Наталья Авдеева


Кикиморы

 


Кикимора могла представляться женской ипостасью домового, на неё были перенесены черты Мокоши 1. Считали, что кикиморы безобразны, маленького роста. Могли становиться невидимками «быстро бегать и зорко видеть; бродят без одежды и обуви…любят стучать, греметь, шипеть…живут за печкою и по ночам надоедают страшным стуком. Любимое занятие – прясть и ткать; отсюда поговорка «от кикиморы рубашки не дождёшься» 2. Младенцы, проклятые родителями или умершие некрещёными, захватываются демонами и обращаются в кикимор 3. Также «кикиморой» мог быть назван любой злой женский дух 4. Как и русалка, кикимора могла испортить пряжу, если женщина не помолилась на ночь («в ночь перед Рождеством они треплют и жгут кудели, оставленные у прялок без молитвы») 5. Вредоносные действия кикимор считали круглогодичными, только в Новгородской губернии верили, что время разгула кикимор приходилось на святки 6. Существовало поверье, что кикимору можно «напустить» на дом, если хозяин не заплатил плотникам за срубку избы, а чтобы избавиться от кикиморы, знахарь обметал печь и углы избы, произнося заклинание: «ах, ты гой еси кикимора домовая! Выходи из горюнина дома скорее, а не то задерут тебя калёными прутьями, сожгут огнём-полынём, зальют чёрной смолою». К. А. Авдеева описывала другой вариант изгнания, упоминая, что кикимору могли пустить в жилище и печники: «ищут доброго человека, какого-нибудь прохожего старика, или известного ведуна. Он приходит в дом, осматривает везде, на крыше, за печкой, иногда даже забирает печь, и вынимает и неё какую-нибудь чучелу…заколачивает в разных местах клинья, даёт наставления хозяевам…»7.

Разумеется, способность «напустить» кикимору приписывалась и колдунам. В колдовском деле 1635-1636 гг. «пущий ведун» Митрошка Хромой обвинялся чухломским помещиком Григорием Горихвостовым и его сыном Дмитрием в насылании нечистых духов на людей, в том, что «в дом наслал тот Митрошка своим ведовством нечистого духа, а словет нечистый дух по их ведовским мечтам кикимора. И у тово крестьянина Гаврила по Митрошкиной насылке были в дому от нечистого духа многая пакости»8.

Особую опасность представляла кикимора для кур. Чтобы защитить их от неё, крестьяне использовали так называемого «куриного бога». Он был горлом старого кувшина 9 или случайно найденным камнем с естественным отверстием, или дырявым лаптем, медвежьей лапой, поленом 10. «Название куриный бог в русских верованиях связывается с тем, что куры по ночам молятся богу, роль которого и выполняет куриный бог, хотя в действительности можно предположить аналогию о скотьем боге…»11. Иногда считали, что «куриному богу» можно было вверить заботу и о хозяйстве в целом 12.

Как правило, кикиморе не приписывали добрых свойств. Однако в Вологодской губернии верили, что кикимора помогала трудолюбивым женщинам, «убаюкивает по ночам маленьких ребят, невидимо перемывает кринки и оказывает разные другие услуги по хозяйству, так что при ее содействии и тесто хорошо взойдет, и пироги будут хорошо выпечены…» За лень наказывала: щекотала детей, пугала подростков. Тогда женщине советовали «бежать в лес, отыскать папоротник, выкопать его горький корень, настоять на воде и перемыть все горшки и кринки — кикимора очень любит папоротник и за такое угождение может оставить в покое» 13.

Единственным известным нам произведением древнерусской литературы, в котором описывается кикимора, является «Повесть душеполезная старца Никодима Соловецкого монастыря о некоем иноке» (середина XVIII в.). Кикимора предстаёт как «бѣсовескъ, женска обличия имущи, простовласы и без пояса. Ошибъ же ея за нею бысть на воздусь ввыспрь, яко круг великъ зѣло, всякими бѣсовскими мечты испещрен. Сама же вопиетъ, велми кричаще, яко обидима или досаждаема от кого. Глас же ея слышашеся к нам сицевъ: «Согнаша сестру мою с Москвы, но обаче не по мнозѣ времяни и всѣ будем к Москвѣ». И мнѣ мнится, яко се есть зовомая кикимора, иже бысть на Москвѣ не в давных времянех. И тако оно бесовское мечтание зайде от очию нашею, мы же своим путем идохом»14. Интересно, что в современном студенческом фольклоре образ, напоминающий кикимору, сохранился, причём именно у московских студентов: «в восприятии москвичей Халява очень напоминает кикимору, особенно в билибинском исполнении»15.

Примечания

1. Иванов В.В. Мотивы восточнославянского язычества и их трансформации в русских иконах. // Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 4. М., 2007, С. 401.
2. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 3. М. 1869, С. 136-137.
3. Там же, С. 317.
4. Пигин А. В. Кикимора в изображении русского книжника XVII века.// Annales [Электронный ресурс] Режим доступа: http://annales.info/rus/etnografia/kikimora.htm
5. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 2. М. 1868, С. 102.
6. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. Библиотека Мошкова [Электронный ресурс] Режим доступа: http://az.lib.ru/m/maksimow_s_w/text_0120.shtml
7. Авдеева К.А. Записки о старом и новом русском быте. Спб., 1842, С. 149-150.
8. Чухломское дело 1635-1636 гг. «пущаго ведуна» Митрошки Хромого. // Восточная литература [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1620-1640/Mitroska_chromoj/text.htm
9. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Калужская губерния. Ч. 2. Спб., 1864, С. 157.
10. Левкиевская Е.Е. Славянский оберег. М., 2002, С. 115.
11. Там же.
12. Там же.
13. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила.
14. Цит. по: Пигин А. В. Кикимора в изображении русского книжника XVII века.
15. Красиков М.М. «Шара, приди! Шара, приди! Шара, приди!» (Об одном современном студенческом ритуале) // Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.ruthenia.ru/folklore/krasikov5.htm

 

 

 

 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2015