Тога

Г. С. Кнабе

 

 

Кнабе Г.С. Древо познания - древо жизни. М.: РГГУ, 2006, с. 490-491

(Фрагмент статьи Метафизика тесноты: Римская империя и проблема отчуждения. Полностью: Здесь)

 

 

         Римская одежда в отличие от греческой всегда делилась на официальную, удостоверявшую принадлежность человека к гражданскому коллективу, и простую, знакового смысла более или менее лишенную. Тога, по крайней мере со времен Средней республики, относилась к первой из этих категорий. Суть дела в том, однако, что дистанция между обеими категориями была не столь велика, утверждение своей принадлежности к гражданскому коллективу было частью жизненного поведения, и тога была одеждой специальной, но отнюдь не редкой. Когда в 80 г. до н. э. царь Понта Митридат VI Евпатор решил разом покончить с властью римлян в Малой Азии и истребить римлян, находившихся в ее городах, он приказал своим сторонникам убивать всех, кто одет в тогу.

 

 

Etruscan bronze male figure wearing a toga                    Bronze Statue of a Roman Man 1st century A.D.

 

 

Есть все основания утверждать, что жившие здесь римляне не были сплошь ни магистратами при исполнении обязанностей, ни вообще официальными лицами. То были, как обычно, купцы, мелкие торговцы, италийцы, купившие здесь земельные наделы, или демобилизованные солдаты, еще раньше получившие их в порядке оккупации. Тем не менее они были римлянами и, значит, даже в обычных условиях появлялись в тогах. Положение сохранялось на первых порах принципата, когда государство еще выглядело вполне по-республикански. Известен описанный Светонием случай, когда Август увидел на форуме группу граждан, стоявших без тог, в одних туниках, и сделал им резкий выговор, сказав, что нет для римлянина большей чести, чем выйти на форум в тоге. Смысл этого эпизода не исчерпывается тем, что в нем обычно усматривают, - это не просто признак выхода тог из употребления, но свидетельство о чем-то прямо противоположном: ведь если император обратил внимание на людей в туниках, значит все остальные были в тогах. В этих условиях слова Вергилия о римлянах - «одетое тогами племя» - оказываются не просто эпическим образом, но и отражением реальной практики. Государство и гражданство не воспринимались как сфера отчуждения.


        Положение меняется на протяжении первого века принципата, и уже ко времени расцвета Империи при Антонинах отчуждение государства и гражданства проникает не только в идеологию (в виде, например, стоической философии) и не только в область политического поведения (как, например, уклонение от магистратур), но и в общественное подсознание. Принадлежность к гражданской общине и ее традициям, верность ее нормам, заключенные в знаковой семантике тоги, вступают в конфликт с требованиями повседневной

490

 

жизни, с ее ориентациями и ценностями. Статус гражданина становился парадным, во внешности, ему соответствовавшей, появлялись черты декоративности и искусственности. Уже в конце I в. н. э. многие адвокаты стали являться в суд в накидках-лацернах. Это было удобно, модно, так адвокат шел по улицам, направляясь в суд. Но выходя к трибуналу судьи, он социально и психологически, этически перемещался в сферу, где удобство и мода должны были исчезнуть перед парадной архаикой - перед образом патрона, о котором мы подробно говорили выше. Он, как свидетельствует в своей XVI сатире Ювенал, сбрасывал лацерну и оставался в тоге, входя в свою старинную, в повседневной практике давно утраченную роль.


         О том же свидетельствует Марциал: «Требуешь ты от меня, - с раздражением думает один из его персонажей, клиент, о своем патроне, - без конца чтобы в тоге потел я» (III. 46), являясь с утренним приветствием в его атрий и принимая в остальном ему совершенно чуждую роль члена патриархальной патронально-клиентельной группы - некогда основной единицы римского общества.

 

 

* * *

 

Энциклопедический словарь Брокгаузa и Ефронa


Тога - (toga, у греческих писателей Τήβεννα) ≈ была древнейшею одеждою римлян и состояла первоначально из плотного шерстяного (tego = покрывать), которым, как передником, прикрывали тело с пояса до нижней части ног. Древнейшая тога была домашней и рабочей одеждой мужчин и женщин, а также единственною одеждой, в которой можно было являться в общественных местах или перед посторонними. Так, Цинциннат, увидев приближающихся послов, которые шли к нему с вестью о назначении его диктатором, велел жене принести тогу, чтобы принять послов по всем правилам приличия. С течением времени покрой тоги изменился, особенно после того как римляне заимствовали у греков и этрусков тунику. Тогу стали употреблять как верхнюю одежду, свободно набрасываемую вокруг тела. Во время работ ее заменила лена, лацерна, пенула, на войне ≈ сагум; она сделалась выходной и официальной одеждой. В III в. до Р. Х. тога вместе с calceus была знаком отличия римских граждан и магистратов; иностранцы и изгнанники не имели права носить ее. Август строго следил, чтобы граждане носили тогу, и приказал эдилам наблюдать, чтобы никто не появлялся без нее на форуме или в цирке. Ювенал, Марциал, Плиний Младший жалуются на неудобство тоги, вздыхая по свободе деревни, где только одних покойников одевают в нее. Несмотря на эти протесты, тога существовала как парадная одежда до времен Феодосия, когда она была заменена пенулой. В отличие от квадратного греческого паллия тога имела круглую или полукруглую форму. Ширина тоги равнялась тройной длине тела от ступни до плеча. Складка (sinus), шедшая наискось из-под правого плеча к левому, составляла непременную часть позднейшей тоги в противоположность древней республиканской; плечо и шея при этом оставались открытыми. Придать тоге надлежащий фасон и вид было нелегким делом для римских щеголей: приходилось прибегать к щипцам и еще накануне распрямлять складки. Модная тога должна была быть просторной; конец ее нередко волочился по земле. В противоположность этим togae laxae были togae artae, более скромного фасона. Носили тогу и по фасону Cinctus Gabinus, при котором складка облегала грудь кругом, наподобие пояса, и часть тоги натягивалась на голову. Габинский фасон был в употреблении сперва на войне, затем при совершении жертвоприношений во время войны, на Амбарвалиях, в праздник основания города. Во времена Цицерона тога была типическою одеждою мирного гражданина. Из женщин тогу носили только обвиненные в распутстве женщины и профессиональные гетеры. Тога римских граждан была белого цвета; кандидаты на должности перед выступлением на состязание отдавали свои тоги (toga Candida, откуда название Candidati). В отличие от тоги зрелого гражданина, так называемой toga virilis, мальчики до 16-летнего возраста носили тогу с вышитою пурпуровою каймою (toga praetexta). Такую же тогу носили курульные магистраты в Риме и должностные лица в муниципиях и колониях; бывших курульных магистратов и диктаторов хоронили в претекстах. Из представителей жреческих коллегий претексту носили фламин Юпитера, понтифики, tresviri epulones, авгуры, арвальские братья. Были еще toga pulla ≈ черная тога, которую надевали по случаю траура; toga picta (вышитая пурпурная Т.), в которой имел право являться praetor urbanus во время празднования Аполлоновых игр (позднее ее надевали императоры в особо торжественных случаях); trabea ≈ тога с ярко-красными полосами (trabes) и пурпуровою каймой, служившая одеждой салиев и авгуров.

Ср. A. Müller в "Denkm ä ler des Klass. Altertums", Baumeister'a, под словом toga; Marquardt, "Privatleben der R ö mer" (Б., 1887); Friedl ä nder, "Sittengeschichte Roms" (I т., 6 изд. Б., 1888); Smith, "Dictionary of Greek and Roman antiquities" (II т., Л., 1891, стр. 845 и след.).

 

 

* * *

 

Энциклопедический словарь Брокгаузa и Ефронa

 

Тогата (togata, т. е. fabula) ≈ национальная древнеримская комедия. Название свое она получила от одежды действующих лиц ≈ италийской тоги, тогда как ранее актеры комедии носили греческий плащ (pallium), отчего пьеса называлась (palliata, т. е. fabula). Тогата явилась следствием развития политической и общественной жизни в Риме в период Гракхов. В то время как национальная драма (претекста; см.) черпала свои сюжеты из жизни высших слоев общества, новая комедия спустилась в скромные жилища бедняков, ремесленников, пирожников и т. п.; отсюда она получает название tаbеrnаriа (т. е. fabula ≈ пьеса из жизни лавочников). Согласно древнеримскому этикету, в действии тогаты нельзя было перемешивать различные слои общества; мало того ≈ автор тогаты не смел выставить раба более умным, чем его господин-римлянин. Подобные требования мешали свободному развитию действия. Тон тогаты сравнительно с паллиатой отличался значительной серьезностью и обилием общих мест. До нас дошло 70 заглавий тогат, принадлежавших 3 поэтам, и 450 весьма коротких фрагментов (всего около 650 стихов). Насколько можно судить по этим жалким остаткам, пьесы тогаты имели, напр., следующие сюжеты: "Теплые источники", где изображалась жизнь куртизанок в модном курорте; "Сукновалы" ≈ ремесленники, известные своей грубостью и невежеством; "Эдилы", где, вероятно, говорилось о столкновениях этой рыночной полиции с публикой. Много пьес, далее, посвящено было семейным раздорам и несогласиям, как, напр., "Освобожденный от отцовской власти" (Emancipatus), "Прогнанный отцом" (Repudiatus), "Развод" (Divortium) и т. п. Действие тогаты происходит почти исключительно в городе, но далеко не всегда в Риме. Творцами тогаты были три поэта: Титиний, Атта и Афраний, время жизни которых с точностью неизвестно. Варрон хвалит первого из них за уменье изображать характеры; второго прославляли в период Империи за хорошее знание языка женщин. Наиболее плодовит и знаменит был третий поэт, Афраний; ему принадлежит, между прочим, известное оправдание в плагиате: "я взял не только у этого, но и у всякого то, что мне могло бы подходить и чего я не рассчитывал лучше выполнить", часто цитируемое у нас в краткой французской форме: "je prends mon bien o ù je le trouve". Фрагменты тогаты лучше всего изданы Риббеком в его "Scaenicae Romanorum poesis fragmenta" (т. II, Лпц., 1898). На русский язык довольно значительная часть отрывков переведена В. И. Модестовым в его "Лекциях по истории Римской литературы" (стр. 172 сл., изд. 1888 г.). См. еще труд киев. профессора И. Я. Нейкирха, "De fabula t. Romanorum" (Лпц., 1833).

 

 

 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2008
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир