Орден


В.А. Дуров


Награждение высшими орденами

как элемент межгосударственного этикета


Вестник истории, литературы, искусства / Отд-ние историко-философских наук РАН. -

М.: Собрание; Наука, 2005, с. 298-311

 


        Ордена (от латинского слова «ordo» — организация, отряд) как полувоенные — полумонашеские организации возникли на Востоке во время Крестовых походов. Члены каждого из орденов имели на одежде особые отличительные знаки, обычно в виде креста различной формы и цвета 1. После возвращения в Европу рыцарские ордена, потерявшие свое основное предназначение (борьба с «неверными» за Гроб Господень и помощь и защита паломников-христиан), стали группироваться вокруг отдельных суверенов. Постепенно членство в ордене стало даваться этим владетельным лицом в награду за заслуги перед государством, которое он возглавлял, либо лично перед ним. Знаки орденов по-прежнему носились награжденными на одежде, но уже в виде металлического креста соответствующей формы и цвета.

 

 

Звезда и знак ордена Св. Андрея Первозванного с бриллиантами       Орден Слона       Орден и звезда к ордену Белого Орла

 


        Первоначально логично было состоять только в одном ордене 2, но со временем главы орденов, которыми были, как правило, владетельные лица, начинают в знак взаимного расположения обмениваться знаками орденов, не забывая при этом и чужих подданных. Награда теряет значение единственности.


         В России первый орден был учрежден Петром Великим. Награда, получившая имя св. Андрея Первозванного, оставалась высшей до конца существования Российской империи. Первым кавалером ордена стал в 1699 г. известный деятель петровской эпохи Ф.А.Головин, вторым, в 1700 г. — гетман Иван Мазепа. Имя же третьего человека, получившего орден св. Андрея Первозванного, до последнего времени практически никто не знал, но новые архивные документы позволяют прояснить этот вопрос.

 

Орден Золотого Руна       Орден Почетного Легиона       Орден Черного Орла


          Речь идет о господаре Валахии Константине Бранковяну (Brankoveanu), который прилагал немало усилий для освобождения страны от турецкой зависимости. С этой целью он в 1703 г. официально вступил в дипломатические отношения с Россией, но еще в начале 1698 г. в Москву тайно приехал посланник господаря Георгий Кастриот 3. Он привез Петру I просьбу, «дабы учинилась какая польза и помочь от Вас христианам, которые все вкупе с великою надеждою ожидают день и ночь» 4. Но кроме этого, Бранковяну прислал проект конкретных условий из десяти пунктов, на которых Валахия могла бы войти в состав России. По объективным причинам желание К.Бранковяну тогда не могло осуществиться.
298

         Ни Карловицкое перемирие 1699 г. между Россией и Турцией, ни заключенный в следующем, 1700 г., мир между этими государствами существенно не изменили положения Валахии. Но действия в тот период самого К.Бранковяну должны были быть по достоинству оценены и вознаграждены. Здесь и вспомнили о недавно учрежденном ордене. В ЦГАДА в делах Оружейной палаты хранится документ «О сделаннии в Оружейной палате кавалерского креста и кортика в посылку мултянскому государю», датированное августом 1700 г.5 Награждение К.Бранковяну было произведено по понятным причинам в полнейшей тайне. Ни в одном официальном списке кавалеров ордена его фамилии нет. Посылка знаков ордена лицу, которое не сможет носить награду публично, следует считать скорее актом морального поощрения, нежели материальной наградой. Награждение К.Бранковяну, о котором стало известно сравнительно недавно 6, можно считать первым в истории России политико-дипломатическим актом, связанным с орденами.


          В дальнейшем награждения высшими орденами, как правило, взаимные, стали обычной практикой, частью этикета межгосударственных отношений. Уже Петр I обменялся наградами с двумя монархами — польским королем Августом II и датским Фредериком IV.


         Король Польши Август II Сильный (он же курфюрст Саксонский Фридрих Август I) на протяжении почти всей Северной войны был формальным союзником Петра I. Правда, после поражения от шведов Август заключил 13 сентября 1706 г. мир с Карлом XII, фактически предав Россию (по этому миру шведам были даже переданы в плен все русские вспомогательные войска, находившиеся в Саксонии) и потеряв на время корону Польши. Лишь после победы России в 1709 г. под Полтавой Август вернул себе польский престол и сновастал союзником Петра I. В течение четырех лет, с 1710 по 1714 г., саксонские войска Августа действовали вместе с русскими и датскими против шведов.


        30 ноября (в день св. Андрея Первозванного) 1712 г., во время встречи русского царя и польского короля в местечке Лаго в Поморье «их величества разменялись кавалериями (знаками орденов. — В.Д.), а именно прежде свою кавалерию ордена Святого Андрея государь наложил на короля, потом и король свою кавалерию государю»7. В «Поденной записке Петра Великого», официальном дневнике Петра I, откуда взяты эти строки, подчеркивается, что при этом присутствовал весь генералитет. Сначала русский царь возложил на Августа II знаки ордена св. Андрея Первозванного — собственно орденский знак (крест) на широкой голубой ленте через правое плечо, а затем польский король, вернувший себе престол в результате побед российских войск, надел на Петра знак ордена Белого Орла, носившийся на такой же ленте, но через левое плечо.


         За весь 1712 г. Август II стал единственным кавалером ордена св. Андрея Первозванного. За весь следующий, 1713 г., орден также был выдан лишь один раз и тоже монарху — датскому королю Фредерику IV. Более того, Фредерик, как и Август II, получил его в походных условиях при свидании с Петром 4 февраля 1713 г. Здесь сначала Петр надел на датского короля российский орден, а затем Фредерик — на царя датский орден Слона 8.
299


          Конечно, два вышеназванных обмена орденами между государями раньше произойти не могли. И Польша, и Дания, боявшиеся Швеции, не только не помогали Петру, но и вели за его спиной тайные переговоры с Карлом XII. Лишь после Полтавы осмелевшие польский и датский короли стали оказывать хоть какую-то пользу России, чаще лишь на словах. Награждение их русским орденом должно было подтвердить приязненные отношения между государствами и монархами и стимулировать их дальнейшее развитие.


         Как бы ни были плохи в качестве союзников Польша и Дания, других у России в то время не было. Не случайно ни французский король Людовик ХIV, ни сменивший его малолетний Людовик XV не получили от Петра I орден св. Андрея Первозванного. Лишь бежавший из Франции в 1791 г. граф Прованский, провозглашенный в эмиграции королем Людовиком XVIII, был отмечен этой наградой в 1800 г. В Великобритании принц-регент (будущий король Гeopr IV) только в 1813 г. стал первым кавалером ордена св. Андрея Первозванного среди представителей английского королевского дома.


          Ордена в начале XVIII в. служили важными рычагами государственной политики, иногда представляя собой вид подкупа высших должностных лиц. Уже в апреле 1710 г. прибывший в Санкт-Петербург польско-саксонский посланник кабинет-министр граф Ф.-А. фон Фицтум привез много подарков для российских министров, в том числе «большой, необыкновенного богатства, украшенный алмазами» портрет Августа II для вице-канцлера П.П.Шафирова 9 — высокую награду в виде эмалевого портрета для ношения на одежде как знак высочайшего благорасположения монарха. Кстати, уже вскоре, 20 апреля, в следующем, 1710 г., сам фон Фицтум был удостоен орденом св. Андрея Первозванного.
300

           Через три дня после приезда фон Фицтума в Санкт-Петербург, появился специальный курьер датского короля, который привез орден Слона для князя А.Д.Меншикова (напомним, что Петр I получил такой же орден лишь через три года, в 1713 г.), в надежде на то что Александр Данилович поможет удовлетворить личную просьбу Фредерика IV о выделении в его распоряжение части русских войск.


          В этом смысле политика России в отношении других государств ничем не отличалась. Для нее награждение орденом также часто служило способом привлечь на свою сторону высокопоставленных деятелей других государств. Так, в начале 1707 г. России необходимо было заключение мира со Швецией, и большие надежды на помощь в этом возлагались на влиятельнейшего государственного деятеля Великобритании герцога Джона Черчилля Мальборо. Из рабочих записей Петра I мы знаем, что за свое посредничество Мальборо «желает княжество из Русских»10. Царь велел пообещать герцогу одно из трех княжеств по его выбору (Киевское, Владимирское или Сибирское) с ежегодным доходом в 50 000 ефимков, а также огромный рубин, «какова или нет или зело мало такого величества (величины. - В.Д.) в Европе, такожи орден святого Андрея прислан будет» 11.


        В результате ограничились посылкой герцогу Мальборо царского эмалевого портрета, украшенного драгоценными камнями, с сопроводительным письмом самого Петра I. Уже в апреле 1707 г. письмо и портрет были вручены12. Впрочем, подарки не помогли. Посол России в Голландии А.А.Матвеев 13 провел в Лондоне безрезультатно более года и вернулся на свой пост в Гаагу.


        Особо в ряду награждений орденами стоит раздача их в связи с заключениями династических браков. Первое такое награждение состоялось еще в петровское время в связи с женитьбой царевича Алексея Петровича на Шарлотте, дочери Людвига-Рудольфа. Старшая сестра Шарлотты, Елизавета, вышла замуж за сына императора Священной Римской империи Леопольда I. В 1717 г. она родила Марию-Терезию, будущую знаменитую императрицу. Женитьба царевича Алексея и Шарлотты, кроме чисто династического союза, имела еще одну цель — укрепить влияние России в германских государствах. Ту же политическую цель преследовала выдача замуж в 1716 г. за Мекленбург-Шверинского Карла-Леопольда дочери умершего царя Ивана Алексеевича царевны Екатерины Иоанновны.


         Третья история награждения орденом в связи с династическим браком растянулась почти на четыре года. В июне 1721 г. в Санкт-Петербург по приглашению самого Петра I приехал герцог Шлезвиг-Голштейн-Готторпский Карл-Фридрих. Карл-Фридрих рассчитывал на помощь русского царя в восстановлении герцогского титула. Петр также был заинтересован в этом визите — герцог был
301

единственным сыном старшей дочери Карла XII, Гедвиги-Софии, и после неожиданной гибели в 1718 г. шведского короля стал претендентом на престол Швеции. В Россию Карл-Фридрих был приглашен в качестве жениха одной из дочерей Петра I—Анны или Елизаветы. Какую из них отдать за герцога, царь пока не решил, и, забегая вперед, скажем, долго еще решал.


          Все мужчины — непосредственные участники вышеназванных брачных церемоний стали кавалерами ордена св. Андрея Первозванного. 14 октября 1711 г. в день бракосочетания Алексея и Шарлотты, которое совершилось в городе Торгау (Саксония) в присутствии Петра I, награду получили двое - жених и отец невесты, Людвиг - Рудольф. Вторая свадьба - герцога Мекленбург-Шверинского Карла-Леопольда и царевны Екатерины Иоанновны - состоялась 8 апреля 1716 г. в Гданьске, причем в тот же день, утром, еще до начала свадебной церемонии, царь и герцог подписали союзный «трактат» о взаимной военной помощи в борьбе со Швецией, содержавший IX статей. Во время последовавших после этого свадебных торжеств Петр собственноручно возложил на жениха орден 14. 30 августа 1721 г. был заключен Ништадтский мир между Россией и Швецией, чему в немалой степени способствовало пребывание в России внука Карла XII, герцога Шлезвиг-Гольдштейн-Готторпского Карла-Фридриха. И когда 8 января 1722 г. в Санкт-Петербурге началось официальное празднование мира со Швецией, - в тот же день в присутствии всех Андреевских кавалеров Петр I надел на Карла-Фридриха знаки российского ордена 15. Лишь спустя почти три года после этого события, 24 декабря 1724 г., состоялось обручение герцога Карла-Фридриха с одной из принцесс, Анной 16, а 21 мая 1725 г., уже после смерти Петра I, их бракосочетание 17.


          При Петре I возникла еще одна традиция, связанная с темой нашего очерка. Иностранные послы в России получали высший орден империи, как правило, по окончании своей миссии, но иногда эта награда доставалась и иностранцам, представлявшим интересы своей страны в других государствах, за конкретные заслуги перед Россией. Одним из них был французский посол в Турции маркиз Жан-Луи де Бонак. Он стал вторым подданным Франции, удостоенным русским орденом. Первый француз, Жозеф Гаспар Ламбер де Герен, получил орден еще в 1703 г. Он поступил на русскую службу в 1701 г. и участвовал как военный инженер в чине генерала в осаде Нотебурга в 1702 г. и Нарвы в 1704 г. При выборе места для Санкт-Петербурга с ним советовался Петр I, при этом Ламбер собственноручно начертал план будущей Петропавловской крепости. Но в 1706 г., посланный за границу для набора инженеров, он не вернулся в Россию. За это Ламбер де Герен был лишен ордена св. Андрея и вычеркнут из официальных списков кавалеров. 6 ноября 1706 г. тайный секретарь при канцлере Ф.А.Головине П.П.Ша-фиров послал распоряжение российскому послу в Берлине Измайлову «сказать ему, Ламберту, чтоб не дерзал носить ордена св. Андрея»18 Позднее Ламбер просился обратно, но разрешения вернуться не получил.
302

        Второй француз, получивший этот орден, Жан-Луи Дюссон маркиз де Бонак, представлявший с 1716 г. интересы Франции в Константинополе, ранее не испытывал особо теплых чувств к России, но в 1720-е годы, в интересах Франции, ему пришлось на время изменить свою позицию. В 1722 г. Петр I предпринял по просьбе персидского шаха (такова официальная версия) Султан-Хуссейна поход в пределы Персии для борьбы с «бунтовщиками», афганцами под руководством правителя Кандагара Мир-Махмуда. 22 августа 1722 г. был взят Дербент, а 26 июля следующего, 1723 г., после бомбардировки с моря, сдался Баку. Эти события очень взволновали Турцию. Возникла возможность разрыва между Россией и Портой и возникновения нового военного конфликта. При этом Австрия была готова присоединиться к России в борьбе с «неверными». В случае поражения Турции позиции Вены могли укрепиться в Европе. В интересах Франции этого ни в коем случае нельзя было допустить. Поэтому французский посланник в Константинополе де Бонак выступил посредником между Россией и Портой. Пришлось пойти на хитрость. Сперва де Бонак объявляет известия о боевых действиях в Персии ложными слухами, когда же эти действия оказываются достоверными, посылает запрос в Санкт-Петербург и терпеливо ждет ответа.


         12 июня 1724 г. при непосредственном участии французского посла де Бонака был заключен Константинопольский договор о разграничении русских и турецких владений на Кавказе и в Персии. Угроза военного конфликта была ликвидирована, впрочем, ненадолго, но посол Франции в Константинополе Жан-Луи Дюссон маркиз де Бонак за услуги, оказанные России, стал последним в правление Петра I кавалером ордена св. Андрея Первозванного. Знаки ордена привез ему новый посол России в Турции генерал-майор Александр Иванович Румянцев, отец будущего знаменитого русского полководца П.А.Румянцева-Задунайского, и вручил награду 11 января 1725 г. «в доме ево Бонака»19.
303


         Во всей Европе со времен средневековья было принято после смерти кавалера знаки его ордена — крест и цепь, если она была, —возвращать тому, кто пожаловал награду. Это правило — возвращать знаки в казну несмотря на высокое положение умершего, существовало и в России. Так, 20 января 1734 г. умер Гавриил Иванович Головкин, бывший Государственный канцлер, получивший орден св. Андрея одним из первых, еще в 1703 г. Уже 6 мая 1734 г. государству были возвращены два знака ордена (награжденный мог, кроме полученного им от царя, заказать на собственный счет еще знаки) и цепь 20, на которой знак носился в торжественных случаях. Возвращали награды и иностранные кавалеры ордена. Герцог Голштейн-Готторпский Карл-Фридрих умер в 1739 г., и 20 декабря того же года в Санкт-Петербурге «по кончине его кавалерия получена»21.


          Особая история у орденских знаков упоминавшегося нами маркиза де Бонака, который умер в 1732 г. Возвращенным в Россию кресту и ленте предстояло новое путешествие в Париж. Сын посла, генерал-лейтенант маркиз де Бонак, попросил разрешения в память заслуг отца перед Россией носить его орден. Такое разрешение было получено, хотя сам де Бонак-младший ничем перед Российской империей не отличился. Тем не менее 19 июня 1739 г. награждение его орденом св. Андрея Первозванного было утверждено 22, и 7 июля того же года посол России во Франции князь Кантемир надел на маркиза орденские знаки 23.


        Подобная история произошла со знаками ордена св. Андрея Первозванного герцога Мекленбург-Шверинского Карла-Леопольда. После его смерти в 1747 г. они вернулись в Россию и через два года были посланы в награду герцогу Мекленбург-Стрелицкому Христиану-Людвигу. После смерти Христиана-Людвига «крест и цепь» снова были возвращены в 1757 г. в Санкт-Петербург 24.

      Вторичная выдача орденских знаков, иногда после незначительной починки, другому лицу, как правило, никак не связанному с первым их владельцем, стала обычной практикой в XIX — начале XX в. Возвращать пожалованные ранее иностранные орденские знаки приходилось и после смерти их русских кавалеров, даже если они были императорами. Например, когда в 1801 г. умер Павел I, был составлен «Реестр чужестранных орденов покойного Государя Императора» с указанием, куда они возвращены. Так, прусский орден Черного Орла был отправлен в Берлин к российскому посланнику барону А.И. Криденеру для передачи в казну и соответственно знаки шведского ордена Серафимов в Стокгольм к посланнику барону А.Я.Будбергу, знаки ордена Королевства Обеих Сицилии — св. Януария, св. Фердинанда и Константина — в столицу королевства Неаполь, к российскому посланнику А.Я.Италийскому 25.
304

           Павлу I были в свое время присланы знаки высших орденов королевской Франции - св. Духа и св. Лазаря, но возвращать награды, пожалованные Людовиком XVI, в республиканскую Францию было бессмысленно. И французские ордена были отосланы «для хранения» в Коллегию иностранных дел 26. У сына Павла I императора Александра I, иностранных орденов было намного больше. Большинство из этих наград остались после его смерти в России, лишь цепь французского королевского ордена св. Духа и цепь испанского ордена Золотого Руна были отосланы 27.


         Французский орден Почетного Легиона Александр получил дважды — первый раз в 1807 г. в Тильзите из рук его учредителя Наполеона, во второй - в 1815 г., после реставрации во Франции Бурбонов, которые вынуждены были сохранить введенный «узурпатором» орден ввиду его чрезвычайной популярности в стране.


         Первое свидание императоров произошло 13 (25) июня на середине реки Неман, на специально сооруженном для этого плоту. По воспоминаниям Д.В.Дывыдова, на Александре был знак ордена св. Андрея Первозванного на голубой ленте через плечо, на Наполеоне — Почетного Легиона на красной ленте 28. Д.В.Давыдов не упомянул орденские звезды, которые непременно должны были быть на мундирах обоих императоров.


        В первое же свидание оба императора представили друг другу лиц своих свит. Второе свидание императоров состоялось на следующий день, 14 (26) июня. На этот раз с Александром приехал прусский король Фридрих-Вильгельм III, который на первой встрече, по желанию Наполеона, не присутствовал. На Александре и Наполеоне на этот раз, судя по дошедшим до нас изображениям, были только орденские звезды, так как встреча была уже второй и не такой торжественной, как первая. Но Наполеон и Фридрих-Вильгельм официально виделись впервые, и поэтому на французском императоре была звезда прусского ордена Черного Орла, а на Фридрихе-Вильгельме - французского Почетного Легиона. Этими наградами они обменялись ранее, и, согласно этикету, должны были при встрече иметь их на мундирах. У Александра к этому времени не было ни прусского, ни французского орденов, и он был, без сомнения, с Андреевской звездой 29.


          По словам современника, статс-министра, канцлера Пруссии князя К.-А.Гарденберга, присутствовавшего при одевании короля перед встречей, Фридрих-Вильгельм «с величайшим отвращением возложил на себя орден Почетного Легиона»30 (вспомним, что Пруссия совсем недавно была разгромлена Францией). Характерно, что Наполеон пригласил Александра к обеду в свою резиденцию в Тильзите, причем король остался без приглашения. Свою свиту французский император не представил Фридриху-Вильгельму, что также было грубейшим нарушением этикета.
305

         Вечером того же дня, 14 июня, Александр переселился в Тильзит, и начались ежедневные продолжительные встречи двух императоров (прусский король остался на правом берегу, в русском лагере, и лишь через пять дней по настоянию царя Наполеон разрешил ему переехать в Тильзит). Чтобы как-то поправить такое положение Пруссии на переговорах, в Тильзит не без ведома Александра приехала 24 июня (6 июля) прусская королева Луиза. Впрочем, это не помогло ни в малейшей мере решить проблему в пользу Пруссии, и 25 июня (7 июля) Тильзитские соглашения были подписаны доверенными лицами, а 27 июня (9 июля) Тильзитский договор был торжественно ратифицирован. В связи с этим событием в тот же день Александр поручил князю А.Б.Куракину поднести Наполеону пять комплектов ордена св. Андрея Первозванного. Награды предназначались самому французскому императору, его младшему брату Жерому, ставшему в результате Тильзитских соглашений королем Вестфалии, маршалам Франции Иоахиму Бонапарту Мюрату, Александру-Луи Бертье и министру иностранных дел Франции князю Шарлю-Морису де Талейрану. Все пятеро были внесены в общий список Андреевских кавалеров 3 июля (по ст. ст.) 1807 г.31


         В свою очередь Наполеон поручил генералу М.Ж.Дюроку передать русскому императору пять знаков ордена Почетного Легиона высшей степени — один самому Александру, остальные — цесаревичу Константину Павловичу, барону А.Я.Будбергу и двум лицам, поставившим с русской стороны свои подписи на Тильзитских соглашениях — князю А.Б.Куракину и князю Д.И.Лобанову-Ростовскому.


         В тот же день оба императора встретились, украшенные лентами только что полученных орденов, и обменялись ратификационными грамотами. На последовавшем затем параде гвардии Наполеона и батальона лейб-гвардии Преображенского полка французский император решил наградить одного из русских солдат орденом Почетного Легиона, который мог заслужить во Франции любой военный от солдата до маршала (в России ордена давались лишь офицерам и генералам и соответствующим гражданским чинам). Выбор пал на правофлангового гренадера батальона лейб-гвардии Преображенского полка А.Лазарева. Наполеон снял с себя кавалерский, низшей степени, знак ордена Почетного Легиона (который он постоянно носил со звездой высшей степени) и прикрепил его к мундиру солдата. Позднее, возвратившись в свою резиденцию, Александр I послал со своей стороны учрежденный недавно, 13 февраля 1807 г., Знак Отличия Военного ордена - награду для солдат за боевые подвиги, впоследствии получившую официальное название «Георгиевский крест». Его вручили одному из солдат французской армии.
306

        Награждение орденом, пусть и французским, рядового солдата было необычным для русской армии. Тем более, что к этой награде Наполеон добавил А.Лазареву ежегодную пенсию в 1200 франков — фантастическую для рядового сумму. Впрочем, вскоре за провинности гренадера лишили ордена и перевели из гвардии в армейский полк, однако в Отечественную войну 1812 г. А.Лазарев отличился и был награжден солдатским Знаком Отличия Военного ордена.


          В связи с Тильзитскими награждениями следует вспомнить еще об одном правиле международного этикета. В случае начала военных действий было принято вычеркивать имя главы враждебного государства из списков кавалеров орденов страны, с которой оно вело войну. В 1816 г., когда уже остались в прошлом наполеоновские войны, в Списке кавалеров ордена св. Андрея напротив имени французского императора была сделана дополнительная запись: «По Высочайшему повелению исключен 9 февраля 1816 года»32. Это запоздалое исключение из списков кавалеров высшего российского ордена мало что изменило в судьбе великого человека, тем не менее, одно из правил этикета было соблюдено.


         Более оперативно поступили во время русско-шведской войны 1808-1809 гг. В списках Андреевских кавалеров против имени шведского короля Густава IV Адольфа (получившего эту награду еще в 1779 г.) была сделана запись: «Государь Император повелеть соизволил из Кавалерских списков исключить 9-го ноября 1808 года»33. Исключение из списков кавалеров глав враждебных государств продолжалось до Первой мировой войны включительно, когда специальными Указами права ношения российских орденов были лишены германский и австро-венгерский императоры Вильгельм II и Франц-Иосиф II, а также члены их семейств.


        У Наполеона еще до Тильзита была своя «коллекция» орденов, позднее значительно пополнившаяся. Судить об этом мы можем по хранящимся ныне в Государственном Историческом музее его наградам — четырнадцати орденам, французским и иностранным, составляющим вместе с орденскими звездами двадцать пять предметов 34.


        Награды Наполеона можно разделить на три группы — собственно французские ордена, ордена стран-сателлитов Франции, в большей или меньшей степени зависящих от императора, а также других государств Европы. В 1802 г. по предложению первого консула Франции Наполеона Бонапарта был учрежден Почетный Легион как особая организация, в которую зачислялись лица, имевшие важные заслуги перед государством, а в 1804 г. уже император Наполеон I подписал декрет «Об отличительных знаках членов Почетного Легиона». В первый же день раздачи награды, 15 июля 1804 г., Наполеон украсил себя знаком нового ордена —пятилучевым крестом белой эмали. Кроме креста император носил еще серебряную орденскую звезду, учрежденную для высшей степени ордена в 1805 г.
307

         В ГИМе находится Большой крест и звезда ордена Почетного Легиона, принадлежавшие самому Наполеону. Однако, возможно, это не самые первые из имевшихся у императора знаков. Известно, что на художественном Салоне 1808 г. Наполеон снял с себя орденскую звезду и надел ее на своего придворного живописца Антуана Жана Гро 35. В числе наград Наполеона, хранящихся в ГИМе, имеется и знак ордена Почетного Легиона низшей степени. Мы видим его на мундире императора на некоторых портретах.


         Французским в строгом смысле этого слова можно назвать лишь орден Почетного Легиона. Следующий орден, Железной Короны Итальянского королевства, учрежден Наполеоном в июне 1805 г. по случаю своего коронования королем Италии в соборе города Монца, недалеко от Милана. Название короны связано с тем, что в нее был вставлен железный обруч, по преданию выкованный из гвоздя, которым был прибит к кресту Христос. У Наполеона был знак ордена высшей степени. Еще одна награда относится к французским опосредованно. После заключения Тильзитского мира в 1807 г. младший брат Наполеона Жером стал королем вновь образованного Вестфальского королевства, просуществовавшего лишь до 1813 г. Тем не менее Жером успел учредить в 1809 г. орден Вестфальской короны, которым в числе немногих был отмечен и Наполеон. Знак ордена представляет собой корону, на которой стоят лев и конь — гербы Гессена и Брауншвейга, вошедших в состав королевства (о чем напоминает девиз «Je les unis» — «Я объединяю их»), выше — наполеоновский золотой орел.


         По воспоминаниям весьма близкого к императору Клода-Франсуа де Моневаля, Наполеон носил на мундире звезду Почетного Легиона «и два креста Железной короны (имеются в виду орден Железной короны и Вестфальской короны. — В.Д.)36. Еще один родственник Наполеона Луи, которого брат сделал голландским королем Людовиком Наполеоном Бонапартом, учредил 23 ноября 1807 г. орден Голландии, или Единения. Но в 1810 г. Голландия была включена в состав империи, орден прекратил существование. В следующем, 1811 г., Наполеон учредил орден Воссоединения, формально новую французскую награду, но фактически воссоздал орден Единения. В собрании ГИМа имеется Большой крест и звезда этой награды, принадлежавшие Наполеону.


         Брат Наполеона Жозеф, в бытность свою королем неаполитанским учредил в 1808 г. королевский орден Обеих Сицилии, но вскоре, став по распоряжению императора испанским королем, уже в 1809 г. установил королевский орден Испании. Обе награды оказались недолговечными, и среди Наполеоновских наград их нет. Еще
308

один орден, св. Иосифа, учрежден в 1807 г. в великом герцогстве Вюрцбург, созданном также Наполеоном на территории Баварии для бывшего Тосканского герцога Фердинанда III Иосифа, у которого император отнял Тоскану. Но уже в 1813 г. вся Бавария была освобождена от французов. Орден св. Иосифа пережил герцогство Вюрцбург на год, но позднее был возобновлен в Тоскане.


        Остальные европейские ордена Наполеона были получены им в соответствии с этикетом — все они высшей степени и выданы от имени представителей традиционных монархий Европы в моменты недолгих перемирий (датский орден Слона, шведский — Серафимов, прусский — Черного Орла, испанский — Золотого Руна, вюртембергский — Золотого Орла, австрийские ордена Леопольда и св. Стефана).


          Среди российских императоров своеобразным «рекордсменом» по числу имевшихся иностранных орденов стал Александр III — ему прислали свои высшие награды 23 европейских государства, а также Персия, Турция, Япония, Бразилия, Мексика и такое экзотическое государственное образование, как Сандвичевы острова, как назывались тогда Гавайи (орден короля Камехамеха I, который прислал правивший король Камеха-мех V), некоторые даже по нескольку наград 37. Все эти ордена, за исключением болгарских и ганноверских, были возвращены в государства, их учредившие 38.


         Принимать или не принимать иностранные награды по своему усмотрению имел право в Российской империи лишь один человек — сам император. Все остальные, включая самых высоких лиц государства, - должны были испрашивать на это разрешение у государя. Так, например, 25 ноября 1847 г. императору Николаю I было направлено прошение от главнокомандующего Гвардейским и Гренадерским корпусами великого князя Михаила Павловича о дозволении носить пожалованный ему бразильским императором орден св. Бенедикта Великого. Через три дня, 28 ноября, Николай I начертал на прошении: «Честь имею поздравить с монаршей (имеется ввиду император Бразилии Педру П. — В.Д.) милостью»39. 22 февраля 1896 г. министр императорского двора И.И.Воронцов-Дашков направил императору Николаю II следующую записку: «Ваше Величество. По велению Султана меня посетил Турецкий Посол, которому поручено узнать, чрез меня, будет ли Вашему Императорскому Величеству приятно, ежели князю Лобанову будет пожалован орден "Umtiasa"40 по статуту своему жалуемый только Высочайшим особам.


         Единственным случаем нарушения статута было пожалование "Umtiasa" Князю Бисмарку. По словам Посла, Султану желательно выразить Вашему Величеству свою благодарность за оказанную Турции поддержку этим выходящим из ряда способом, но опасаясь, что Вам по политическим или иным соображения, покажется это неудобным. Желал бы на исполнение своего намерения иметь Ваше согласие»41.
309

         Упоминающееся в записке лицо — князь Алексей Борисович Лобанов-Ростовский (1824-1896) — государственный деятель и дипломат, с 1878 г. служивший послом в Турции, сразу после русско-турецкой войны 1877-1878 гг. На этом посту князь пытался решить проблемы, возникшие после Сан-Стефанского мира, путем некоторых уступок Турции, полагая, что слишком жесткие условия мира заставят Порту сблизиться с Австро-Венгрией и Великобританией, что было не в интересах России. Такая позиция была объективно близка Турции и, когда Лобанов-Ростовский стал в 1895 г. министром иностранных дел России, султан решил поблагодарить его за многолетнюю «протурецкую» ориентацию. По принятым тогда правилам награждения иностранными орденами, особенно высшими, не могли производиться без ведома и согласия русского императора. На записке о пожаловании турецкого ордена Лобанову-Ростовскому Николай II начертал: «Ничего не имею против».

 

 


1 Так, рыцари ордена Госпитальеров (позже Мальтийского) носили черные плащи с белым крестом, Тамплиеров — белые плащи с красным крестом, Немецкого (Тевтонского) тоже белые, но с черным крестом, и т.д.
2 Английская королева Елизавета Тюдор (годы правления 1558-1603), увидев однажды на одном из своих дипломатов иностранный орден, строго заметила: «Мои псы должны носить только мои ошейники и никаких других» (См.: Lord Strang. Foreign Office. L., 1957. P. 92).
3 РГА ВМФ. Ф. 315. On. 1. Д. 47. Л. 10-10o6. 4РГАДА, Ф-68, (1698). Д. 1. Л. 11.
5 РГАДА. Ф. 396. Архив Оружейной палаты. Д. 34668. Л. 1-2.
6 Дуров В.А. Русские боевые награды за Полтавское сражение // Нумизматика и фалеристика. Киев, 1974. № 5.
7 Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого). Вып. I. М.: Круг, 2004. С. 386.
8 Там же. С. 390.
9 Юст Юль. Записки Датского посланника в России при Петре I // Лавры Полтавы. М., 2001. С. 156. В России подобные портреты Петра I давались лишь царем за исключительные заслуги перед ним и Российским государством.
10 Письма и бумаги Петра Великого. Т. V. СПб., 1907. С. 60.
11 Там же.
12 Это произошло 7 апреля 1707 г. Русский посол в Гааге А.А.Матвеев так описывает передачу письма и портрета: «Письмо, надлежащее до него, принца... я ему сам почтенно вручил. Которое он, принц Малбург, с великою низостью и с премногим почитанием приняв у меня, нижайше его царскому величеству благодарил. После этого клейнот его величества с партретом также ему, принцу, от меня отдан, в бытности при том всем у меня вышеупомянутого маеора. Он, принц Малбург, сперва в недоумении был и несколко время-ни отговаривался, ведая недостойна и незаслуженна себя быть таких высоких его царского величества к себе милостей и сего великого ему подарка; но я со
310

всяким принуждением прилежно домогся у него, чтоб он тот принял, сказав ему, что его величеству неугодно будет, если он сию честь себе откажет, понеже его царское величество ему, принцу, не в подарок от себя прислал, но в малую токмо память той своей премилостивой особой склонности, которую за его к своей стороне доброхотство и за особливую приклонность его величество всегда признавать соизволило. Тогда он, принц Малбруг, тот клейнот у меня также с великим респектом приняв, с нижайшим благодарением представил себя его царскому величеству бесконечно во всем возможном своем долженстве во вся дни жизни своей обязанна» (Там же. С. 426-427).
13 Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. IX. М., 1903. С. 256. — Между прочим отец А.А.Матвеева боярин Артамон Сергеевич Матвеев, начальник Посольского приказа, стал при царе Алексее Михайловиче первым русским кавалером английского ордена Подвязки. После казни Кромвелем короля Карла I в России были уничтожены все привилегии, данные раньше англичанам, и приняты другие меры, которые в той или иной мере помогли возвращению короны сыну казненного, восшедшему на престол под именем Карла П. Активную роль при этом сыграл бывший «при управлении чужестранных дел» Артамон Матвеев.
        Когда новый король, Карл II, прислал в Москву специальное посольство с благодарностью за помощь, англичане привезли и особую награду для начальника Посольского приказа А. Матвеева, знаки высшего ордена Великобритании - Подвязки (РГАДА. Ф. 375. On. 1. Д. 50. Л. 1-1об.)

      Следующим по времени русским кавалером ордена Подвязки стал лишь император Александр I в 1813 г. Знак ордена в виде голубой ленточки с орденским девизом и звезда хранятся ныне в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи (см.: Шевелева Е.Н. Ордена Александра I. СПб., 1993. С. 16-17).
14 Гистория Свейской войны... С. 443-444.
15 Дневник камер-юнкера Фридриха-Вильгельма Берхгольца. 1721-1725 // Неистовый реформатор. М., 2000. С. 312-313.
16 Дневник камер-юнкера Фридриха-Вильгельма Берхгольца. 1721-1725. (Окончание) // Юность державы. М., 2000. С. 262.
17 Там же. С. 287.
18 РГИА. Ф. 496. On. 1. Д. 158. Л. 2об.
19 РГИА. Ф. 496. On. 1. Д. 858. Л. 27.
20 Там же. Л. 285.
21 Там же. Л. 285об.
22 Там же. Л. 289об.
23 Бантыш-Каменский Д.Н. Историческое собрание списков некоторых российских императорских орденов... М., 1814. С. 89.
24 РГИА. Ф. 496. On. 1. Д. 858. Л. 37.
25 АВПРИ. Ф. 1. On. 111-8. Д. 1. Л. 4.
26 Там же.
27 РГВИА. Ф. 16180. On. 1. Д. 408. Л. 109-113.
28 Давыдов Д.В. Сочинения. М., 1962. С. 244, 246.
29 Шильдер Н.К. Александр I. Т. II. 2-е изд. СПб., 1904. С. 190.
30 Впрочем, на гравюре, изображающей встречу 14 июня, сделанной позднее, мы видим на мундире Наполеона французскую звезду, а на мундире короля — прусскую.
31 РГИА. Ф. 496. Оп. 3. Д. 2. Л. 31об, 32.
32 Там же. Д. 3. Л. 6.
33 Там же. Л. 1.
34 Об истории поступления этого комплекса в ГИМ см.: Левин С. С. Награды Наполеона в собрании ГИМ // Сб. Эпоха 1812 г. Исследования. Источники. Историогорафия. М., 2002. (Труды ГИМ. Вып. 132). С. 47.
311

35 Ordres de chevalerie et recompenses nationales. P., 1956. P. 17.
36 Наполеон. Годы величия. 1800-1814. M„ 2002. С. 146.
37 АВПРИ. Ф. 155.1-2. Оп. 378 (1895 г.). P. III. Д. 5. Л. 3-37.
38 Там же. Л. 48.
39 РГВИА. Ф. 395. Оп. 16. Д. 1405. Л. 139.
40 Полное и правильное название турецкого ордена — Nishan el imtias (Орден Заслуг). Учрежденный в 1879 г. турецким султаном Абдул-Хамидом II как высшая награда государства, он предназначался первоначально исключительно членам султанской семьи.
41 НИОР РГБ. Ф. 58. Раз. И. Папка 9. Ед. хр. 15. Л. 34, 34об.

 

 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2008
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир