Нос

 

На этой же странице:  

Г. И. Кабакова, статья "Нос"

из энциклопедии "Славянские древности".

 

 

М. М. Бахтин

 

М. М. Бахтин. Творчество Франсуа Рабле и народная культура

средневековья и Возрождения. М., 1990, с. 350-352.

                           

 

    Коснемся еще одного примера, приведенного Шнеегансом: карикатур на Наполеона III, построенных на резком преувеличении носа императора. Гротеск, по утверждению Шнееганса, начинается там, где преувеличение это принимает фантастические размеры и человеческий нос переходит в звериный. Мы не будем говорить об этих карикатурах по существу: все это – поверхностные шаржи, лишенные всякой подлинной гротескности. Но нас интересует мотив носа – один из весьма распространенных гротескных мотивов и в мировой литературе, и почти во всех языках (такие выражения, как «оставить с носом», «показать нос» и т.п.), и в общечеловеческом фонде бранной и снижающей жестикуляции Шнееганс правильно отмечает гротескный характер именно перехода к звериному носу. Действительно, смешение человеческих и звериных черт – один из древнейших видов гротеска. Но самое значение носа в гротескных образах Шнееганс не понимает. Нос в них всегда замещает фалл. Знаменитый врач XVI века, младший современник Рабле, Лоран Жубер, о теории смеха которого мы уже говорили, написал книгу о народных предрассудках в области медицины [примеч.: Joubert Laurant. Erreurspopulaires et propos vulgaires touchant la médicine et le régime de santé, Bordeaux, 1579] Здесь он (в книге V, гл. IV) рассказывает о чрезвычайно распространенном в народе убеждении, что по размерам и формам носа можно судить о величине и силе производительного органа. Эту идею высказывает и брат Жан на своем монастырском жаргоне. Таково и обычное осмысление носа в литературе средних веков и эпохи Возрождения, связанной с народно-праздничной системой образов. Назовем, как наиболее известный пример, знаменитую масленичную игру Ганса Сакса «Пляска носов» («Nasentanz»).

 

             

 

    Из всех черт человеческого лица в гротескном образе тела существенную роль играют только рот и нос, притом последний как заместитель фалла. Формы головы, уши и тот же нос приобретают гротескный характер лишь тогда, когда они переходят в звериные формы или в формы вещей. Глаза же вовсе никакой роли в гротескном образе лица не играют. Глаза выражают чисто индивидуальную и, так сказать, самодовлеющую внутреннюю жизнь человека, которая для гротеска не существенна. Гротеск имеет дело только с выпученными глазами (например, в разобранной нами гротескной сценке с заикой и Арлекином), так как его интересует все, что вылезает, выпирает и торчит из тела, все, что стремится прочь за пределы тела. В гротеске особое значение приобретают всякие отростки и ответвления, все то, что продолжает тело и связывает его с другими телами или с внетелесным миром. Кроме того, выпученные глаза потому интересуют гротеск, что они свидетельствуют о чисто телесном напряжении. Но самым важным в лице для гротеска является рот. Он доминирует. Гротескное лицо сводится, в сущности, к разинутому рту, – все остальное только обрамление для этого рта, для этой зияющей и поглощающей телесной бездны.

 

            

 

 

  Гротескное тело, как мы неоднократно подчеркивали, –  становящееся тело. Оно никогда не готово, не завершено: оно всегда строится, творится и само строит и творит другое тело; кроме того, тело это поглощает мир и само поглощаетсямиром (напомним гротескный образ тела в эпизоде рождения Гаргантюа и праздника убоя скота). Поэтому самую существенную роль в гротескном теле играют те его части, те места, где оно перерастает себя, выходит за собственные пределы, зачинает новое (второе) тело: чрево и фалл. Им принадлежит ведущая роль в гротескном образе тела; именно они подвергаются преимущественному положительному преувеличению –  гиперболизации; они могут даже отделяться от тела, вести самостоятельную жизнь, так как они заслоняют собой остальное тело как нечто второстепенное (обособиться от тела может отчасти и нос). Следующую по значению роль после живота и полового органа играет в гротескном теле рот, куда входит поглощаемый мир, а затем – зад. Ведь все эти выпуклости и отверстия характеризуются тем, что именно в них преодолеваются границы между двумя телами и между телом и миром, происходит их взаимообмен и взаимоориентация. Поэтому и основные события в жизни гротескного тела, акты телесной драмы – еда, питье, испражнения (и другие выделения: потение, сморкание, чихание), совокупление, беременность, роды, рост, старость, болезни, смерть, растерзание, разъятие на части, поглощение другим телом – совершаются на границах тела и мира или на границах старого и нового тела; во всех этих событиях телесной драмы начало и конец жизни неразрывно между собою сплетены.

 

    Таким образом, художественная логика гротескного образа игнорирует замкнутую, ровную и глухую плоскость (поверхность) тела и фиксирует только его выпуклости – отростки, почки – и отверстия, то есть только то, что выводит за пределы тела, и то, что вводит в глубины тела [примеч.: Впрочем, эта гротескная логика распространяется и на образы природы и образы вещей, где также фиксируются глубины (дыры) и выпуклости] Горы и бездны – вот рельеф гротескного тела, или, говоря на архитектурном языке, – башни и подземелья.

 

 

                                                                          Г. И. Кабакова

Славянские древности. Т.3. М., 2004, с. 435-436.


    НОС — часть лица, которая в традиционнойкультуре выступает важным каналом связис внешним миром и напрямую соотноситсяс материально-телесным низом. Как и черездругие отверстия человеческого тела, черезН. внутрь тела может проникать нечистаясила и ее «агенты». В качестве таковых чащевсего выступает муха, ср. шуточный диалогс чихнувшим человеком: «Муха в нос! —Сама не влетела, да черт унёс» (гомел., Piet.КDР:407).

    Подобным проникновением или иным контактом с мухой, как показывает фразеология, могут объясняться резкие перепады настроения, вспышки гнева (словац. mucha mu sedla na nos 'рассердился', пол. miec muchy u nosie, na nosie 'быть в дурном настроении, сердиться без причины'). Выражения типа «с мухами, с мухой в носу» означают 'быть пьяным' или 'быть колдуном' (укр., бел.). В з.-слав. языках в этой последней парадигме вместо мух упоминается черт. С этим представлением, возможно, связан и рус. запрет сморкаться, не умывшись. Этим же каналом связи, по мнению влахов, живущих в сев. Сербии, пользуется душа, покидая тело в момент смерти, ср. также с.-х. nositi dušu u nosu, s dušom u nosu(об умирающем). Во фразеологии носсвязывается и с состоянием опьянения: бел. с мухой в носу (о пьяном), рус. карел, с вареным носом, сварить нос 'быть пьяным', к носу не брать 'не пить'.

      Поскольку в соответствии со слав. концепцией тела события внешнего мира так или иначе «проступают» на поверхности тела, то по непроизвольным движениям, зуду, покраснению и прочим сигналам судят о предстоящих мелких и важных событиях: ср. рус. «хороший нос кулак за неделю чует»; нос свербит — останешься с носом, кто-то тебя ругает (полес.); сердишься (серб., Вранье); переносица чешется к покойнику (рус., бел.), ноздря — к родинам (ярослав.), кончик носа—к вестям или к выпивке, часто на крестинах; чешется внутри носа — «тайные соседские благодеяния», под носом — «мелкая неблагодарность» (витеб.); если прыщ вскочил на носу — в тебя кто-нибудь влюбится (рус.). По изменению формы носа узнают о близкой смерти человека: такими знаками считаются заострившийся и скосившийся на бок кончик носа (Заонежье), посинение переносицы у младенца (о.-слав.), ср. также носом в землю тянет (об очень старомчеловеке) (Карелия).

      В народной физиогномике по кончикуноса судят о невинности его обладателя: еслипри нажатии пальцем хрящик раздваивается,значит, девушка или парень уже ее утратили(ярослав., пензен.). По форме и размерамноса судят о мужских качествах его обладателя: чем больше и прямее нос, тем крупнеечлен (рус.), ср. также: «У которого человекаиз носа в рот возгрю (сопли) тянет и плюетчасто, тот яровит (боек, ретив) и плоды сводит в выблядках и ладу не бывает» (с.-рус.,«Собрание нужнейших статей на всякуюпотребу», ок. 1730 г.). Горбатый нос выдаетхитроумного человека, тогда как длинныйкрючковатый выступает как признак нечистой силы — ведьм, богинок, русалок. Яги(про нее сказано: «нос в потолок врос»).Колдун с подобной внешностью способен

436
на свадьбе наслать на жениха «нестоючку»,
т. е. импотенцию (Заонежье). Характернойчертой женских духов выступает сопливыйнос (например, Баба Яга или полес. сопливая баба, которую нужно было поцеловать,войдя в первый раз в лес). Нос возника-ет и в описании колдовских превращений:ведьма мажет нос особым снадобьем и оборачивается сорокой (вят.), ср. также пол.фразеологизмы: "Носс Лысую гору" и "Когда в носу свербит, в адупраздник". В то же время маленький нос,отсутствие ноздрей (как у пол. дьявола)или носа также может считаться характернойчертой нечисти (вампир, вила, смерть), ср. курносая как эвфемизм смерти. Нос и соплимогут соотноситься также и с богатством:бел. мифологический персонаж Белун носитна носу суму с деньгами и просит встречныхутереть ему сопли, за что награждает богатством, ср. также загадку: «Бедный наземькидает, богатый с собой собирает» (отгадка:сопли).

 

 

 

 




 

                       

                         

                       

                                                   

 

 

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2006 
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир