все. И проявляются они в разных областях по-разному. Существует несколько социальных областей, в которых эти изменения существенны и очевидны: финансовые рынки, рынки труда, корпорации, группы по интересам, система обмена информацией и массмедиа. Обращает на себя внимание, что повестка дня сетевых исследований почти буквально совпадает с повесткой дня исследования глобализации. И это не случайно. Глобализация и есть один из сетевых эффектов, самых существенных и ключевых. Глобализация обозначает новое качество мира, которое далеко не всегда может быть объяснено действием сетевых технологий. Но эти коммуникационные технологии лежат в основе "сжимания пространств" и углубления взаимозависимости мира - ключевых параметров глобализации. В то же время сети далеко не всегда являются глобальными. Изучая глобализацию и сети, исследователи на разных уровнях познают новое качество общества постмодерна. То же можно сказать о понятии "информационного общества", имеющего дело с коммуникационными эффектами, которые можно считать одновременно сетевыми. Обозначая зачастую идентичные или близкие феномены, эти подходы реализуют разные исследовательские программы, инспирированные последними десятилетиями технологической революции 26.


         Специфика стратегии исследования сетевого общества по сравнению с перечисленными подходами в том, что она в первую очередь желает иметь дело с технологиями, с вопросом "как". Как меняется жизнь индивида, организации, групп; как и посредством чего осуществляется построение сетей; как функционируют сети. Сети - это всегда конгломераты объектов, это взаимодействия между ними посредством сообщений. К их состоянию и поведению привязано сетевое исследование, с трудом способное вырваться в пространство более абстрактных социальных категорий, используемых в нормативном, системно-функциональном, социолингвистическом и других исследованиях.


         В основе всяких сетей лежит коммуникация индивидов. О каких бы организационных структурах, информационных системах ни шла речь, на выходе стоит индивид. С него начинает свое исследование и Кастельс. Изменения и наиболее очевидные проявления социальности надо искать в изменениях жизни индивида. Речь идет не только о психологической трансформации, которую пришлось пережить индивиду в последние десятилетия. Обычный человек сегодня днем и ночью привязан к трубке мобильного телефона. В своем повседневном общении он, как правило, окутан сетью деловых контактов. Социальные связи операционализируются, становятся все более безличностными и мимолетными. Скоротечность - тоже условие мобильности. Контакт должен легко возникать и быстро завершаться. Для этого прекрасно служат сообщения по электронной почте, короткие SMS-сообщения, односложные деловые ответы по мобильному телефону. Коммуникация на службе человека или человек на службе коммуникации? Вопрос риторический. Человек становится генератором сообщений. Чтобы быть включенным в жизнь сетевого общества, он должен занимать правильное место среди потоков сообщений и выстраивать сложные коммуникативно-деятельностные конфигурации. Как правило, он мобилен, он образован, он житель мегаполиса, Ему приходится много перемещаться, решать много разноплановых задач, перерабатывать большие объемы информации, порою - ценой колоссальных физических и психологических перегрузок.

-----------------------------
26 См. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М., 2004. С. 306; Таратута Е.Е. Философия виртуальной реальности. СПб., 2007. С. 120.

71

         Вне включенности в организации, являющиеся субъектами коммуникации, индивид не может участвовать в общественной коммуникации. Сетевые институты и сетевые предприятия - те, кто, собственно, формирует цели коммуникации в рамках своей функциональной деятельности. Это новый тип организаций, способный проецировать себя вовне и множиться посредством клонирования. Если технологии индустриальной эпохи позволили создать в организациях эшелонированную иерархизированную структуру власти-подчинения, способную перемещать информацию по вертикали, то новые коммуникативные технологии позволяют столь же быстро, эффективно, с экономией денежных средств транслировать информацию по горизонтали. Принцип горизонтально-сетевых структур расширения стал способен конкурировать с принципом вертикально-иерархических структур подчинения. Комбинация этих принципов породила феномен сетевого предприятия, частным случаем которого является транснациональная корпорация. Эффект организационно-управленческой революции, принесенной новыми технологиями, подобен эффекту пластичного железобетона, пришедшего в архитектуру в начале XX в. на смену односложным балочным конструкциям. Результатом этой революции, подобно новым формам современной архитектуры, явилась проектная гибкость, которая позволила легко реорганизовывать предприятия, осуществлять слияния и поглощения, форсировать их стремительный рост или оперативное "сжатие". Мотивы для построения сетевого предприятия многообразны -это мобильность рынка труда, возможность удаленной работы, глобальность финансовых трансакций, налоговое планирование и т.д.


           Институциональные сети - наиболее мощные сетевые объединения, сети-клоны. В их основе лежит модель института, которая может клонироваться сколь угодно большое количество раз. Эти сети являются не столько сетями взаимодействий, сколько сетями подобий. Внося возможность межинституциональной и межорганизационной коммуникации и координации, институциональные сети меняют природу механической солидарности, на которой зиждилась прежде институциональная система общества. Однородные, прежде мало связанные друг с другом институты и организации отныне способны превращаться в действующих акторов. Таковы контуры формирующегося международного сообщества государств - сети, которая ранее имела признаки свободно двигающихся атомов. Таковы, например, сети городов, школ, библиотек, театров, научных учреждений и т.д. Крупнейшие институциональные образования могут образовывать гигантские конгломераты, но не быть сетями, если они не могут сообщаться между собой, т.е. переводить свои ресурсы в информационные сообщения и обмениваться ими. Семья - пример такого рода, хотя именно сегментированная система семей долгое время служила отличным материалом для построения локальных сетей (примером может служить мафия)27.


           Рост сетевых предприятий и институциональных сетей идет рука об руку с сетевой активностью капитала. Финансовый рынок - локомотив и сетевого общества, и глобализации, и информатизации. Кастельс, утверждая, что капитал больше других выиграл от сетевой модернизации, справедливо уловил тот факт, что эта модернизация осуществляется в русле традиционной экономической рациональности, мотивирующей к росту прибыли, экономии на издержках и на масштабах, поиску конкурентных преимуществ. Новые средства коммуникации помогают переносить свой опыт в другое место и с минимальными затратами воспроизводить уже пройденный путь. Формирование стандартов делает легко переносимым интеллектуальный капитал. Гибкая управленческая структура способствует эффективному распределению производ-

-----------------------
27 Сегодня большое распространение получает тип "распределенной семьи", где члены семьи живут в разных местах и, тем не менее, сохраняют интенсивное общение.

72


ственной цепочки во времени и пространстве, перенося трудоемкие процессы в страны с дешевой рабочей силой, а интеллектуально емкие - в развитые страны. Наконец, сетевая экспансия становится главным залогом количественного расширения капитала. Успешные сетевые предприятия сформировали стандарт массового производства, с которым не могут конкурировать предприятия иного типа, вытесняемые в маргинальные сектора товаров "люкс" или в сферу малого предпринимательства 28.


        Основные преимущества капитала коренятся в природе финансовых рынков. Информационные технологии обнажили информационную сущность финансового капитала. Капитал представляет собой информацию о ресурсах, которые могут рассчитываться, обмениваться, перемещаться. Денежные трансакции в современной банковской системе представляют собой не что иное, как сообщения, перемещения информации. Если в индустриальную эпоху деньги обрели универсальную власть, то в информационную эпоху они приобрели еще и скорость, мобильность, конвертируемость в разные виды финансового капитала. Возникают сложно сконструированные финансовые инструменты, перемещения финансовой информации обретает квантовые скорости, состояние финансовых бирж становится ключевым параметром ситуации в экономике и в обществе. Деньги соединяют социальные действия и выстраивают их в единое целое. В основе возникновения сетевого общества лежит формирование доминантного положения сети финансовых трансакций, способных легко конвертироваться в иные виды социального действия и достигать той или иной точки мира.


        В современном обществе сеть можно создать на основе любого инструмента социального действия, способного иметь форму сообщения и информационного потока. Теория групп интересов должна учитывать, что интересы отныне легко артикулируются посредством информационных каналов. Идеология, религия, творчество, образование - все сферы, обслуживающие культуру, - вынуждены менять форматы распространения, переходя от статичных книжных форм коммуникации к мобильным информационно-коммуникационным формам.


           Теория массмедиа должна исходить из того, что ее ключевым параметром становится не тиражируемость, а широта информационного канала: даже будучи малозначимым, информационный контент становится доступен в любой точке информационного континуума, однако нужно обеспечить его доминирование и значимость в многообразии информационных шумов. В своей способности влияния на процесс принятия решений информационные сообщения массмедиа уступают лишь сообщениям, проходящим по управленческим каналам. Новые средства коммуникации придали массмедиа новые скорости и широту охвата благодаря многообразию форм доставки, возможностям мультимедиа, дешевизне форматов. Прямые репортажи с места событий, круглосуточные новости нон-стоп, планетарная возможность доступа - все это стало уже привычными вещами. Никогда прежде люди на местах не получали столь качественной и плотной информации (а порой - дезинформации). В то же время именно сегодня возник феномен конкуренции информационных магистралей. Доминирование крупных массмедиа, глобальных инфомагистралей делает вход через их фильтры частной, локальной информации почти невозможным. Сеть не отрицает опасности "цифрового разделения", напротив, формирование сетей дает в руки рычаг "включения и исключения", который, по замечанию М. Кастельса, является сильнейшим механизмом власти в сетевую эпоху.


         О природе власти в сетевом обществе говорят редко, хотя осуществление власти не что иное, как сообщение. Государственная власть является не чем иным, как сетью коммуникаций. Сетевое общество, мультиплицируя и разнообразя информационные потоки в политической сфере, неизбежно демократизирует устоявшийся порядок отправления власти. Наиболее показательный пример - формирование сетей негосударственных организаций (НГО), опоясывающих мир подобно транснациональным сетям корпораций.

-------------------------
28 См. Бугорский В.Н. Сетевая экономика. М., 2007. С. 156.
73


Иx сети олицетворяют становление единой ценностной структуры мира в общественной сфере, т.е. служат проявлениями формирующейся "мировой общественности". Далеко не все из сетей служат глобализации; напротив, есть сети групп, которые борются против глобализации. Подавляющее количество сетей не выходят на глобальный или даже национальный уровень, демонстрируя тенденцию регионализации и локализации информационных потоков. Тем не менее само многообразие позиций и интересов, представительство которых усиливается мощностью сетевых информационных потоков, формирует новый, особый род политики интенсивных коммуникаций, которую Ю. Хабермас назвал "делиберативной" политикой 29.


          Ключевым, хотя далеко не единственным механизмом формирования сетей является Интернет. Это и широкие экспертные сети, и сетевые бизнес-проекты (Google, Ebay, Yahoo, электронные биржи), и он-лайн конференции, которые объединили по интересам миллионы людей. Никаким традиционным институтам не под силу формирование столь широких и многообразных сетевых сообществ 30. Интернет породил новый тип "социальных сетей", которые смогли придать черты устойчивой коммуникации поистине эфемерным, случайным человеческим контактам - форумам, Интернет-конференциям, блогам и т.д. Интернет по праву называют "сетью сетей". Однако важно не терять из виду инфраструктурный, технический характер Интернета. Это -кабельная (или беспроводная) компьютерная сеть, подобная телефонным сетям, сетям дорог или воздушных сообщений. Интернет-сообщества, которые образуются в его пространстве, не являются Интернетом - это сообщества людей, использующих Интернет.


          Одним из интересных предметов исследования сетевых структур является индивидуализация конфигурации сетей в каждой определенной области. Именно разнообразие сетей создает новый структурный эффект в обществе. Сети не одинаковы. Они могут быть плотными и редкими, горизонтальными и вертикальными, магистральными и переплетающимися, стержневыми и ризоматическими, эксклюзивными и массовыми, локальными и глобальными, постоянными и спорадическими и т.д. Если прежде социальные связи достаточно успешно описывались простыми геометрическими схемами в ключе евклидовой геометрии - как сегментированные структуры, иерархии и т.п., то сегодня геометрические схему социальных связей должны образовывать сложные кривые, описываемые неэвклидовыми уравнениями. Метафора неэвклидовой геометрии будет тем более правомерна, что кривые плоскости, которые занимают сети, способны в континууме социального пространства иметь разные измерения, пересекаться по разным траекториям, реконструироваться по разным параметрам. Эффект четвертого измерения создает сама социальная коммуникация, которая надстраивается над трехмерной геометрией кабельных сетей, описывающей физические маршруты информационных магистралей.


Реальная комплексность и морфология сетей обнаруживается не в локальном пространстве, где берут начало элементарные ячейки сети, а в глобальном мире. Именно глобальная развертка превращает элементарные конструкции в сложносоставные сети. Глобальную размерность дает сетям новый коммуникативный эффект, которого нельзя было достичь в прежнюю эпоху. Международные связи и раньше позволяли координировать совместные действия, но это происходило в рамках действий национальных агентов. Глобальные сети сами становятся субъектами планетарных действий. Национальные агенты в новой ситуации зачастую становятся исполнителями глобально принятых и осуществляемых действий и теряют свою самостоятельность.

--------------------------
29 Habermas J. Faktizitat und Geltung. Frankfurt a.M., 1998. С 366.
30 Примером такого проекта служит онлайн-энциклопедия Википедия, разросшаяся до нескольких миллионов статей. Тысячи авторов не только берут на себя бесплатный труд составления статей, но и последующей правки чужих статей. Многие статьи в Википедии имеют до тысячи правок - олицетворение бесконечного пути к совершенству,
www.wikipedia.org

74


         Хотя подобный синергетический эффект все еще очень слаб и робок, поскольку порождается сложными интерференциями двух полюсов (национального и глобального), он имеет огромное значение на будущее. Если транснациональные корпорации в силу множества причин еще сохраняют национальную принадлежность, то горизонтальным сетям, которые не управляются из одного центра, это уже делать невозможно. Новая социальная оптика, которой необходимо овладеть социальному исследователю, если он желает постичь сложность общества XXI в., побуждает пересмотреть понятия и подходы классической социальной теории. Теория сетей не отменяет эти подходы, а служит их обогащению. Она рассматривает общество сквозь призму коммуникации (Н. Луман) и видит в сообщении основной атом социальности, переинтерпретируя в коммуникационном ключе основные социальные понятия. Теория сетей призывает к философскому пересмотру многих вещей, провоцируя измерять пространство не расстояниями, а потоками, отсчитывать время не часами, а событиями. Наконец, актуален прикладной прогностический результат таких исследований, позволяющий открывать черты нового в самых разных сферах жизни. В отличие от набившей оскомину концепции "конца истории", он наполняет исследовательским оптимизмом, суля многообещающие эвристические перспективы.

 

 

 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2008
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир