Коса

 

В. В. Усачева


Славянские древности. Этнолингвистический словарь

под ред. Н.И.Толстого. Т. 2. М., 1999, с. 616-618

 


        КОСА, косы — вид женской прически, наделяемый брачной символикой; одну косу носили девушки (в том числе и старые девы), две косы — замужние женщины.


        Первое заплетение косы девочке означало ее переход в новую возрастную категорию. Пока ей подрезали волосы, она была «дiвчинкою», а как только ей заплели косу, она становилась «дiвкою» (гуцул.), девушкой на выданье. Заплетение первой косы совпадало с переодеванием в «женскую одежду», с надеванием венка на голову по достижении девушкой брачного возраста, т. е. 13—16 лет (чеш., словац.). В Малопольше после рождения девочки плели из соломы косу, вкладывали в нее монету и вешали на дерево перед домом, чтобы девочка счастливо дожила до девичества. После угощения крестные, заплетая косу, пели: «Плетем тебя, милая косичка, Для здоровья и силы крестницы. Чтобы мы были такими ловкими, Чтобы у нее косички были длинными». Девочке в пять лет сплетали волосы «в крест», беря пряди спереди, с затылка, затем с правого и левого уха, связывали их посередине, приговаривая: «как связаны волосы, так бы хлопцы вязались» (укр. — МУРЕ 12:62).


         Коса символизирует готовность девушки к браку (о.-слав.), лента в косе была знаком того, что девушка на выданье (рус.). Со дня просватанья лента заплеталась только в полкосы, к ней крепился знак просватанья — длинная широкая лента (Заонежье). Длинная коса — предмет гордости и особой заботы девушки, ее украшение, ср. бел. пословицы: «Каса дзявочая краса»; «Дзеука без касы не мае красы». За волосами тщательно ухаживали, считая, что чем длиннее коса, тем девушка лучше (о.-слав.).


        Чтобы косы были длинными и толстыми, в канун Рождества клали под подушку веревку (серб.); в Юрьев день ходили причесываться в поле (югослав.), в Чистый четверг — под яблоню (новгород.); смазанные сырым яйцом волосы заплетали в косу, обрезали концы и закапывали их в винограднике (болг.); в день св. Трифона мазали косу виноградным соком, приговаривая: «Како растит лозница, така да ми растит и косата» [Как растет виноград, так пусть растет и моя коса] (Охрид — Шапк. СБНУ 1:568); бегали под грибным (гомел.), летним (макед.) дождем; мазали волосы змеиным жиром (в.-серб.), жиром специально убитого для этого ужа, чтобы косы были длинными, как уж (хорв.); смазывали косы жиром черной змеи и скручивали ее в клубок наподобие змеи, чтобы коса была прочной (Босния); прикладывали к волосам травы, называемые косица, косатень или мыли в отваре этих трав (болг., макед., укр.); заклинали траву косатень помочь вырастить длинную косу (ю.-зап.-укр., гуцул.); плели косу из «маккавейских» трав и прикладывали ее к своим волосам (укр.). Желая приманить женихов, девушки вплетали в косу обрывок веревки от церковного колокола (рус.). См. Волосы.

         В свадебном обряде и песнях коса — символ невесты. Косу из кудели прикрепляли к елочке и прибивали к углу дома невесты (ярослав.). Обрядовая перемена прически невесты (расплетение — заплетение косы, ее обрезание, «продажа» жениху) символизировала заключение брака и изменение статуса девушки (СД 1:247). Расплетение К. означало прощание с девичеством; заплетение двух кос и надевание женского головного убора — переход невесты в группу женщин. В Архангельской обл. говорили: «За стол когда невесту приведут, две косы ей заплетут: была одна — стало две, была девушка — стала женщина» (АА). После венчания в доме молодого (иногда прямо в церкви) волосы новобрачной заплетали в две косы, «по-бабьи» (рус.); их оборачивали вокруг головы и убирали под повойник, чепец, платок, т. е. под женский головной убор (в.-, з.-слав.). В Болгарии расплетение, причесывание и заплетение кос совершалось накануне венчания и сопровождалось песнями; при этом обряде все домашние и подруги невесты плакали. Если отец жениха разводил пчел, то церемония расплетения косы невесты происходила не в ее доме, как обычно, а в доме жениха — чтобы пчелы лучше роились ( укр. — Зел. ВЭ:337). Брат расплетал невесте косу (бел., пол.), заплетал ей две косы (бел.), но это мог делать и жених. Иногда правую косу заплетал жених, левую — сваха (рус.). Косу могли расплетать также дружка, два близких родственника, крестная, подруги, дружки (они расчесывали волосы, смазывали их маслом и медом, после чего заплетали косу и вплетали чеснок для отведения порчи — ю.-рус., укр.). Когда расплетали косу во время девичника, невеста «вопила»: «Не расплетайте мою косу русу, / Не увязывайте моей шелковой косушки» (Ряз.ЭВ 2:192). В вост. Полесье невесте расплетали косу в церкви и закручивали волосы

617
«в куклу», с этой мину ты девушка символически причислялась к женщинам и не могла носить заплетенные косы. В Софийском крае до начала XX в. невесте заплетали множество косичек, украшали их серебряными монетами; косички закрывали ее лицо. Ср. фразеологизм косой трепать ~ не выйти замуж, остаться в девках (москов.); косник 'старая дева' (архангел.) (СРНГ 15:44,58).


         Замужней женщине нельзя было носить одну косу, чтобы не овдоветь. Если у девушки левая коса оказывалась толще правой, ей предстояло выйти замуж за вдовца (гуцул.).


         Словом коса в свадебном ритуале называлась 'прощальная вечеринка с подругами невесты в ее доме накануне свадьбы; девичник' (перм., сибир.); пропивать косу означало 'угощать вином накануне свадьбы, на другой день после девичника' (сибир., пензен.), чесать косу — 'расчесывать и заплетать косу невесте накануне венчания' (сибир.); выкупать косу ~ 'дарить подарки родственникам невесты' (том.), косу продавать — 'брать выкуп за невесту' (москов., Краснодар., сибир.) (СРНГ 15:43,44).


        Выкуп косы невесты стороной жениха символизировал приобретение полной власти над женщиной. Во время свадьбы брат невесты вынуждал жениха выкупать косу за право сидеть рядом с невестой (ю.-рус., укр., пол. мазов). Того, кто продает косу невесты (брат, родственник невесты или ее младшая сестра), называли косник (ю.-сибир., укр.), падкоснiк, закоснiк (бел.), а сам обряд выкупа невесты или ее косы у брата ~ косопродаванье, косу продавать. Продавая косу, девушки пели: «Наша коса не рублева, / Наша коса сторублева, / Лентою перевязана, / Лентою голубою, / Девкою молодою» (кубан.). Иногда сама невеста должна была выкупить косу. В Сибири во время заплетения косы брат или сестра, держа невесту за косу, брали ножницы и говорили: «Давай плату за косу, не то отрежу» (СРНГ 15:43).


        Полное отрезание косы на свадьбе встречается у славян редко. У русских и украинцев обрезание или подрезание косы невесты заменено обрядовым расчесыванием. У белорусов частичное обрезание сопровождалось продеванием кончика косы в кольцо и (символическим) прижиганием его пламенем свечи (бел., правобереж. Полесье). Отрезали косу невесте в с.-вост. Сербии, в Польше (иногда отрезанную косу свашка бросала в огонь — Боры Тухольские), у гуцулов и в зап. уездах Волын. губ. У гуцулов Покутья (р-н Хотима) жених обрезал косу невесте ножом, когда она сидела у него на коленях, на кожухе, и из отрезанных волос сплетал две косы


        В похоронном обряде распущенные косы — символ скорби. Женщины провожали покойника на кладбище с расплетенными в знак траура косами (серб.). Вернувшись домой с похорон, заплетали косы. В Болгарии, когда в доме случалась смерть, женщины расплетали косы и не заплетали их 40 дней. В центр. Украине девушки расплетали косу себе и своей умершей подруге, в то же время в Галиции во время похорон девушки заплетали волосы в косу. (Городенщина). В Черногории матери и сестры умершего отрезали свои косы и клали в могилу вместе с покойником или вешали их на кладбище на крестах и деревьях.


        Специально распускали косы в разных обрядовых ситуациях: во время (трудных) родов расплетала косы не только роженица (о.-слав.), но и все женщины и девушки, присутствовавшие в доме (бел.); в обряде опахивания (рус.); при появлении градоносных туч (сербы Драгачева, Лесковацкого Поморавья). Расплетали косы, когда мяли лен, чтобы он был мягок и волокнист (витеб.). Распускали косы при проводах «русалки» (рязан.); некоторые ряженые в период святок и масленицы; считалось, что распускали волосы ведьмы перед полетом на шабаш, перед тем, как доить чужих коров, отбирать «спор» у хлеба в поле (о.-слав.), делать «заломы» в хлебном поле; при сборе трав для ворожбы (банат. геры). Иногда девушка, гадая на святках, распускала косу: перед сном она продевала в косу висячий замок, запирала его и говорила: «Суженый-ряженый! приди ко мне ключ попросить». Накануне Нового года и Богоявления перед сном, чтобы увидеть суженого, «косу замыкали», т. е. заплетали и укладывали на голове (бреет., ПА). Вещий сон могло вызвать вплетение в косу некоторых растений. У чехов и русских считается плохой приметой встретить женщину
с распущенной косой.

 

618
        Насильственное обрезание косы — знак бесчестия и поругания. Обрезать
косу у девушки мог из мести отвергнутый парень (болг.). Женщина старалась отрезать косу разлучнице (словац.). Девушке отрезали косу в наказание за утрату невинности (в.-слав.); она не имела права носить висящую вниз косу, за нарушение этого запрета ей могли остричь косу. (Моравское Словацко). Женщине косы обрезали за прелюбодеяние (волын.). Девушке, которая постригалась в монахини, обрезали косу «как знак раздела с миром и вступления в брак со Спасителем» В укр. песнях мотив пускания косы по реке — символ потери девственности; иногда девушка отрезает себе косу из-за тоски по милому.


    Заплетение волос людям и животным — характерное действие мифологических персонажей. В быличках домовой по ночам заплетает косичкой бороды старикам, волосы, женщинам; гриву и хвост лошадям заплетают домовой, ласка, черт (в.-слав.), ласка, хохлик (домовой дух), змора, дьявол, богинки, краснолюдки (карлики) (пол.). У юж. славян — это занятие вил (они плетут косу из 10, 12 прядей), причем, если гриву, заплетенную в косу, расчесать, она вновь сама заплетается (Далмация). Девушка в Иванову ночь спасается от чертей, велев им заплести ей косу по одному волосу, что они и делали, пока не запели петухи (полес.). Чтобы уберечься от нечистой силы, в четверг на Русальной неделе девки вплетали в косу полынь (укр.); от черта, от ходячего покойника вплетали растения-апотропеи: «донник», «тою», «руту» (укр., бел.); от колдуна на свадьбе невесту спасала «богородская трава» в косе. От сглаза девушки вплетали в волосы правую переднюю лапу крота (болг.).

Лит.: Романюк П. Ф. Из опыта картографирования свадебного обряда правобережного Полесья. Карта 7. Действия с косой невесты//ПЭС:20; Аф.ПВ 1:117,238,465; 2:499, 571; 3:40; Аф.ПМ:61-62; Гура СЖ; Сумц.СО: 23,29,89,115,119-122,155; ТОРП:125,149; ПА; РММАЕ 1960/3:259; Треб.ПДСК:226; Вак.ЕБ:479,480; Марин.ИП 2:540,741.

 

 


 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2007
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир