Остраннение

 

На следующей странице:

Карло Гинзбург Остраннение: Предыстория одного литературного приема



Остраннение - термин, введённый В. Б. Шкловским первоначально для обозначения принципа изображения вещей у Л. Н. Толстого. Шкловский так определяет "приём остраннения": «не приближение значения к нашему пониманию, а создание особого восприятия предмета, создание "видения" его, а не "узнавания"». При остраннении вещь не называется своим именем, а описывается как в первый раз виденная. В первоиздании по ошибке печати слово было напечатано с одной буквой н, какой вариант и распространился в литературе. Сам Шкловский наставивал на написании остраннение.

 


Г. Л. Тульчинский


Проективный философский словарь: Новые термины и понятия /
Под ред. Г.Л. Тульчинского и М.Н. Эпштейна. - СПб.: Алетейя, 2003, с. 285-286

 


         Остраннение — феномен осмысления, связанный с изменением видения и понимания. Первоначально (термин введен В. Б. Шкловским в 1914 г. [3]) — одно из центральных понятий русского формализма («материальной эстетики»), стилистический прием описания вещей, вырывающий предмет из привычного контекста его узнавания и делающий привычное необычным, странным. Шкловский не был первооткрывателем. О творчестве как искусстве делать предмет странным — одновременно узнаваемым и притягательно необычным — говорили Новалис, М.Эрнст, Л. Толстой. Остраннение близко древнеиндийской идее «раса», идее Платона об удивлении как начале познания. Заслугой Шкловского явилось вычленение остраннения как специфического приема и введение удачного термина, а также полемическая острота отстаивания своих взглядов. Именно это привлекло к идее остранения внимание Э. Баллоу. построившего с учетом остраннения свою концепцию эстетического восприятия, С. Эйзенштейна, а также. Б. Брехта, с которым связана трактовка остраннения как общеэстетической категории и разработка типов, элементов, приемов и т. д. остраннения.


       При публикации в 1950-х годах работ Б. Брехта на русском языке die Verfremdung («очуждение» — брехтовский перевод остраннения на немецкий) было ошибочно переведено как «отчуждение», что породило путаницу с имевшим совершенно иное содержание философским термином «отчуждение» (die Entfremdung), которым пользовался К. Маркс в ранних рукописях. Столь же неудачными оказались и последующие обратные переводы: «отстранение», «очуждение». Дополнительные наслоения породила теория и практика французского постструктурализма, прежде всего — в работах Ж. Деррида [5], который, опираясь на опыт русского формализма, предложил франкоязычный аналог остраннения  — deconstruction. Однако деконструктивизм сделал крен в осмыслении на идее «сделанности вещи», когда процедура интерпретации практически уничтожает целостность и самодостаточность осмысляемого, когда как в остраннении эти уникальность и самодостаточность не только сохраняются, но и обнаруживают новые грани.

      В настоящее время происходит возврат к адекватному термину, используемому в осмыслении не только художественного, но и научного творчества, в педагогике [2]. Остранняющая способность свойственна любому творческому сознанию — в науке, искусстве, политике и т. д. Остраннение слабо выражено в период нормального развития науки, когда оно сводится к применению имеющегося концептуального аппарата для решения новых проблем по уже выработанному алгоритму. Остранненность ярко проявляется в период изменения концептуального аппарата, смены парадигм, методологических установок. Смена научных парадигм, согласно Т. Куну [1 ], ведет к тому, что ученые оказываются как бы на другой планете, окруженные незнакомыми предметами, где даже знакомые предметы предстают в совершенно ином свете, когда наступает кризис очевидности, а выдвижение «сумасшедших» идей становится критерием научного прогресса.

286
        Сам Шкловский в последние годы жизни рассматривал остраннение как «удивление миру», его «обостренное восприятие», внимательное проникновение в жизнь» [4]. Остраннение предстает, т. о., универсальной концептуальной операцией творческого сознания, лиминальности. Принцип «порядка-беспорядка», сдвига осмысления действует в любом творчестве, но не может быть самоцелью. Таковым он выступает в нонсенсе, абсурде, авангарде, где он является не столько средством, сколько самим содержанием. Но и в этом случае речь идет все-таки не об отрицании смысла, а о его остраннении как умножении возможных осмыслений, полной открытости интерпретаций.

 

1. Кун Т. Структура научных революций. М., 1975
2. Родари Д. Грамматика фантазии. М., 1986.
3. Шкловский В. Б. О теории прозы. М., 1983.
4. Шкловский В. Б. Тетива. О несходстве сходного. М., 1970.
5. Derrida and Deconstruction / Ed. by Hugh J. Silverman. N.Y., L., 1989.

Тульчинский Г. Л. К упорядочению междисциплинарной терминологии: генезис и развитие понятия остранения // Психология процессов художественного творчества. Л., 1980. С. 241-245.
Тульчинский Г. Л. Проблема осмысления действительности. Л., 1986
Тульчинский Г. Л. Свобода и смысл. Новый сдвиг гуманитарной парадигмы / (Российские исследования в гуманитарных науках. Том 16).  

 

 

 

 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2008
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир