Чудовища

 

На следующей странице:

            Жан Делюмо. Эпидемия чудовищного [XV- начало XVI вв.]

 

На этой же странице:

            Е.Е. Бергер. Амбруаз Паре о причинах врожденных аномалий


                                                                                                    С. И. Лучицкая

           

            Лучицкая С. И.  Чудовища // Словарь средневековой культуры. М.,   2003, с. 578-582



      В средневековой литературе различных жанров, бестиариях, энциклопедиях, и картографии, записках путешественников и миссионеров, весьма часто описываются экзотические человекообразные и зооморфные существа. Они воспроизводятся в иконографии, скульптурах романских и готических соборов, средневековых книжных миниатюрах.

      Средневековое воображение заселяло чудовищами главным образом страны Востока ипрежде всего Индию, которая со времен Александра Македонского рисовалась страной чудес. В изображении чудовищ проявилась существенная черта образа мышления средневековья - его любовь к чудесному и фантастическому. Однако сама традиция не ограничивается средневековым периодом — ее истоки следует искать в античной эпохе, ее версии можно видеть на арабском Востоке (рассказыо Синдбаде-мореходе), в позднесредневековой живописи (полотна Босха и Брейгеля).

 

             

      1. Уже древние греки сублимировали многие инстинктивные страхи в образах мифологических чудовищ — грифонов, сирен и т.д., но также рационализировали их вне религиозной сферы: античные писатели придумали расычудовищных людей и животных, которыми они заселили далекий Восток. Геродот в своих «Историях» рассказывал о сатирах и кентаврах, об исполинского размера красных муравьях-золотоискателях, о змеях с крыльями летучих мышей и пр. В IV в. до н.э. греческий писатель Ктесий Книдский описал сказочныхчудовищ Индии. Ок. 300 г. до н.э. другой грек, Мегасфен, собрал в трактате об Индии известные его времени сведения о чудовищах. В этих сочинениях впервые появляются описания диковинных народов и существ, которые потом будут так долго волновать воображение людей европейского средневековья: здесь и обитающие на Востоке безротые существа, питающиесязапахом жареной рыбы и цветочным ароматом (т.н. леуманы), и люди с длинными ушами и одним глазом, и люди с головой собаки, из пасти которых вместо человеческой речи вырывается собачий лай (т.н. киноцефалы). Сведения этих писателей почти полтора тысячелетия были единственным источником знаний об Индии и других азиатских странах.Они заимствовались в I в. Страбоном и Плинием Старшим в качестве основы географических описаний, а в III в. писатель Юлий Солин составил компиляцию из всех подобных сочинений, «Собрание достопамятных вещей». В средние века описаниям чудовищ былипосвящены произведения специального жанра, т.н. бестиарии, повествующие о животных — вымышленных и реальных. Эти рассказы о чудовищах сопровождались толкованиями в духе христианской символики. Описания животных черпались в основном из «Естественной истории» Плиния Старшего. Другой источник этих заимствований — возникшийв Александрии во II в. «Физиолог», содержащий 49 рассказов об экзотических животных, деревьях, камнях и пр. В частности, эти сочинения были широко использованы Исидором Севильским в его «Этимологиях». В XII—XIII вв. описания чудовищ становятся неотъемлемой частью энциклопедических трактатов (получавших название «Образ мира», Imago mundi, или «Зерцало», Speculum). Цель подобных сочинений — воссоздать естественную историю мира со дня творения. В них включались специальные разделы о далеких странах, в частности об Индии, с соответствующимиописаниями чудовищ Такие разделы «О Чудовищах» (De monstris) или «Об Индии и ее чудесах» (De India et eius mirabilibus) можно найти у РабанаМавра, Гонория Августодунского, Винцента из Бове, Альберта Великого, Гервазия Тильберийского, Варфоломея Английского, Брунетто Латини и др. В эпоху крестовых походов хронист Фульхерий Шартрский и писатель Жак Витрийский увлекались описанием сказочных животных, которых крестоносцы не замедлили открыть в Святой Земле.

 

 

             


      В списке наиболее часто упоминаемых средневековыми писателями чудовищ — единорог,свирепое и дикое животное, которое, по словам Ктесия Книдского, может приручить только непорочная дева (потому единорограссматривался как символ чистоты и даже символ Христа). Ктесий, а вслед за ним исредневековые авторы сообщали, что в Индии из рога этого животного делали сосуды, которые разбивались, когда в них наливалиотраву. Раздобытым по случаю рогам единорога в средневековье стремились придать именно это употребление.

    Стремясь вписать чудовищ в христианскую концепцию, их рассматривали как религиозные и моральные символы: великаны интерпретировались как воплощение гордыни, пигмеи — смирения, леуманы — монахов, киноцефалы - ссоры; огромные чудовища — символ изобилия и т.д. Некоторые чудовища оставались лишь знаком экзотического мира, как, например,мантихора, животное с головой женщины, туловищем льва и хвостом скорпиона; у нееголубые глаза, три ряда длинных зубов и красный острый язык, используемый ею какжало. К такому же миру чистой экзотики относится сциапод — существо с одной ногой огромных размеров; при помощи своей ногион может быстро передвигаться, а во время проливного дождя или под палящими лучами солнца ложится на землю и поднимает вверх ногу, которая ему служит зонтиком. Вряду чудовищ особое место занимают змеи: амфисбена, хвост которой оканчивается второй головой и которая может передвигаться любой головой вперед; кераст — рогатая змея, ее яд находится в хвосте, и ударом его она причиняет смерть и пр. В рассказах о змеях наиболее часто упоминается василиск, имеющий голову петуха, тело жабы и хвост змеи; он появляется на свет из яйца, которое снес петух и которое затем должна высидеть жаба; василиск убивает не только ядом, но и своим смертельным дыханием. Это перечислениеэкзотических животных дополняет список чудовищных народов: макробы, исполинских размеров люди, ростом от 10 до 12 футов, отличающиеся необыкновенным долголетием; ихтиофаги — жители Центральной Азии, питающиеся исключительно рыбой; аримаспы - человекообразные существа с вывороченными вовнутрь ступнями, имеющие по 8 или 16 пальцев на каждой ноге; левкокроты, превосходящие всех остальных животных по скорости передвижения, имеющие тело осла, львиную грудь и огромную пасть до ушей, а голосом подражающие человеку; гиппоподы — существа с лошадиной ногой, обладающие способностью быстро передвигаться и т.д. Описания этих чудовищ были частично заимствованы из античной традиции, частично возникли в лоне средневековой культуры.

 

               


      2. Со временем образы чудовищ проникают и в иконографическую традицию. Уже в X—XIII вв. они изображаются на капителях и порталах романских соборов. Их можно видеть в скульптурном убранстве французских храмовв Везеле и Оне. На тимпане собора в Везеле изображено чудовище с огромными ушами; подизображением — новозаветная максима: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всякой твари» (Мар. 16, 15). С осуждением отзывался о подобных изображениях Бернар Клервоский: «Что означает это смешное уродство?...эти нечестивые обезьяны,... чудовищные кентавры, играющие на арфеослы,... существо с несколькими телами и одной головой,... или существо с несколькими головами и одним телом,.. здесь четвероногое существо со змеиным хвостом,.. там рыба с хвостом четвероногого?...». Критика и явный интерес — видимо, такое двойственное отношение к изображению чудовищ характерно длясредневековой церковной традиции в целом. Через столетие после св. Бернара изображение чудовищ становится излюбленным мотивом книжной миниатюры. Расцвет этой традиции нередко связывают с развитием народной культуры, появлением ехеmplа и фаблио.

 

              

    В XII—XIII вв. чудовищные народы и чудовища становятся объектом изображения на средневековых картах. Наиболее известна т.н. Герефордская карта последней четверти XIII в. Нарисованная разноцветными чернилами напергамене, она воспроизводила всю ойкумену в виде вписанных друг в друга символических фигур — пятиугольника, четырехугольника, треугольника и круга. Внутри этих фигур изображались известные тогда страны,города, моря, а также семь чудес света и фантастические народы. В строгом соответствии со сведениями античных и средневековых авторов, в Индии изображались пигмеи и великаны, леуманы, мантихоры и единороги; в Эфиопии — сатиры и фавны, муравьи-золотоискатели, сфинксы и пр. чудовища, заселяющие окраину христианской ойкумены, были тщательно изображены и на знаменитой Эбсторфской карте.

 

             

 

      Новую страницу истории представлений о чудовищах открыли путешествия и францисканские идоминиканскиемиссии в Центральную Азию и на Дальний Восток (Гильом Рубрук, Плано Карпини, Марко Поло и др.). Впервые средневековые люди устанавливают непосредственные контакты с Востоком — страной чудес, где со времен Александра Македонского никто из европейцев не бывал. В сочинениях путешественников и миссионеров подлинное восприятие Индии и других стран Востока смешивалось с фантазиями и рассказами о чудовищахи экзотических народах, известных из книг. В 1413 г. бургундский герцог Жан Бесстрашный велел собрать самые популярные трактаты этих путешественников (Марко Поло, Одорикоде Порденоне и др.) и иллюстрации к ним в единый сборник с тем, чтобы подарить его своему дяде герцогу Беррийскому. Сборник получил название «Книга чудес».

      Традиция изображения чудовищ находит в позднее средневековье свое продолжение в т.н. космографии, описаниях мира, подобных «Зерцалам» и «Образам мира» классического средневековья. Среди них наиболее известны «Книга природы» Конрада Мегенбергского (XV в.), сочинение Андре Теве «Достопримечательности антарктической Франции», «Космография» Себастьяна Мюнстера (XVI в.) и др. Миниатюры этих трактатов дают представление об экзотических народах и чудовищах, которыми средневековье заселяло неизвестную ему часть ойкумены. Визуальные образы придавали еще большую устойчивость существовавшим стереотипам.

 

 

              

 

 

      3. Вера в чудовищ оставалась чрезвычайно стойкой на протяжении всего средневековья, поскольку велико было уважение к мудрости древних. Но с точки зрения христианства чудовища представляли собой загадку. Средневековый образ мира имел строго упорядоченный иерархический характер — мир мыслился божьим творением, где все твари располагаются в символической иерархии. чудовища занимают в этом универсальном миропорядке совершенно непонятное место, находясь за пределами упорядоченного мира. Над этой загадкой ломали голову многие отцы церкви. Уже Августин утверждал, что чудовища — неотъемлемая часть тварного мира и созданы творцом не по ошибке. Бернар Клервоский отказывался размышлять над этой проблемой, полагая, что творение Бога так велико, что его не может вместить ум человека. Оставляя в стороне острый вопрос о том, создал ли чудовищ Бог или дьявол, средневековые авторы предпринимали немало усилий для того, чтобы придать им христианский колорит и морально-религиозные истолкования. На протяжении всего средневековья отношение церкви к чудовищам было неоднозначным, колебалось между признанием их творениями Бога (некоторые, например, киноцефалы, даже фигурируют в драмах литургических) и осуждением веры в них как языческого предрассудка.

        В средневековой традиции принято считать, что все твари созданы по образу и подобию Бога, а все, что отдаляется от божественного образа, чудовищно. Чудовищное обличье киноцефалов, макробов, ихтиофагов — отражение их душ, которых, видимо, не коснулось слово божье, и потому они скорее принадлежат царству зла. Они — вне нормы, вне традиции и обычая. Этот стереотип легко срабатывал в сознании путешественников, знакомившихся с неизвестными народами. Путешественникам, посещавшим Центральную Азию, достаточно было лишь отметить такую черту азиатских народов, как привычку питаться змеями или черепахами, чтобы воспринимать их чудовищами. Так возникают образы чудовищных народов в трактатах путешественников и миссионеров.

 

      Возникновение чудовищ в античной и средневековой традиции объясняется, несомненно, и психологической потребностью человека воплощать свои страхи в конкретных образах с тем, чтобы от этих страхов освободиться. Представления о чудовищах тесно связаны и с представлениями о пространстве, и с иррациональными страхами человека перед незнакомым и недоступным. Чем дальше от знакомого мира, тем страшнее и фантастичнее выглядят чудовища.

    Вместе с тем упоминание чудовищ в бестиарии или энциклопедии, трактате путешественника или миссионера — это всегда знак незнакомого, экзотического. Самая расхожая реакция на сообщения о чудовищах — удивление. Поиск чудовищ — непременная составляющая любого путешествия. чудовища с головой человека и туловищем животного, всякого рода гибриды, питающиеся скорпионами и змеями и оттого свистящие и шипящие, были — и это сознавали средневековые люди — не только творением Бога, но и плодом фантазии человека. Часто незнание флоры и фауны или ошибка при переписке рукописи приводили к возникновению новых разновидностей чудовищ В рассказах о чудовищах смешивались суеверия, наследие язычества, мифы и миражи.

        Средневековая картина мира была строго упорядочена и иерархична, но именно тем самым предполагала существование антимодели. Инверсия мира и сопротивление жесткой иерархии были не только возможны, но и безграничны. Именно на границах христианского мира, где царили хаос и неупорядоченность, появлялись различные виды чудовищ — зооморфные и человекообразные существа, представлявшие собой отклонение от всего известного для центра ойкумены. Потому существование чудовищ было вполне закономерно в тот период, когда доминировали средневековая модель мира и символический образ мышления.

Baltrušaitis J. Le Moyen Âge fantastique. P., 1981; Bloch R. Les prodiges dans 1'antiquitd classique.P., 1963;Camille M. I mage on the Edge (The Margins of Medieval Art). L., 1992; Clebert J.-P. Bestiaire fabuleux. P., 1971; FriedmanJ . B . The Monstroues Races in Medieval Art and Thought. Cambridge (Mass.), 1981; Lascault G. Le Monstre dans 1'art occidental. P., 1973; Ley W. Les betes qui out fait nos lеgendes. P., 1971; MacC r i n d 1 e  J. W . Ancient India as described by Ktesias the Knidian. L., 1882; Poirion D. Lemerveilleux dans la literature franiyaise au Moyen Age. P., 1982; Strzelczyk J. Gerwazu s Tilbury.Studuium z dziejow uszonosči geograficznej w sredniowieczu. Warzsawa, 1970; Wittkower R.L'Orient fabuleux. P., 1991.


 

                                                                              Е.Е. Бергер

            "НЕХОРОШО, ЧТО МОНСТРЫ ЖИВУТ СРЕДИ НАС"
        (Амбруаз Паре о причинах врожденных аномалий)

 

Средние века. Вып. 65. - М.: Наука, 2004, с. 147-165.


    "Знамения последних времен, все предрекает близкий и ужасный конец" - в таких терминах историография характеризует психологический климат Франции эпохи религиозныхвойн 1. Признаки грядущего конца времен усматривались в самых разнообразных природных явлениях 2. Любое отклонение от обыкновенного положения вещей, будь то пожар, комета, необычная конъюнкция планет, понимались как знак скорой катастрофы. Традиционно одним из пророчеств грядущей гибели мира считалось и рождение монстров. Предметом настоящей статьи является трактат о врожденных патологиях, написанный знаменитым французским хирургом Амбруазом Паре. Специфика этой работы позволяет задаться вопросом: каковомировоззрение врача в обезумевшем мире религиозных войн и какой отпечаток накладывает его профессия на восприятие проблем эпохи.

    В 70-е годы в западной литературе появилось большое количество работ, посвященных средневековым описаниям чудовищ 3. Действительно, интерес к монстрам весьма характерен для средневековья, хотя берет начало еще в античности, преждевсего в трактатах Аристотеля и Плиния Старшего. Географические сочинения, начиная с Геродота, населяли чудовищами окраины мира. Монстры описывались как зверообразные, так и антропоморфные. Монстры в средневековой традиции понималиськак некий культурный код или символический ряд, подлежащий прочтению. Их рассматривали как предсказания, как наказанияза грехи, вводили в теологический и политический контекст. Рождение уродов, безусловно, связывалось современниками с войнами и природными катаклизмами - и как предзнаменование, и
-------------------------

1 Уваров П.Ю. От эсхатологии к королевскому мифу Нового времени // Средневековая Европа глазами современников. М., 1994. чудовищ 5. С. 12-13.
2 Crouzet D. Les guerriers de Dieu. Champ Vallon, 1990. Vol. 1-2.
3 Обзор этой литературы см.: Brammal K.M. Monstrous Metamorphosis: Nature,
Morality, and the Rhetoric of Monstrosity in Tudor England // The Sixteenth Century Journal. Vol. XXVII, N 1. Spring 1996. P. 3-22.

148
как последствие. В XVI в. интерес к монстрам не только не угас,
но и приобрел новые аспекты. О смысле существования чудовищ задумывались и Монтень, и Фр. Бэкон, и Джон Нокс. Задавались вопросами о связи чудовищной внешности и чудовищного поведения 4. Но как это ни странно, в меньшей степени чудовищами интересовались врачи. Для меня принципиально важно, что эта проблема стала предметом изучения хирурга АмбруазаПаре. Его перу принадлежит трактат о врожденных уродствах, который историк хирургии Ж.-Ф. Мальген называет одной из самых любопытных книг французского Ренессанса.

    Амбруаз Паре - имя в истории медицины хрестоматийное. Придворный хирург четырех французских королей, создатель новой хирургии, он был в высшей степени врачевателем. считая своей главной задачей облегчение человеческих страданий. В литературе о нем традиционно отзываются как о враче, "принадлежавшем не столько культуре, сколько практике"5. Его жизнь была посвящена тому, чтобы возвести ремесло хирурга в статус врачебной науки. По-видимому, и в самом деле он был велик в первую очередь не в словах, но в тяжелом, ежедневномручном труде, и оставленные им трактаты по медицине дают далеко не полное представление о масштабе его личности. Все же оставленное им письменное наследие вызывает немалыйинтерес.

    В середине 70-х годов XVI в. Паре приступил к изданию общего свода своих работ, в который вошел и трактат "О монстрах". Это издание было посвящено Генриху III и имело цель поставить хирургию в ряд медицинских наук, вызвав тем самымкрайне резкую негативную реакцию со стороны медицинского факультета 6. Для данной статьи было использовано второе издание, вышедшее в свет в 1579 г.7 Кроме этого, был использован комментированный перевод, выполненный американской исследовательницей Дж. Паллистер по первому изданию 8.
--------------------------
4 Ibid. P. 6.
5 Paré A. Textes choisis. P., 1953. Marcel Sendrail. Préface. P. 2.
6 Doe J. A Bibliography of thé Works of Ambroise Paré. Chicago University press,
1937. P. 102.
7 Paré A. Les Oeuvres d'Ambroise Pare. Paris; Buon, 1579.
8 Ambroise Paré. On monsters and marvels / Transl, with an introd. and notes by
J.L. Pallister. Chicago; L., 1982. (Далее: Pallister.)

149
      К изучению монстров Паре также пришел чисто медицинским путем: его трактат "О монстрах и чудесах" стал продолжением трактата "О рождении", посвящённого родовспоможению.Этот факт сам по себе ставит проблему уродов в медицинский контекст. Впервые трактат был опубликован в 1573 г. вместе с трудом "О рождении" (2 книги по хирургии)9 под заглавием "О монстрах, как земных, так и водных" (De monstres tant terrestres nue marins, avec leurs portraits). В предисловии указано, что книга предназначается для молодых студентов хирургии, а не для ученых докторов. Иллюстрации частично выполнены самим Паре, другие взяты из трактатов его предшественников. Трактат был посвящен герцогу д'Юзес, предложившему автору изложить письменно содержание их устных бесед.

    В трактате "О монстрах" Паре сделал попытку свести воедино сведения обо всех известных ему природных аномалиях. Основную его часть составляют сведения о врожденных патологиях, которые его как врача интересовали в первую очередь. Но речь идет не только о человеческих патологиях: в разряд чудовищ у Паре попадают самые разноплановые явления, от сиамских близнецов 10 до хамелеона, в разряд чудес - природные явления, такие как кометы, вулканы, землетрясения и др. Книга получилась внутренне противоречивой именно потому, что в ней нашли отражение отголоски самых разных традиций и теорий, причем не только медицинских. Трактат, если можно так выразиться, поет на разные голоса. Весь собранный материал увязывается в несколько блоков: человеческие уродства; медицинские казусы; притворство и симуляция; бестиарий; метеорологические явления; демонология. Дж. Паллистер отмечает, что трактат делится на четыре части (человеческие и животные чудовища, как физические, так и моральные; летающие, земные, небесные) в соответствии с учением о четырех элементах. Но это не совсем точно: Паре ломает классическую средневековую классификацию по четырем элементам, убирая стихию огня (саламандра) и заменяет ее на "небесных чудовищ", т.е. кометы и пр. Все же основное место в трактате занимает феномен врожденных патологий.
-----------------------
9 Deux livres de Chirurgie: Par Ambroise Paré. P.: André Wechel, 1573.
10 Разумеется, расхожее название сросшихся детей "сиамские близнецы" появилось значительно позже XVI в., автор статьи использует этот термин как наиболее общеупотребительный.

150
    Разумеется, Паре явно не первый среди врачей заинтересовался этой темой: из текста самого трактата явствует, что у него были корреспонденты среди коллег, которые, как и он сам, фиксировали факт аномальных рождений, пытались сохранить наиболее необычные экземпляры. На эту тему врачи вели активную переписку. Вести об удивительных рождениях приходили к нему со всей Франции, из Италии, Германии, Швейцарии, Польши. У самого Паре была целая кунсткамера: особый "кабинет", где он "хранил для памяти чудовищные вещи" (гл. 15). (В этом "кабинете", например, среди прочего хранился скелет тукана, привезенный из Нового света.)

    Факт рождения уродов интересовал отнюдь не только врачей и даже не в первую очередь их. Сам Паре в качестве одного из основных источников ссылается на Ликосфена - швейцарского гуманиста, своего современника, подлинное имя которого Теобальд Вольфхарт (1518-1561), его книга о монстрах вышла в Базеле в 1557 г.11 Значительная часть иллюстраций также взята Паре из трактата Ликосфена.

    Сопоставление текста Паре с текстом его предшественника позволяет прийти к следующим выводам. У Ликосфена это именно "Хроника": перечисление по годам всевозможных катастроф и природных катаклизмов: солнечных затмений, комет, потопов и пожаров; в этом списке фигурирует и рождение монстров. Перечень источников, использованных Ликосфеном, занимает несколько страниц; среди них и Священное писание, и античные авторы (Гиппократ, Аристотель, Диодор, Дион Кассий), и средневековые (Беда Достопочтенный), и Петрарка, и Флавио Бьондо. На первых страницах труда является двуликий Янус - самый ранний известный автору монстр. Иногда автор отмечает факт рождения монстра и никак не комментирует его, но во многих случаях рождение монстров понимается Ликосфеном как предзнаменование грядущих катастроф. (Так, в 1105 г. появление множества уродов было знаком начала большой войны 12: не только родились двухголовые младенцы, но куры и другие домашние птицы внезапно одичали и сбежали в леса).

    На первый взгляд и Паре остается в рамках той же традиции. Чудовищами (monstres) он называет тех, кто появляется на свет вопреки природе (outre le cours de nature) и чаще всего несет знаки какого-нибудь грядущего несчастья: например, ребенок, родившийся с одной рукой или с двумя головами, или подобное. Чудеса (prodiges) - это вещи противоестественные, такие как женщина, родившая змею или собаку. Но при кажущемся внешнем сходстве подход Паре к данной проблеме существенно иной.
---------------------

11 Lycosthenes. Prodigiorum ac ostentomm chronicon. 1557.
12 Ibid. P. 393.

 151
      В отличие от "Хроники чудес" Ликосфена, трактат Паре структурно выполнен именно как медицинский: его краеугольным камнем является вопрос о причинах рождения монстров, а не об их символике. Автор интересуется не хронологической последовательностью появления монстров, но их классификацией. Ж. Сеар 13 справедливо отмечает, что Паре, хотя и называет монстров знаками грядущих несчастий, не фокусируется на этом, ему это не интересно. Он также не задается целью дать строгое определение монстра. Подлинный интерес он проявляет к причинам их появления. Таких причин Паре называет 13. Это слава Господня; гнев Господень; чрезмерное количество семени; слишком малое количество семени; воображение; большая или малая величина матки; поза беременной; удары по животу беременной; наследственные болезни; порча или гниль (семени); смешение семени; действия злобных нищих; демоны или дьяволы 14. Каждому описанному фактору соответствует определенный тип врожденной патологии. Историки медицины (например, Дж. Паллистер) предпринимали попытки идентифицировать все эти поражения и врожденные аномалии с точки зрения современной медицины. По-видимому, это не всегда продуктивный путь: при всей своей наблюдательности Паре не всегда шел путем натуралиста нового времени, верящего только своим глазам. Интересно, что именно трактат "О монстрах" упоминает Марк Блок, приводя примеры эволюции восприятия: "Хвост кометы, которую наблюдал великий Амбруаз Паре, вероятно, нисколько не отличался от тех, что движутся по нашим небесам. Паре, однако, чудилось, что он видит там щиты со странными гербами. Предрассудок одержал верх над обычной точностью глаза, и его свидетельство... говорит нам не о том, что он наблюдал в действительности, а о том, что в его время считалось естественным
видеть"15. Все же наиболее часто встречающиеся случаи поддаются идентификации - это сиамские близнецы (причина, по Паре - чрезмерное количество семени при зачатии), гермафродиты (рождающиеся вследствие "смешения семени", см. ниже), кожные болезни (происходящие от "воображения" беременной женщины).
--------------------
13 Jean Cèard. La nature et les prodigues // Цит. по Дж. Паллистер.
14 Paré A. Op. cit. P. IX, CXXIH.
15 Блок М. Апология истории или ремесло историка: 2-е изд. М„ 1986. С. 61-62.

152
      Сам по себе этот каузальный ряд имеет отклики во многих культурных традициях. Видно, что среди факторов, ведущих к рождению уродов, есть теологические, демонологические, есть и такие, которые вполне будут одобрены (или, по крайней мере, рассмотрены) современной медициной: тугая шнуровка при беременности, некоторые позы и положения тела (гл. 11): если женщина во время беременности сидит, скрестив ноги, как часто делают портнихи, или на коленях, как вышивальщицы ковров, или слишком сжимают живот. Среди причин врожденных аномалий Паре известен малый размер матки (гл. 10), травмы беременной (гл. 12) и даже наследственные болезни (гл. 13): "От горбатого рождается горбатый, от кривобокого - кривобокий, от людей маленького роста родятся карлики, причем без всяких других дефектов. От дураков (fol) редко родятся мудрые, от прокаженных родятся прокаженные, как всем известно. Так бывает не всегда, но чаще всего".

    Лишь первые две причины появления монстров в списке Паре можно отнести к разряду собственно теологических. Так, называя причиной появления монстров "славу Господню", Паре цитирует стих Писания о слепорожденном: "Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божьи" (Иоанн. 9.3). Этот стих Писания дает возможность дистанцироваться от объяснения рождения монстра исключительно индивидуальной греховностью. Этот пример из Писания остается единственным.

    Вторая теологическая причина, гнев Господень, рассматривается более подробно. Это единственный разряд монстров, появление которых, согласно Паре, всегда знаменует грядущие несчастья. Более того, таких примеров у Паре очень мало; все онивзяты из Ликосфена. (В Италии в 1254 г. во время войны между флорентийцами и пизанцами видели жеребенка с человеческой головой. Когда папа Юлий П причинил бедствия Италии, воюя сЛюдовиком XII, в 1512 г. в городе, где была битва, родился монстр с рогом на голове, двумя крыльями, одной ногой, покрытой чешуей, и с глазом на колене (гл. 2). К этому разряду Паре относит уродства наиболее ужасающие: младенец с собачьеймордой или птичьей головой, с четырьмя рогами на голове, особыми знаками на лице. Гнев Божий проявился из-за того, что родители совокуплялись, как дикие звери, не соблюдая ни времени,ни законов Бога и природы.

    В трактате Паре весьма заметное место занимают отзвуки античных медицинских и философских теорий. Так, он разделяет мнение Аристотеля, что от слишком большого илислишком малого количества семени при зачатии рождаются сиамские близнецы, а также бывают случаи недоразвития, гермафродитизма, чрезмерное количество близнецов и другиеаномалии.

153
    Паре напоминает, что от чрезмерного количества семени при зачатии, по словам Гиппократа, рождаются дети с лишними органами: с двумя головами, с четырьмя руками, шестипалые.Если семени мало, говорит Августин, рождаются однорукие дети или у них совсем не будет кистей или ступней. В ряду монстров, рожденных из-за малого количества семени, фигурирует даже человек без головы, с лицом, помещенным в область груднойклетки. Впрочем, существование такого монстра Паре не считает полностью доказанным: доктор Режан на медицинском факультете Парижского университета "заверял меня, что видел это" (гл. 8).

    От чрезмерного количества семени при зачатии, по словам Паре, могут появиться на свет и несколько детей одновременно(гл. 33)16. Аристотель утверждает, что женщина не может родить одновременно больше пяти детей. Абул-Касис повествует о рождении семерых. Плиний пишет о случае на Пелопоннесе, когда женщина рожала четыре раза, каждый раз по пять детей,причем большинство из них выжило. Ж. Делешан во "Французской хирургии" описывает рождение семерых детей одновременно, из них четверо были крещены. Паре указывает имя и место жительства женщины, которая в первый год после свадьбы родила двойню, во второй год - тройню, в третий год - четверых,далее, соответственно, пятерых и шестерых детей и в последних родах умерла. В Бофоре женщина родила ребенка, а через 8 или10 дней - второго, его пришлось вынимать из чрева, при этом она умерла.

    В античной и средневековой традиции рождение нескольких детей одновременно объяснялось тем, что женская матка состоит из семи полостей: три справа для мальчиков, три слева для девочек и одна в середине для гермафродитов. Паре решительно опровергает это традиционное представление: так считают лишь те, кто не знает анатомии! Правда, Паре изучал толькоанатомию человека, поэтому он вслед за Гиппократом считает, что у женщин в матке только одна полость, а у самок животных(собаки, свиньи) несколько ячеек, поэтому они приносят несколько детенышей17.

------------------------------
16 В книге рекордов Гиннеса отмечено рождение семи живых детей (1997), рождение одновременно девяти детей, из которых 7 выжили, а также извлечение из матки 15 зародышей одновременно, что стало результатом приема
фертилизирующих лекарственных препаратов (М., 2000. С. 155).
17 Гиппократ. Сочудовищ М„ 1994. С. 255.

154
      Проблема появления гермафродитов также находит свое место в трактате (гл. 6). По мнению Паре, они рождаются из-за того, что при зачатии было поровну мужского и женского семени(формообразующая сила создает по подобию). Из нескольких разновидностей гермафродитов Паре особенно подробно описывает тех, у которых хорошо сформированы анатомические признаки обоих полов и оба могут служить для размножения. Это те, кого древние и современные законы заставляли и заставляют выбрать, какой пол использовать, запрещая под страхом смертииспользовать другой. В некоторых случаях каноническое право предусматривало официальное изменение пола, как доказываютпримеры, приведенные Паре (гл. 7: "Достопамятные истории о некоторых женщинах, переродившихся в мужчин"). Так, в Португалии у одной девушки в переходном возрасте появились признаки мужского пола, с позволения церкви она стала одеваться в мужское платье, и ее имя Мария изменили на Эммануил. Он долго путешествовал по Индии, разбогател, по возвращении женился. Автор не знает, были ли дети, но борода не выросла. (Случайсмены пола описан и у Монтеня.) Этот казус не был единственным. Но, утверждает Паре, нет достоверных историй о том, как мужчина стал женщиной, так как природа всегда стремится от менее совершенного к более совершенному, и никогда наоборот.

    На первый взгляд Паре кажется совершенно свободным от самых цветущих теорий XVI в.: магии и астрологии. Внутренняялогика магии, столь внятная многим его современникам и коллегам, для Паре не существует. По отношению к магии он выступает как недобросовестный критик, намеренно выставляя какабсурдное то, чему сами маги предложили бы объяснение. Он пишет о магах: "Одни изгоняют неизвестно каких духов бормотанием, экзорцизмом, молитвами, заклинаниями и прочим. Другие носят на шее или иначе на себе некие письмена, вещи, изображения, кольца; иные используют пение и танцы" (гл. 30). Много внимания Паре уделяет шарлатанам, которые уверяют, что лечат лягушками, крысами, словом "абракадабра" и др. «Я видел, как желтуха исчезла с поверхности тела за одну ночь посредством маленького письма, повешенного на шею истеричке. Я видел, как лихорадки излечивались молитвами и разнымицеремониями, но потом возвращались еще хуже. Я спрашиваю вас:


155

не суеверие ли говорить, что те, кто носят имена трех волхвов (Гаспар, Мельхиор, Балтазар), излечивают от эпилепсии,
что зубная боль проходит, если во время мессы произнести слова "Os non communietis ex eo" и прочее» (гл. 30). Дьявол не может изменить вещи, которые он не мог бы никак создать; он только
портит ум человека; именно поэтому оценка магической, т.е.
"дьявольской", медицины в трактате предельно резка: болезням дьявол не может дать настоящее и полное излечение, а только ложное и паллиативное.

      Магия в его представлении, бесспорно, связана с делами демонов. Но маги - не проводники дьявольской силы на земле, а просто обманщики. Магия есть порождение дьявола именно потом}, что дьявол - отец всякой лжи. Внутреннее родство магии с силами зла - это ложь. Есть разные виды магов, говорит Паре: некроманты, хироманты, геоманты и пр. Все они только обманывают и морочат (гл. 29). Так, некоторые утверждают, что видели ужасающие вещи: маги, которые погружают руки в расплавленный свинец. Но "секрет фокуса" заключается в том, что перед этим руки моются в ледяной воде или же в уксусе: в последнем случае свинец свертывается и не достигает рук (гл. 31).

    При этом Паре, не признавая "магов-ремесленников", приемлет многие элементы магической системы объяснения мира. Самый яркий пример - "Монстры, созданные воображением" (гл. 9).

      Древним, кто изучал тайны природы, были известны монстры, созданные воображением. Нужно знать, о чем думает женщина во время зачатия (вещь, фантазм, ночные видения). В Св. Писании приведена история Иакова (Быт. 30, 37.4), который клал прутья в корыта для водопоя, чтобы скот родился пестрым. Дамасцен рассказывает о девочке, родившейся косматой, как медведь, поскольку мать во время беременности часто смотрела на изображение Иоанна Крестителя в шкуре18. Гиппократспас женщину от обвинения в прелюбодеянии, когда она родила ребенка, черного, как мавр: было доказано, что во время беременности она созерцала предметы черного цвета. Если крольчих запереть в белой комнате, они рождают белых крольчат. Поэтому, пока ребенок не сформировался (35 дней мальчики, 42 дня девочки) нельзя смотреть на страшные предметы 19. В 1517 г. около Фонтенбло родился ребенок с лицом лягушки. Муж объ-
--------------------------

18 Palter. Р. 38.
19 Ibid. Р. 40.

756
яснил, что у жены была лихорадка и ей советовали держать в руке лягушку. С этой лягушкой в руке она зачала. Когда на лице или на теле новорожденного оказываются пятна в форме вишни груши, фиги или других плодов, их причина - воображение беременной или результат того, что ей хотелось этих фруктов, а есть их было нельзя. Вот как опасно, пишет Паре, раздражать беременных, показывать им еду, которую они не могут сразу съесть и показывать им страшных животных, даже изображения их 20. в гл. 2 трактата "О рождении" Паре также касается этого вопроса, приводя пример о царице эфиопской, которая во время совокупления с мужем думала о белом цвете и вследствие этого родила белого сына. Такое объяснение явно относится к контагиозной магии, хотя Паре не считает ее таковой.

    Астрология как система объяснения мира его также не привлекает. Приводя суждение Аристотеля, .что монстры встречаются в природе из-за расположения звезд, Паре замечает на полях: суждения астрологов очень спорны, я предоставляю им спорить и доказывать. Далее описывается следующий случай. Во времена Альберта на свет появилась полукорова, получеловек. Крестьяне обвинили в этом пастуха, решив, что он сожительствовал с коровой, и хотели его сжечь, но Альберт, имея некоторый опыт в астрономии, понял (как он утверждает), что причиной происшествия стало расположение звезд. С пастуха были сняты подозрения. Паре помечает на полях: Я сильно сомневаюсь, что суждение Альберта было верно (гл. 19).

    Демонология Паре представляет особый интерес. Он не сомневается в существовании демонов и доказывает это как авторитетами, так и эмпирически. Ссылаясь на римские законы 12 таблиц, где установлены наказания против колдунов, одержимых демонами, Паре делает вывод: не может быть закона о вещи, которой никто не видел и не знал (гл. 25). В Священном Писании также говорится о существовании злых духов, которые называются демонами или дьяволами. Именно дьявол вселил в сердце Иуды предательство. Есть дьяволы, которых много в человеке: о таких говорится: имя им легион. "Они по природе своей всегда стараются навредить человеческому роду делами, ложными иллюзиями, обманами и ложью. Если бы им было позволено осуществить все, чего они желают, воистину вскоре род человеческий погиб бы, но они творят лишь то, до чего Богу угодно их допустить. Когда их изгнали из рая, одни поселились в воздухе, другие на земле, третьи под землей, четвертые - в самых глубинах" (гл. 25).
--------------------

20 Ibid. Р. 54.

157
      Но когда Паре переходит к описанию конкретных действий демонов, перед нами встает картина не грядущей гибели мира, а лишь некоторых странностей и курьезов. Он убежден, что существуют явные и осязаемые следы их деятельности. Что же способны сотворить демоны? "Они вопят по ночам и шумят, словно скованные цепями, они сдвигают скамьи, столы, книги, укачивают детей, играют в шахматы, запутывают веревки, считают деньги, слышно, как они гуляют по комнате, открывают двери и окна, бросают на землю посуду, бьют горшки и стаканы и производят другой беспорядок, а с утра не обнаруживается ничего сдвинутого с места, ничего разбитого, ни открытых окон и дверей" (гл. 25). Паре рассказывает со слов очевидцев о немецких шахтах, в которых появление демонов - обычная вещь. Там иногда слышатся страшные крики или звуки, подобные звону кандалов, или как бы жалобы и стоны, а иногда звук артиллерийской канонады, очень отдаленный, тамбурины, стук колес, конский топот, звон пик, шпаг, алебард, словно отзвуки большой битвы. В одной шахте дух приходил по пятницам и менял местами металлы. Однажды он шумел больше, чем обычно. Рабочий послал его в преисподнюю, тот схватил его за шею и вывихнул позвонки, рабочий, однако же, не умер, а долго после этого жил и всем рассказывал о случившемся с ним. Похоже, что все это безобидные, почти "домашние" демоны, бесенята, а не бесы, совсем не те, о которых классический труд по демонологии сообщает, что "они извращают чувства, исследуют потребности, мешают бодрствующим, вспугивают спящих в сновидениях, приносят болезни, вызывают бури, превращают себя в ангелов света, всем несут ад, требуют от ведьм божеского почитания, с их помощью совершаются чародейства. Они хотят господствовать над добрыми и теснить их по мере сил... Они всегда ищут путей сократить жизнь человека... Дьявол знает тысячи способов вредить людям... старается... разрушить единство церкви, оскорблять любовь, забрасывать желчью зависти деяния святых и всячески унижать род человеческий
" 21.
----------------
21 Молот ведьм. С. 99.

158
    Таким образом, в труде Паре мы можем наблюдать сужение сферы дьявольского. Это становится еще заметнее, когда речь заходит об одном из основополагающих вопросов демонологии:могут ли рождаться живые существа от сношения человека с дьяволом. Нельзя ли это поставить в ряд причин появления аномальных рождений? В "Молоте ведьм" рассматривается возможность порождения людей через посредство инкубов и суккубов 22; однако в трактате Инститориса и Шпренгера мы не находим сведений о том, что от такого сожительства родятся чудовища.

 

    Паре в главе о демонах решительно утверждает, что размножаться в людях они не могут. Мнение, что дьяволица может принять в себя семя мужчины, как живого, так и мертвого, и родить,ошибочно. Чтобы опровергнуть это, Паре напоминает, что семя возникает из крови и духа, способного к зарождению; его почтинельзя переносить, оно испортится (гл. 27). Поэтому он, в частности, решительно отвергает мифы о том, что женщина можетзачать от человека, с которым вместе купалась и прочудовищ (там же). Зачатие относится к функции живого тела, а демоны живого тела не имеют. Взятие семени и его передача было бы связано с перемещением в пространстве, а демоны не могут производитьперемещения в пространстве. Душа - духовная субстанция, как и демон, духовная субстанция не может производить перемещениев пространстве. И не надо верить, что демоны или дьяволы духовной природы могут плотски познавать женщин - для этоготребуется плоть и кровь, чего у демонов нет. Невозможно, чтобы духи совокуплялись с женщинами - у них нет половых органов. Кроме того, демоны бессмертны и вечны, им не надо размножаться. Сатана не размножается. Монстры, следовательно, не возникают в результате действий демонов, от сожительства демонов с людьми. Бывают, впрочем, примеры другого рода. ВКонстанце некая девица, служанка богатого горожанина, всем рассказывала, что понесла от дьявола, явившегося к ней ночью. Городские власти заключили ее в тюрьму, чтобы дождаться родов. Начались схватки, и из ее утробы стали выходить железныегвозди, куски дерева, стекла, камни и другие странные вещи, которые дьявол туда вложил (гл. 28). Есть и другие подобные истории: ведь демоны - docteurs de mesonge, профессора лжи. Но приэтом Паре считает возможным связь демонов с патологиями рождения: "Они притворяются чем угодно: гвоздями, нитками, кусками дерева, змеями, часто монстрами, выходящими из женской утробы (выделено мной. - Е.Б.) (гл. 28). Какие именноуродства возникают от притворства демонов, Паре не сообщает. Описанное явление возникает не в результате сношения дьяволас женщиной, а "путем притворства". В издании
--------------------

22 Молот ведьм. С. 96.

159
1585 г. Паре
уточняет: "Что касается меня, я верю, что это сношение воображаемое, происходящее от иллюзорного впечатления Сатаны"23.

    В завершение темы обнаруживается потрясающая глава (31) "Об инкубах и суккубах": инкубом, по словам Паре, называется болезнь, при которой человека мучает какая-то тяжесть в теле,как правило, по ночам. Причина этой болезни - употребление мяса, вызывающего приток вредных паров к желудочкам мозга. Тогда ощущается давление на диафрагму и легкие, дыхание затруднено. И тогда больной начинает звать на помощь. Для лечения инкуба следует избегать употребления такого рода мяса икрепких вин, как и других вещей, приводящих пары к мозгу. Можно предположить, что речь идет о некотором особом медицинском жаргоне. Был ли в XVI в. специфический врачебныйюмор?

    Внутренняя противоречивость и непоследовательность трактата Паре выступают наиболее ясно в той его части, которая посвящена колдовству. Хотя автор называет большую часть маговшарлатанами и обманщиками, но все же и колдуны, и колдовство для Паре - объективно существующие вещи. Это люди, которые изначально отвергли Бога как Творца и Спасителя и заключили договор с демонами, сделавшими их рабами и подданными(esclaves et vassaux) (гл. 25). Никто не может отрицать или сомневаться, что колдуны существуют, ибо это подтверждается авторитетом многих ученых, как древних, так и современных. Есть колдуны и одержимые, которые средствами тонкими (subtils), дьявольскими и неизвестными портят тело, разум, жизнь и здоровье людей и других созданий: животных, деревья, травы, воздух, землю и воду. Соответственно, такие колдуны могут и насылать на людей болезни.

    И при этом "Колдуны не могут лечить естественные болезни, а врачи - те, что вызваны колдуном"24. Такое "разграничение полномочий" - свидетельство очень трезвой оценки состояния медицины и возможностей врача. Паре реалистически смотритна возможность излечения, признавая, что все бывает: выздоравливают после тяжелейших ранений, умирают от самых легких. "Скажу вместе с Гиппократом, что в болезнях есть нечто божественное, чего человек не может объяснить". Не поддаются излечению болезни, насланные демонами, но что есть и такие недуги, которые насылаются на людей по изволению Божию и не могут быть вылечены обычными средствами, что подтверждается и Писанием: чума, ниспосланная за грехи Давида, язвы, покрывшие Иова.
-------------------------

23 Paccard Fr. Life and Time de Ambroise Paré. N.Y.. 1925. P. 94.
24 Ibid. P. 95.

160
      Паре постоянно напоминает, что не все природные явленияподдаются объяснению и анализу. Несколько страниц его труда (гл. 14-17) посвящены описаниям различных медицинских курьезов: пуля, которая через некоторое время вышла из раны сама без операции (гл. 14); сообщение флорентийского медика Антонио Бенивьени о том, как женщина проглотила иглу, целый год ее не чувствовала, потом начались боли, и игла сама вышла (в современной хирургии описано много подобных случаев); женщина потеряла все зубы, другие выросли в 80 лет. Одна из глав,посвященная описаниям таких казусов, называется "Странные вещи, которые допускает природа в своей непостижимости(provience)". Отметим, что Паре отдает дань знаменитой теории самозарождения, рассказывая о случаях возникновения камня в- человеческом сердце ("одним словом, камни могут зарождатьсяв любой части нашего тела" - гл. 16) и о том, как при вскрытии умершего в его мозгу был найден скорпион25.


      Из длинного ряда трактатов о монстрах данный труд существенно выделяется еще и тем, что Паре анализирует отношение окружающих к этим врожденным аномалиям. Отношениеэто колеблется между отвращением и любопытством. Всегда вызывает интерес, реже - ужас (в городке около Турина почтенная дама родила монстра 17 января 1578, в 8 часов вечера. Лицо его было пропорционально, на остальной же голове былопять рогов, а сзади - длинный кусок плоти, висевший вдоль спины, концы же пальцев были похожи на когти грифа. Повивальная бабка закричала и в ужасе убежала - гл. 3). Неудивительно, что отмечая необычный срок жизни одного из монстров(25 лет). Паре поясняет, что жизнь их, как правило, коротка: они печалятся и впадают в меланхолию, поскольку все их притесняют. В описанном случае (сросшиеся девочки) две головы одновременно изъявляли желание есть, пить, спать, говорилипохоже, и им давали приют, так как "это было любопытнейшее зрелище" (гл. 3). Герцогиня Баварская поселила их у себя, чтобы понять, могут ли добродетели скрываться под столь устрашающей внешностью. Паре помечает на полях: это нехорошо, что монстры живут среди нас. Описаны случаи, когда монстроввозят по стране и показывают за плату (гл. 3). Ими
-------------------------

25 Ibid. Р. 37.

161
интересовались сильные мира сего, короли и папы. Так, в 1569 г. в доме адвоката Бушрона в Отене (Бургундия) обнаружился монстр с человеческим лицом и змеями на голове. Он находился в яйце и
был обнаружен служанкой, которая разбивала яйца, чтобы добавить их в масло. Он сразу умер. Яйцо послали королю Карлу,бывшему тогда в Меце.

      Не всегда уродства подвергались осмеянию. Всеобщее сочувствие вызывала женщина, которая говорила, что у нее в животезмея: ей не только давали приют, но и пригласили врачей (среди них и сам Паре), чтобы избавить ее от страданий. К возмущению докторов, она оказалась симулянткой (гл. 23 - о женщине в Нормандии, носившей в чреве змею).

    Дети с врожденными патологиями вызывали порой затруднения в сфере канонического права. Чрезвычайно важно, что рожденных монстров всегда крестили, если они не были мертворожденными. В случае с сиамскими близнецами вставал вопрос: крестить их как одного или как двоих. Как правило, их крестиликак двоих ("И они получили имена Луи и Луиза" - гл. 3). Бывают и другие случаи: в 1546 г. в Париже женщина родила монстра с двумя головами, четырьмя ногами и т.п. Он сразу умер, и при вскрытии Паре нашел только одно сердце и сделал вывод,что это один ребенок - так говорит Аристотель. Если бы природа хотела создать двух детей, было бы два сердца. В случае рождения гермафродитов, когда половая принадлежность вызываетсомнения, церковь, как было сказано выше, разрешала переменить пол, имя, одежду.

    Как же относится к монстрам сам Паре? Прежде всего рождение монстров - это не наказание за грех роженицы, напротив, он часто подчеркивает, что тот или иной урод появился на светво вполне почтенной семье. Исключение составляет группа рожденных от "смешения семени", но и это понимается не как кара и божий гнев, а как естественное последствие. Этому вопросупосвящена глава 19 трактата, причем в ней Паре явно отходит от общего беспристрастного тона. От смешения семени, утверждает Паре, рождаются полулюди, полуживотные. "Так бывает у содомитов и атеистов, которые противоестественно совокупляются с животными... От этого получаются уродливые звери.Стыдно их видеть и о них говорить". Подобные случаи встречаются и от совокупления животных разных видов, так как "природа всегда хочет произвести свое подобие". Примеры с иллюстрациями: ягненок с головой поросенка, появившийся, когда кабан покрыл овцу; полуребенок-полусобака, от соития женщиныс псом (1493), свинья с человеческой головой, кистями и ступнями (Льеж, 1110 г.) и пр.

162
      Но наибольшее негодование у Паре вызывают не содомиты и даже не козни дьявола, а поддельные болезни у нищих. Это липовые уродства. Описывая "монстров". Паре не упоминает уродства, нанесенные руками человека. Но есть одно исключение.

    Нанесение себе намеренного вреда интересует его, по-видимому, не как "моральные уродства", говоря словами Дж. Палистер (Паре едва ли оперирует подобными категориями), а именно как действия "против природы". Из всех видов нанесения вреда человеком-намеренно Паре выделяет только этот: причинение вреда себе в корыстных целях. Мало ли уродов и калек давали пытки, войны, бытовые травмы, наконец. Но все это к действиям "против природы" автор не относит.

      Паре приводит примеры такого "искусства злых нищих", выступая здесь как незаурядный бытописатель. Так, он рассказывает о случае, происшедшем в 1525 г. в Анжере (гл. 20). Там мошенник отрезал руку у повешенного, приделал ее, как свою, асвою спрятал под плащом за спину и просил милостыню на паперти. В страстную пятницу все ему подавали, видя его гнилую руку, но как-то он упал на землю, вся эта конструкция рассыпалась, и все увидели, что у него две здоровые руки. Его посадили в тюрьму, наказали кнутом, повесив ему на шею эту руку, и прогнали из города.

      Брат Паре Жан, хирург из Витре, видел толстую бездельницу, которая просила подаяния на паперти. У нее была страшная язва на груди. Хирург посмотрел на ее лицо, сиявшее здоровым румянцем, на кожу вокруг язвы - белую, хорошего цвета, и предположил, что женщина вполне здорова, а язва поддельная. Магистрат разрешил привести ее в дом и осмотреть. Язва оказалась нарисованной. Ее разоблачили и посадили в тюрьму (гл. 20).

    Особенно яркий пример такого "уродства" Паре приводит также со слов брата (гл. 22). Мошенник, который притворялся прокаженным, подошел к храму в балахоне, с колокольчиком. Его лицо было покрыто язвами, и вид он имел устрашающий. Навопрос, давно ли он болен, нищий ответил, что с рождения, родители его умерли от проказы, их члены распались на куски...Горло этого нищего было замотано, чтобы кровь приливала к лицу и вид был еще страшнее. Но он не мог оставаться в таком положении долго, удавку надо было периодически разматывать,чтобы восстановить дыхание. Жан Паре заметил это и, заподозрив неладное, поделился своими сомнениями в магистрате. Ни-

163
щему сняли веревку с шеи, вымыли лицо горячей водой, и все язвы исчезли. Его раздели догола, и на теле не обнаружилось никаких следов проказы. Его допросили, он сказал, что не знает
иного ремесла, как только притворяться больным. По приговору его должны были бить кнутом три субботы. Люди кричали палачу: "Бей его, бей сильнее, он ничего не чувствует, он прокаженный". Его посекли так, что через некоторое время умер.

    "Одни заматывают голову тряпкой, ложатся там, где все ходят, просят подаяния тихим голосом, дрожат, словно у них начинается лихорадка, все их жалеют. Есть особый жаргон, по которому они узнают и понимают друг друга, чтобы лучше надуватьнас. Женщины притворяются беременными, просят пеленки и прочие вещи для младенцев. Иные притворяются истеричками,те желтушными - раскрашиваются. Но это легко разоблачить, посмотрев на белки их глаз, ведь они остаются белыми" (гл. 22). Кроме тех, кто уродует свое тело, есть такие, кто уродуют детей,ломают им руки и ноги, выкалывают глаза, отрезают язык. Иные ходят с детьми и кричат, что дом у них сгорел. Те говорят,что идут из Иерусалима и продают какую-то чепуху как реликвии. Здесь же Паре повествует о женщине, носившей в чревезмею (гл. 23).

    В 1561 женщина в возрасте около 30 лет ходила по домам и просила подаяние, уверяя, что у нее в животе змея: заползла, пока она спала. Она давала положить руку на живот, чтобы почувствовать змею. Все ей сострадали и давали милостыню. Паре с двумя другими докторами был приглашен, чтобы понять, есть лисредство изгнать дракона из тела бедной женщины. Ей прописали лекарство (по-видимому, для изгнания плода). По свидетельству Паре, он ввел ей зеркало в шейку матки, но зверя не нашел,так как это были просто намеренные движения мускулов живота. Чтобы окончательно доказать мошенничество, ей предложили более сильное лекарство, но она побоялась его принимать и сказала, что змеи больше нет. Отметим, что сама по себе идеязмеи в женщине вполне правдоподобна для него: в определении чудесного он приводит именно этот пример: "Чудеса - это вещи противоестественные, например, женщина, родившая змею илисобаку, или что-нибудь подобное" (гл. 1). Его возмущает это именно как притворство: старый врач, всю жизнь излечивавшийтяжелые страдания, не может без возмущения говорить об их симуляции.

164
    Разумеется, перед нами гораздо большее, нежели просто трактат о врожденных аномалиях. Здесь мы видим многие сов-ременные науки в зачаточном состоянии. Паре переводит загадку появления врожденных аномалий из контекста пророческого в контекст медицинский.

    Сам факт классификации монстров по причинам их появления представляется чрезвычайно важным. Паре относит на задний план вопрос о том, зачем появляются в природе монстры, заменяя его на вопрос о том, почему они появляются. Он выводит монстров из устоявшегося, прочного мира символов и смысловых аналогий: через весь текст отчетливо проходит мысль отом, что если монстры порой и знаменуют несчастье, то не все и не всегда. Конечно, бывают ситуации, когда они предположительно являются символом (предзнаменованием или последствием) какого-либо события. "В тот день, когда венецианцы и генуэзцы вступили в союз (reconcilier), в Италии (ссылка) родился монстр: с четырьмя руками, четырьмя ногами и одной головой, был крещен и некоторое время жил..." В средневековой традиции рождение сиамских близнецов часто символизировало объединение, о чем несколько позже сообщал Монтень; он же более последовательно и решительно, чем Паре, выразил сомнение в подобной символике: "Это двойное тело, имевшее отдельные члены и заканчивавшееся одной головой, могло служить для нашего короля благоприятным предзнаменованием того, что под эгидой его законов могут объединяться различные части нашей страны; но дабы не впасть в ошибку, пусть лучше вещи идут своим путем, ибо предпочтительно гадать о том, что уже произошло"26.

      Чувство Паре по отношению к монстрам - не брезгливость, не опасение, не отторжение, а скорее любопытство. Монстры стали предметом медицинского анализа, и именно этот анализ - неотъемлемая ступень на пути от ужаса и неприятия их к переосмыслению человеческой природы, а значит, и мира в целом. Позже Монтень: "Те, кого мы называем уродами, вовсе не уроды для Господа Бога, который в сотворенной им вселенной взирает на неисчислимое множество созданных им форм; можно поэтому полагать, что удивляющая нас форма относится к какой-то другой породе существ, неизвестных человеку. Премудрость Божия порождает только благое, натуральное и правильное, но нам не дано видеть соотношения всех вещей"27.

------------------------------
26 Монтень М. Об одном уродце // М. Монтень. Опыты. М., 1979. Т. 1. С.632-633.
27 Там же. С. 633.

165
      Незаурядность мышления А. Паре, быть может, наиболее явственно видна при его анализе именно этой проблемы. Обычный спор историков: кем был Паре по вероисповеданию - возможно, разрешается именно в контексте его профессии. Паре не делил мир на католиков и гугенотов и не питал открытой враждебности к людям иной конфессии. Но он болезненно ненавидел ложь - и магов-шарлатанов, и нищих с поддельными язвами. Он воспринимал мир прежде всего с медицинской точки зрения, и поэтому помещал монстров не в сферу зла, а в сферу анализа.

 

 
 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2006 
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир