Мавзолей  

                          -  воздвигнутая в сер. IV в. до н.э. для правителя Карии Мавсола в Галикарнасе усыпальница. Построенная Пифеем гробница, считавшаяся в древнем мире одним из "семи чудес света", состояла из высокого квадратного цоколя и колоннады ионийского ордера со ступенчатой пирамидой, увенчанной изваянием Мавсола и его супруги, стоящих на колеснице, запряженной четверкой коней. Над рельефами фриза (теперь в Британском музее) работали величайшие ваятели того времени. Позднее Мавзолеем стали называть монументальные гробницы.

 

На этой же странице:

                А. М. Панченко. Осьмое чудо света [о мавзолее Ленина]

 

На след. странице:
                Борис Гройс. Ленин и Линкольн - образы современной смерти

               

 

       

                                                                  * * *

 

                                Плиний Старший      Естествознание

 

( Плиний Старший (23-79 н.э.) - римский писатель и ученый. Из его трудов сохранилось только "Естествознание" в 37 книгах, являющееся энциклопедическим описанием всей природы )

 

      "Соперниками Скопаса были в одно и то же время Бриаксид, Тимофей и Леохар, о которых следует сказать вместе с ним, потому что все они наравне участвовали в работе над рельефами Мавсолея. Это — гробница, воздвигнутая Артемисией своему мужу Мавсолу, царьку Карий, который умер во второй год 107 олимпиады. Творение это стало одним из семи чудес главным образом благодаря этим художникам. С юга и с севера протяжение его — по шестьдесят три фута, с лицевой и тыльной стороны — уже, общее протяжение — 440 футов, в высоту оно достигает 25 локтей, опоясано 36 колоннами. Этот охват назвали  птерон. С востока рельефы сделал Скопас, с севера — Бриаксид, с юга — Тимофей, с запада — Леохар. Еще до того, как они закончили работу, царица умерла. Однако они не прекратили работу, пока не довели ее до конца, считая уже это творение памятником во славу их самих и искусства. Руки их состязаются и сейчас. Еще был и пятый художник. Дело в том, что над птероном возвышается пирамида, по высоте равная нижней части, суживаясь двадцатью четырьмя ступенями в остроконечность меты. На вершине находится мраморная квадрига, которую создал Пифис. Вместе с ней все сооружение достигает в высоту 140 футов" ( XXXVI, 30-31).

 

 

             

                                            ПРИМЕЧАНИЯ 
(Г. А. Таронян)

    Витрувий (VII, Вступление, 13) сообщает, что в работе над украшением отдельных сторон  Мавсолея принимали участие, состязаясь друг с другом, выдающиеся художники Леохар, Бриаксид, Скопас, Пракситель, и добавляет: «некоторые также считают, что — и Тимофей». В сохранившихся скульптурах Мавсолея, отличающихся по стилю, современные исследователи не признают стиля Праксителя, и сообщение Витрувия об участии Праксителя считается ошибочным. В остальных античных источниках о Мавсолее имена скульпторов не называются. Мавсол — правитель Карий (области у юго-западного побережья Малой Азии) в 377—353 гг. до и. э. Дата смерти Мавсола, указанная Плинием,—второй год 107 олимпиады=351 г. до н. э. Но правильной признается дата его смерти по сообщению Диодора (XVI, 36, 2) — 353 г. до н. э. (Мавсол правил 24 года). В 351 г. до н. э. умерла Артемисия. Кария (главный город — Миласа) с середины VI в до н. э. находилась под властью Персии. В 90-х гг. IV в. до п. э. правителем Карий стал Гекатомн (кариец), официально называвшийся сатрапом, но фактически он вел независимую политику и передал власть по наследству своим детям. Детьми Гекатомна были Мавсол, Артемисия, Идрией, Ада, Пиксодар. Мавсол вместе с Артемисисй, ставшей его женой, правил с 377 до 353 гг. до н. э. Официально Мавсол тоже назывался сатрапом, но в литературе его называют также «династом» или «царем» (Плиний называет его царьком). После Мавсола Артемисия правила одна до своей смерти в 351 г. до н. э. [...]

 

             

 

      По сообщению Витрувия (II, 8, 14), подтвержденному впоследствии раскопками, Мавсолей находился в центре Галикарнаса, на главнойулице. Плиний (и некоторые другие авторы) говорит, что Мавсолей строила Артемисия после смерти Мавсола (353 г. до н. э.). Но некоторые современные исследователи, исходя из того, что Мавсолей находился в центре реконструированного Мавсолом города и что, следовательно, он был запланировансамим Мавсолом, считают, что он начал сооружаться при жизни Мавсола.


        По свидетельству Евстафия (Комментарии к «Илиаде», XXIII, 256) в его время, т. е. в XII в., Мавсолей еще существовал. Полагают, что в XII илиXIV в. он обрушился от одного или нескольких землетрясений. В 1404 г.рыцари ордена святого Иоанна (утвердившиеся на острове Родосе) начали строить на месте Галикарнаса крепость святого Петра, используя для строительства развалины Мавсолея, в том числе и рельефы и скульптуры. Строительство крепости продолжалось еще в 1513 г. В 1522 г. иоанниты, потеряв Родос, оставили крепость, и это место долгое время было в запустении.Впоследствии на этом месте возник город Бодрум. В 1846 г. Британскиймузей приобрел 13 плит с рельефами из стен крепости (12 плит фриза Амазономахии и одну плиту фриза Кентавромахии). Затем на острове Родосе во дворе старого дома иоаннитов была обнаружена плита с рельефомфриза Амазономахии, другой фрагмент этого фриза и лев были обнаруженыв Музее в Константинополе. Все они приобретены Британским музеем, который впоследствии приобрел и плиту с рельефом, оказавшуюся в Генуе.

 

             


      В 1856—1859 гг. Ч. Ньютон провел раскопки Мавсолея. В оставшихся засыпанных развалинах (которые поэтому не были использованы для строительства) были найдены еще 4 плиты Амазономахии, несколько фрагментов Кентавромахии, ок. 100 фрагментов фриза Состязания в беге колесниц, фрагменты рельефов кассет и множество мраморных фрагментов круглой скульптуры: человеческие фигуры —стоящие, сидящие, всадники, от колоссальных до размера меньше натуральной величины; звери и животные (среди них 12 львов и одна львица, обнаруженные также в крепости и в Музее в Константинополе); фрагменты мраморной колесницы, стоявшей на вершине Мавсолея. Некоторые плиты с рельефами были найдены в фундаментах турецких домов. Все они сейчас хранятся в Британском музее (только один лев находится еще в Бодруме).

        17 плит Амазономахии (сражение греков с амазонками) составляют предположительно более трети фриза. Вся высота фриза — 90 см. Материал — малоазийский крупнозернистый белый мрамор с синеватыми жилками. Фон был окрашен в темно-синий цвет, рельефные фигуры были раскрашены (тело — в красноватый цвет). Детали (поводья, копья, мечи, султаны, шлемы и т. д.) были сделаны из позолоченной бронзы (так же были выполнены и остальные рельефы). Кентавромахия (борьба лапифов с кентаврами — только одна плита и несколько фрагментов) — фриз высотой в 88 см, из того же материала. Состязание в беге колесниц (ок. 100 фрагментов из раскопок)—фриз высотой в 85 см, из белого паросского мрамора (лихнита). От мраморной квадриги Пифиса (Пифея), стоявшей на вершине Мавсолея, сохранились: передняя часть коня с бронзовой уздечкой, задняя часть коня с соответствующим фрагментом передней половины, фрагменты колес колесницы и др. Высота коня — ок. 3,50 м, колеса — 2,31 м. Собранную из 74 фрагментов мужскую фигуру, высотой в 3,03 м, с явно восточным типом лица (портретным), из паросского мрамора, предположительно считают статуей самого Мавсола. По стилю одни приписывают ее Бриаксиду, другие — Сатиру (о нем см. ниже), или считают совместной работой Бриаксида и Сатира. Но некоторые датируют эту статую, как и так называемую Артемисию, временем ок. 160 г. до н. э. Найденную в том же месте, где и так называемый Мавсол и фрагменты квадриги, женскую статую, высотой в 2,667 м, из паросского мрамора (лицо разрушено), условно считают статуей Артемисии. По стилю ее считают близкой к статуе Мавсола, но уступающей по качеству, поэтому ее приписывают не самому Бриаксиду, а хорошему мастеру из его мастерской. Раньше считали, что Мавсол и Артемисия стояли на колеснице на вершине Мавсолея (по расчетам, размеры тела Мавсола и коня находятся в нормальном соотношении), но сейчас обычно признают, что они не могли находиться на такой высоте, поскольку все детали выполнены очень тщательно и статуи не рассчитаны на то, чтобы на них смотрели снизу (как это, напротив, отмечают в отношении коней колесницы); кроме того, в этом же месте были найдены и многие другие фрагменты скульптур. На скульптурных фрагментах сохранились остатки раскраски. На четырех львах есть греческая буква «П», на одном — «Л» (львы — из пентелийского мрамора). Буква «Л» предположительно расшифровывается как начальная буква имени «Леохар». Букву «П» можно расшифровать, в таком случае, как начальную букву и имени «Пракситель» и имени «Пифей». Если бы было доказано, что буква «П» относится к Праксителю, то тем самым подтвердилось бы сообщение Витрувия об участии Праксителя в работе над Мавсолеем. Но обычно полагают, что она относится к Пифею. Кроме того, вообще отношение этих букв к именам скульпторов считают недоказанным.

 

      Витрувий сообщает (VII, Вступление, 12), что Сатир и Пифей издали книгу о Мавсолее. Все понимают это в том смысле, что Сатир и Пифеи были архитекторами Мавсолея (это вполне возможно, поскольку здесь же Витрувий сообщает, что Пифей издал книгу о святилище Минервы в Приене, а в I, 1,2 пишет: «...Пифей, который построил... храм Минервы в Приене, утверждает в своих записках...»). В так называемом «Александрийском каталоге» архитектором Мавсолея в Галикарнасе назван только Пифей (как считают по восстановленному тексту папируса). В рукописях Витрувия имя Пифея передается по-разному. Форму имени Руtheos (Пифей) устанавливают по дополненному чтению в папирусе: Πύθε[ος]. Его отождествляют с тем пятым художником, автором мраморной квадриги, имя которого в рукописях Плиния читается как Pythis (греч. Πύθις) — «Пифис». Пифея склонны считать более знаменитым (чем Сатир). По сообщению Витрувия (см. выше), Пифей был архитектором храма Афины в Приене. Приена — город в Карий. Жители Приены из-за частых наводнений Меандра вынуждены были основать новый город у подножия горы ок. середины IV в. до и. э. Вероятно, храм Афины начал строиться вскоре после основания города. Это подтверждало бы мнение о том, что строительство Мавсолея было закончено вскоре после 350 г. до н. э. Храм Афины в Приене в основном был закончен и посвящен благодаря помощи Александра Македонского в 334 г. до н. э (сохранилась посвятительная надпись: «Царь Александр посвятил храм Афине Полиаде»). В Дельфах найдена база с сигнатурой Сатира, сына Исотима, с Пароса (откуда происходил и Скопас), от бронзовых статуй Идриея и Ады, посвященные милетянами (Милет—греческий город в Карии),—это посвящение датируют временем ок. 345 г. до н. э., и отождествляют этого скульптора с Сатиром, архитектором Мавсолея. Некоторые полагают, что он был преимущественно скульптором, и, как указывалось выше, приписывают ему статую Мавсола и Артемисии. Идентификация этого Сатира с архитектором Сатиром, осуществившим перевозку обелиска в Египте, упомянутым у Плиния, многими оспаривается

      До сих пор остаются неразрешенными две главные проблемы: 1) атрибуция рельефов и скульптур соответствующим художникам (проблема, важная для понимания греческого искусства IV в. до н. э.); 2) архитектурная реконструкция Мавсолея и расположение фризов и скульптур. По раскопкам установлено, что главный фасад был обращен на восток. Поскольку над рельефами восточной стороны, по сообщению Плиния, работал Скопас, то считают, что главным художником был Скопас. Мнения исследователей по поводу атрибуции рельефов и скульптур тому или иному художнику расходятся (согласны в атрибуции только нескольких рельефов — в основном, Скопасу). Затруднение вызывается значительными стилистическими отклонениями. Бушор  пытается объяснить эти отклонения различными периодами работы художников. По его мнению, после смерти Артемисии работа над Мавсолеем была прервана (ок. 350 г. до н. э.) и возобновилась ок. 333 г. до н. э., когда Александр Македонский вернул Аде власть и, по-видимому, помог завершить работы (как в случае с храмом Афины в Приене), и что те же художники, которые работали при Мавсоле и Артемисии, вернувшись ок. 333 г., довели работу до конца. Некоторые считают гипотезу Бушора единственно удовлетворительным объяснением стилистических отклонений. Другие возражают против нее: о втором периоде и об участии Александра в строительстве ничего не сообщается (едва ли участие Александра в строительстве одного из семи чудес осталось неизвестным в традиции); маловероятно, что через 15 лет все те же художники вернулись к работе (например, Тимофею в 333 г. должно было быть больше 70 лет). Причину стилистических отклонений усматривают не только в различии мастеров в возрасте и в школах, но и в участии в работе многочисленных мастеров, в том числе местных малоазийских, принадлежавших к тем или иным мастерским художников.


      Существует много различных попыток реконструкции Мавсолея главным образом на основании описания Плиния. Всеми признана только самая общая схема конструкции, состоящей из трех частей в высоту: высокое нижнее основание, на котором находился птерон (прямоугольная колоннада из 36 колонн), над птероном — ступенчатая пирамида, увенчанная квадригой. Обычно считают, что нижнее основание было прямоугольным вертикальным сооружением. Внутренняя конструкция неизвестна. Многие считают, что внутри птерона была целла. Иную реконструкцию предлагает Лоу, исходя из рукописного чтения текста Плиния: supra pteron pyramis altitudine inferiorem aequat (§ 31)—«пирамида надптероном по высоте равна нижней»; строго грамматически, здесь должно подразумеваться «нижней пирамиде». В изданиях принято чтение altitudinem, т. е.: «пирамида над птероном равна нижней высоте» (Ферри, принимая рукописное чтение altitudine, полагает, что при inferiorem подразумевается тоже altitudinem — т. е. «пирамида над птероном по высоте равна нижней высоте»; предлагается также добавить к inferiorem другое слово — например, partem, т. е. «...нижней части»). На основании своей интерпретации текста Лоу считает, что и нижнее строение представляло собой ступенчатую пирамиду, равную по высоте пирамиде над птероном. Подтверждение этому Лоу находит в том, что при раскопках найдены ступени двух различных размеров (более широкие он относит к нижней пирамиде; остальные исследователи относят все ступени к верхнейпирамиде). Кроме того, Лоу, вслед за некоторыми исследователями, исключает целлу внутри птерона, поскольку о ней нет никаких сообщений,а из найденного археологического материала ничего нельзя с уверенностью отнести к целле; слова Плиния vocavere pteron — «назвали птерон», скорееговорит о том, что целлы не было, т. е. что это — необычное сооружение (колонны вокруг целлы — обычны); при допущении целлы непонятны слова Марциала (Книги зрелищ, 1) — «(и пусть карийцы не превозносят до звезд безмерными похвалами) Мавсолеи, висящие в пустом воздухе» (Лоу возражает против понимания этого выражения как риторически обозначающего «высокий»). Во всем этом Лоу и видит особенность Мавсолея, отличающегося от прочих сооружений. Однако обычно признают реконструкции иного типа (без нижней пирамиды, и чаще—с целлой). В Миласе (за чертой города) сохранился мавсолей (небольшой), построенный по образцу галикарнасского Мавсолея, датируемый I в. до н. э. (датировка подвергается сомнению): на основаниивысокой четырехугольной вертикальной базы возвышается колоннада (покраям — пилястры четырехугольные, между которыми по две колонны) без целлы, над колоннадой—ступенчатая пирамида (разрушенная). Подобные гробницы в Малой Азии, но только без пирамиды, появились до Мавсолея. Архитектура Мавсолея, выдающегося памятника IV в. до н. э., представляетсобой, как считают, замечательный синтез различных архитектурных сооружений в Малой Азии, Вавилоне, Египте. Полагают, что Мавсолей былпамятником-усыпальницей правящей семьи Гекатомнидов (детей Гекатомна), поскольку сохранившиеся скульптуры предположительно считают изображениями их самих и их предков.

      Описание Мавсолея у Плиния не очень ясно (может быть, испорчентекст). Плиний как будто описывает главным образом основную часть сооружения — птерон, и цифры относятся тоже главным образом к птерону. Длина южной и северной стороны в тексте обозначена цифрой по шестьдесят три фута, лицевая и тыльная сторона — уже, а периметр — 440 футов. Получается, что более узкие, стороны — по 157 футов. Поэтомунекоторые исправляют чтение на «по сто шестьдесят три фута». В такомслучае более узкие стороны должны быть по 107 футов. Предлагаются и другие конъектуры («по 120,5», «по 121» или «по 113»). Цифра периметра «440»—только в рукописи В; в остальных рукописях читается «411» (в данном случае некоторые полагают, что в рукописи была цифра ССССХL, т. е. 440, которая ошибочно была переписана как цифра ССССХI. т. е.411). Высота 25 локтей (=37,5 фута) у Плиния указана для птерона;высота 140 футов указана для всего сооружения. Высота пирамиды указывается как равная нижней (см. выше) — т. е. равная, вероятно, тойчасти, которая под птероном. Следовательно, высота пирамиды с колесницей и нижней части равна 102,5 фута. Мета  здесь, как обычно считают, пирамидообразная форма.

      По данным раскопок периметр основания составляет 143,35 м. В различных местах античного мира величина фута определялась по-разному. При реконструкции Мавсолея современные исследователи исходят то из римского фута, то из аттического и т. д. Но расчеты не совпадают с цифрами периметра у Плиния (440 или 411), и некоторые предполагают, что (при цифре 411) был ступенчатый выступ, для которого не требовалось особого фундамента, или окружающий низкий цоколь для статуй. Кришен, например, архитектурная реконструкция которого принимается многими, исходит из старо-ионического (так называемого «самосского») фута в 350 мм (и, соответственно, локоть=1,5 фута=525 мм). «63 фута» он относит к длине колоннады (птерона) и, устанавливая ее длину в 63 локтя (=94,5 фута=33,075 м), считает, что Плиний ошибся, указав «63 фута» вместо «63 локтя»; периметр основания, по раскопкам, составляет 143,35 м (410 футов=143,50 м), т. е. отличается и от «440 футов» (154 м), и от «411 футов» (143,85 м); общая высота в 140 футов=49 м; высота колоннады в 25 локтей=37,5 фута=13,125 м; вся высота Мавсолея (нижнее строение — 62,5 фута, птерон — 37,5 фута, пирамида — 25 футов, квадрига — 15 футов)= 140 футам. Существуют, как уже отмечалось, и другие реконструкции (и с различным расположением фризов и скульптур).

Таронян Г.А. Примечания  //  Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. - М., 1994, с. 670-675

 

                                                                        А. М. Панченко
                                      Осьмое чудо света 1


Панченко А. М. Русская история и культура: Работы разных лет. СПб.: Юна, 1999, с.476-497.

 


    Среди чтимых в античном мире семи чудес света была и галикарнасская мраморная гробница Мавзола, царя Карии в Малой Азии. Гранитный Мавзолей Ленина, намеренно или случайно примыкающий к этой традиции, отличается от нее тем, что тело покойника не было предано земле и тем самым укрыто от глаз живых. Этот странный способ обращения с усопшим, вызвавший протесты его вдовы и родственников, неслыханный в русской и европейской обрядовой практике (если не считать подражательного мавзолея Георгия Димитрова в Софии), нуждается в объяснении. Начнем с фактов.

 

Мавзолей Ленина       Очередь к Мавзолею Ленина       Ленин в Мавзолее

 

      Меньшевик-эмигрант И. Валентинов (Н. Вольский) в своей мемуарной книге пишет о заседании шести членов Политбюро, состоявшемся за несколько месяцев до смерти вождя: «"Предысторию" Мавзолея Бухарин поведал Рязанову, а я узнал ее не прямо от него, а в передаче некоторых посредников. Нюансы, оттенки мысли, выражения людей, создавших эту "предысторию", крайне интересны. Вряд ли мне удастся их передать во всей их "выпуклости", тем не менее я постараюсь, чтобы, хотя бы грубо и кратко, была охарактеризована позиция в этом вопросе Калинина, Сталина, Рыкова» [5, 146}.
-----------------------------

1 В соавторстве с А. А. Панченко.
476

 

    Итак, осень 1923 года, по-видимому, конец октября. Ленин обречен. Троцкий, Бухарин (тогда первый кандидат в члены Политбюро), Каменев, Калинин, Сталин и Рыков загодя вели беседу (полуофициальную и без протокола) о его похоронах. Первым выступил председатель ЦИК Калинин: «Это страшное событие не должно застигнуть нас врасплох. Если будем хоронить Владимира Ильича, похороны должны быть такими величественными, каких мир еще никогда не видывал». Речь второго оратора, Сталина, содержала не только эмоции, но и рассуждения: «Этот вопрос, как мне стало известно, очень волнует и некоторых наших товарищей в провинции. Они говорят, что Ленин русский человек и соответственно тому и должен быть похоронен. Они, например, категорически против кремации, сжигания тела Ленина. По их мнению, сожжение тела совершенно не согласуется с русским пониманием любви и преклонения перед усопшим. Оно может даже показаться оскорбительным для памяти его. В сожжении, уничтожении, рассеянии праха русская мысль всегда видела как бы последний, высший суд над теми, кто подлежал казни. Некоторые товарищи полагают, что современная наука имеет возможность с помощью бальзамирования надолго сохранить тело усопшего, во всяком случае достаточно долгое время, чтобы позволить нашему сознанию привыкнуть к мысли, что Ленина среди нас все-таки нет» [5, 147].

    Бывший семинарист Сталин знал, о чем говорит: сожжение неизбежно подразумевает, что покойник не будет по-православному отпет и тем самым лишится надежды на вечное блаженство. Напомним хотя бы о казни подпоручика Василия Мировича, который вскоре после захвата власти Екатериной П пытался совершить новый переворот и возвести на престол царственного узника Шлиссельбурга несчастного Иоанна Антоновича. Мирович был казнен 15 сентября 1764 года на Петербургской стороне,на Обжорном рынке. Сначала палач отрубил ему голову, а потом голова и тело были сожжены «купно с эшафотом». По свидетельству Г. Р. Державина, «народ, стоявший на высотах домов и на мосту, не обыкший видеть смертной казни (отмененной императрицей Елизаветой. -Авторы.) и ждавший почему-то милосердия государыни... единогласно ахнул и так содрогся, что от сильного движения мост поколебался и перила обвалились» [8, 446].
477

 

    Но вернемся в 1923 год. Сталину резко возразил Троцкий, чья речь - тоже рассуждение, отчего и заслуживает подробной передачи. «Когда тов. Сталин договорил до конца свою речь, тогда только мне стало понятным, куда клонят эти сначала непонятные рассуждения иуказания, что Ленин - русский человек и его нужно хоронить по-русски. По-русски, по канонам русской Православной Церкви, угодники делались мощами. По-видимому, нам, партии революционного марксизма, советуют идти в ту же сторону - сохранить тело Ленина. Преждебыли мощи Сергия Радонежского и Серафима Саровского, теперь хотят их заменить мощами Владимира Ильича. Я очень хотел бы знать, кто эти товарищи в провинции,которые, по словам Сталина, предлагают с помощью современной науки бальзамировать останки Ленина, создать из них мощи. Я бы им сказал, что с наукой марксизмаони не имеют абсолютно ничего общего».

  Троцкий тоже знал, о чем говорит: действительно, почивающий за Кремлевской стеной (т. е. вне освященной земли) покойник в простонародном сознании стал восприниматься как мощи, способные даже к воскресению. Вот эпизод, относящийся к концу брежневского правления, разговор в очереди к Мавзолею (переводим с английского):

      «-А когда Ленин оживет? - послышался детский голос позади меня.
    Я обернулась и увидела элегантную женщину в кожаной куртке, сжимающую ладошку мальчика лет восьми.
      Я с недоумением поглядела на нее.
    - Он здесь первый раз, и я сказала мальчику, что иногда, когда хорошие дети приходят посмотреть на Него,Он встает» [35, X/].

      Марксизм, по крайней мере в русском изводе, - это не наука, но лжерелигия. Достаточно сказать, что методее адептов - катехизический: на вопрос (поставленный либо непоставленный) дается ответ, не подлежащий нидоказательству, ни обсуждению. «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно»; «Материя первична, сознание вторично»... Партия очень скоро приобрела облик лжецеркви. Обязательные регулярные собрания (это предписано Уставом), даже если не о чем говорить, сродни посещениям храма по воскресеньям и двунадесятым праздникам. Уличные демонстрации со знаменами, серпами и молотами, портретами вождей аналогичны крестнымходам с хоругвями, крестами и образами. Начав с проповеди «свободной любви», партия со временем взяла на себя роль консистории, практически запретив или чрезвычайно затруднив супружеские разводы.
478

 

      На том же осеннем совещании Бухарин, поддержавший Троцкого, выступил как раз на партийно-церковную тему: «Я замечаю, что где-то в партии, из каких-то щелей несет странным духом. Хотят возвеличить физический прах в ущерб идейному возвышению. Говорят, например, о переносе из Англии к нам в Москву праха Маркса. Приходилось даже слышать, что сей прах, похороненный около Кремлевской стены, как бы прибавит "святости", значения всему этому месту, всем погребенным в братском кладбище. Это черт знает что!» [5, 148].1 (К местуон черта помянул.) Ни дать ни взять, какая-то пародия на поиски Гроба Господня...

    Впрочем, ни Сталин, ни Троцкий толком не знали своего предмета, не разбирались в православной доктринеканонизации святых. Оно и неудивительно: Сталин был семинарист-недоучка, а Троцкий, наверное, и вообщев Новый Завет не заглядывал. Рассказывают, что этот председатель Реввоенсовета в разгар Гражданской войнысочинил и опубликовал в газетах воззвание к бойцам Красной Армии, озаглавив его так: «Что делаешь, делай скорее». Пришлось в следующих номерах печатать редакционное объяснение, что заглавие, дескать, не имеет никакого отношения к евангельскому тексту - словам, сказанным Христом на Тайной Вечере Иуде Искариоту (Ин. 13: 27). Какова же эта доктрина и как она исполнялась в русской практике?

  В православной традиции нет противопоставления нагих костей и нетленных тел. Более того, мы почитаем как святых угодников и мучеников, растерзанных в римскихцирках, и тех, кто утонул, кто сожжен, т. е. тех, от которых не осталось ни тела, ни даже праха. Таковы, например, мученики Василий Анкирский (память 1 (14) января), Елладий, Макарий и Евагрий (5 (18) февраля), мученица Антонина (1 (14) марта). Таковы, в частности, канонизированные старообрядцами протопоп Аввакум, трое его соузников и те, кто «без числа» пострадал задревлее благочестие.

    Впрочем, русская простонародная религиозность настаивает на другом. Это очевидно хотя бы из сочинений Г. П. Федотова, которому выпала судьба быть свидетелем официального перехода России от богопочитания к марксистско-ленинскому «атеизму». Предоставим ему слово.
---------------------------

1 Ср. обмолвку Маяковского в «Разговоре с товарищем Лениным»: «Товарищ Ленин, я вам докладываю/не по службе, а подуше. / Товарищ Ленин, работа адовая / будет сделана и делается уже» (курсив наш. - Авторы.).
479

      «Что касается нетления мощей, то по этому вопросу у нас в последнее время господствовали совершенно неправильные представления. Церковь чтит как кости, так инетленные (мумифицированные) тела святых, ныне одинаково именуемые мощами. На основании большого материала летописей, актов обследования святых мощей в старое и новое время Голубинский мог привести примеры нетленных (кн. Ольга, кн. Андрей Боголюбский и сын егоГлеб, киевские печерские святые), тленных (свв. Феодосии Черниговский, Серафим Саровский и др.) и частично нетленных (свв. Димитрий Ростовский, Феодосии Тотемский) мощей... Хотя Церковь всегда видела в нетлении святых особый .дар Божий и видимое свидетельство ихславы, в Древней Руси не требовали этого дара от всякого святого. "Кости наги - источают исцеление", - пишет ученый митрополит Даниил (XVI век). Только всинодальную эпоху укоренилось неправильное представление о том, что все почивающие мощи угодников являются нетленными телами. Это заблуждение - отчасти злоупотребление - было впервые громко опровергнуто санкт-петербургским митрополитом Антонием и Святейшим Синодом при канонизации св. Серафима Саровского. Несмотря на разъяснение Синода и на исследование Голубинского, в народе продолжали держаться прежние взгляды, и потому результаты кощунственного вскрытия мощейбольшевиками 1919-1920 годов были для многих тяжелым потрясением» [28, 37-38}.

      Г. П. Федотов в данном случае выступает как обскурант. Действительно, какое дело русскому народу до мнений митрополита Даниила, ученого и очень почтенного историка Церкви Е. Е. Голубинского и тем более Синода, петровской «Духовной коллегии», которую как-никакесть в чем упрекнуть? Русское Православие - это не только догматы, не только обряд, не только вера вообще,это культура, т. е. житейский обиход. «Осьмое чудо света» воздвиглось не на пустом месте.

    Вполне возможно, как это ни странно, что идея постоянной (а не временной) мумификации тела Ленина была подсказана именно Троцким, разглагольствовавшим о мощах. Дело в том, что практика государственного церемониала в России XIX века подразумевала временное бальзамирование тела усопшего императора. Останки Александра I, скончавшегося в Таганроге,
480


были перевезены в Москву, потом в Царское Село и. наконец, выставлены в Казанском соборе Санкт-Петербурга «на поклонение народу в продолжение семи дней» (правда, гроббыл закрытым) - с 6 по 13 марта 1826 года [30, 381-382]. 27 февраля 1855 года тело Николая I было перевезено из Зимнего Дворца в Петропавловскую крепость. Открытый гроб поставили в соборе, и народ «был допущен... в последний раз поклониться своему Императору,облобызать его обледенелую руку и помолиться над его гробом» [10, 29-54}. Так же обстояло дело и с останками Александра III.

    Можно предположить, что вначале Сталин ориентировался именно на эту традицию и предполагал выставить останки первого «советского царя» лишь на некоторыйсрок - для «прощания» и «поклонения». Вопрос о сохранении тела Ленина не был окончательно решен и в первые дни после его смерти; Политбюро пыталось обсуждать его с Крупской и родными вождя еще 24-25 января [7, 365}. Однако в дальнейшем события приняли другой оборот.

      В ночь на 22 января 1924 года Ленин умер. Профессор В. Розанов, который его лечил, писал (в 1925 году) о его болезни примерно следующее. Она началась с головных болей и какого-то неудобства в пальцах руки. Диагноз был поставлен сразу и точно - прогрессивный паралич, который был не обязательно третичной стадией сифилиса, благоприобретенного либо наследственного. Один заезжий медик-иностранец вообразил, что недомогание -следствие свинцового отравления от одной из пуль Фанни Каплан, оставшейся в мягких тканях шеи. Розанов и другие русские врачи сочли это вздором - видимо, справедливо; но, чтобы не конфузить коллегу, они предложилиЛенину амбулаторную операцию, которая и была сделана. Однако болезнь продолжалась, была скоротечной и привела к кончине.

    Тот же Розанов пишет о прощании с усопшим. Вожди разделились на две группы (по ранжиру). Те, кто важнее, приехали из Москвы в Горки на аэросанях, те,кто помельче, - на поезде. Из-за снежных заносов аэросани, где сидел и Сталин, запоздали, так что к смертному одру он подошел не первым. Впрочем, его прощание с вождем Розанову запомнилось: он как бы раздвигал всех плечами, поднял и поцеловал голову покойника. Это, конечно, не православное прощание.
481

      «В Зч. 30 м. 22 января Президиум ЦИК Союза ССР избрал Комиссию по организации похорон Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР и РСФСР Владимира Ильича Ленина в составе Председателя Комиссии Ф. Э. Дзержинского, членов: тт. Ворошилова, Енукидзе, Зеленского, Молотова, Муралова, Лашевича и Бонч-Бруевича. На первом же заседании, в 4 ч. утра 22-го января, Комиссия пополнила свой состав тт. Сапроновым и Аванесовым; 29 января постановлениемПрезидиума ЦИК Союза ССР в Комиссию был введен тов. Красин» 122, 9].

    По-видимому, решающими голосами в комиссии обладали Бонч-Бруевич, Енукидзе (в ту пору ближайший друг Сталина) и Красин, Последнего, наверное, не случайноввели в комиссию на третий день после похорон Ленина (они состоялись 27 января). Он и объявил публичнуюдискуссию и конкурс проектов, касающихся постройки второго, тоже деревянного Мавзолея (первый был воздвигнут перед похоронами и назывался «склепом»), О нем с «многоступенчатыми» ссылками пишет уже цитировавшаяся нами американская исследовательница: «Константин Мельников, архитектор, который проектировал саркофаг Ленина, однажды сказал, что генеральная идея" постоянного сохранения и демонстрации тела Ленина исходила от Леонида Красина» [35, 180-181}.1 Этоавантюрист, в начале века увлекавшийся «богостроительством» - вместе с Горьким, Богдановым, Луначарским (последний был непосредственно причастен к конкурсу проектов гранитного Мавзолея), видимо, разделял и идеиН. Ф. Федорова.

    «В 1921 г. в Москве на большом торжественном собрании» Красин «проповедовал своеобразную веру в воскресение мертвых» [21, 149-150]. Речь идет о гражданской панихиде по Л. Я. Карпову, тогдашнему руководителю советской химической промышленности и члену президиума ВСНХ. В слове, посвященном памяти скончавшегося товарища, Красин, в частности, сказал: «Наука, не останавливаясь на том, чтобы только лечить, восстанавливать
--------------------

1 Со ссылкой на [34, 249}. Последний пользовался архивомК. Мельникова.
482


здоровье заболевшего организма, уже ставит вопрос о произвольном создании пола, об обмоложении ит. д. Я уверен, что наступит момент, когда наука станет
так могущественна, что в состоянии будет воссоздать погибший организм. Я уверен, что настанет момент, когда по элементам жизни человека можно будет восстановитьфизически человека. И я уверен, что, когда наступит этот момент, когда освобожденное человечество, пользуясьвсем могуществом науки и техники, силу и величие которых нельзя сейчас себе представить, сможет воскрешать великих деятелей, борцов за освобождение человечества, -я уверен, что в этот момент среди великих деятелей будет и наш товарищ Лев Яковлевич» [16].

    Если Лев Яковлевич, то тем более Владимир Ильич... Не только Православие («Чаю воскресения мертвых»),но и большевистская религия уповала на плотское бессмертие. Луначарский, человек более или менее начитанный, возводил идею «светлого царства коммунизма» к Апокалипсису: «Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет» (Ап. 20: 4). Рассуждая о «новом человеке»,
Луначарский и люди eго типа, могли вспомнить и новозаветное упование на то, что отряхнувший прах суеты пребывает «в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим. 8: 20-21).

    Эти милленаристские настроения вообще были распространены в то время, особенно в нарождавшейся научной фантастике. Достаточно припомнить сочинение Александра Беляева «Голова профессора Доуэля». Конечно, мы не рискнем сравнивать Сталина с нерадивым и вероломным учеником этого мудреца, вопрошавшим отрезанную голову своего наставника, хотя такое сравнение естественно, если учесть версию Троцкого, согласно которойСталин убил Ленина. Впрочем, «Сталин - это Ленин сегодня», и в Мавзолей на несколько лет он попал вовсене случайно. (Убрали его оттуда после того, как старой партийке и лагерной страдалице Д. А. Лазуркиной было видение, о котором она поведала с трибуны XXII съездаКПСС. Явившийся ей Ленин сказал, что он не хочет лежать рядом со Сталиным [31, 121].)
483

    Пусть фантаста-прозаика Беляева прокомментирует фантаст-стихотворец Маяковский («Про это»)1: «Вот он,большелобый тихий химик, / перед опытом наморщил лоб. / Книга - "Вся земля", - выискивает имя. / Век ХХ-й. Воскресить кого б? / - Маяковский вот... Поищем ярче лица - / недостаточно поэт красив. - / Крикну я вот с этой, с нынешней страницы: / - Не листай страницы! Воскреси!» Поэт мечтает и о воскрешении возлюбленной, предполагая, что некогда и земные чувствапреобразятся: «Ваш тридцатый век обгонит стаи / сердце раздиравших мелочей. / Нынче недолюбленное наверстаем / звездностью бесчисленных ночей. / Воскреси хотя бза то, что я поэтом / ждал тебя, откинул будничную чушь! / Воскреси меня хотя б за это! / Воскреси - свое дожить хочу!»

      Эти страстные стихи, конечно, тоже вдохновлены буквальным толкованием Писания и Предания (опять тысячелетие: XX век - XXX век; оно подкреплено «общим местом» высоких религий «мир есть книга», когда Господь, словом создавший Вселенную, воспринимается как первый писатель и покровитель всех поэтов). Цитаты,которые мы привели, выбраны из разделов поэмы, озаглавленных в согласии с христианской традицией: Вера, Надежда, Любовь. Жаль только, что Маяковский ограничился триадой и позабыл о тетраде, венчаемой четвертым членом, Софией Премудростью Божией.

  Все эти чаяния имели не только литературное, но и прагматическое воплощение, пародийно отображенное в «Собачьем сердце» Булгакова. «Омоложение» было неодной теорией, но и практикой советского обихода. В пореволюционной столице Москве активно практиковал некий медицинский институт, который этим именно и занимался. Естественно, толку из его деятельности не вышло,и верхушка института была расстреляна.

    Что предшествовало постановлению президиума ЦИК о сохранении тела Ленина, опубликованному в газетах26 января (заметим, кстати, что оно датировано 11 часами дня 24 числа [22, 25])? Предшествовали письма граждан(не важно, подлинные или нет), обнародованные только в одном издании, в «Рабочей Москве», органе столичныхкоммунистов. Приводим выдержки (25 января): «Тело Ленина надо сохранить! Рабочие этого хотят. Как этосделать? - Предавать земле столь великого и горячо любимого вождя, каким являлся для нас Ильич, ни в коем случае нельзя. Мы предлагаем набальзамированный прах поместить в стеклянный, герметически запаянный ящик,в котором прах вождя можно будет сохранять в течение сотен лет. Мы глубоко уверены, что все рабочие поддержат эту мысль. Мы хотим иметь Ильича с собой, не скрывать его от своих глаз. Пусть он всегда будет с нами»(16 подписей «рабочих Рогожско-Симоновского района»).
---------------------------------

1 Здесь и далее мы цитируем поэта по изданию: Маяковский, В. В. Сочинения в одном томе. М., 1941.
484


      «Мысль о том, что Ильич физически остался бы с нами и его можно было бы видеть необъятным массамтрудящихся утешило бы <sic!> горе утраты и подняло бы упавший дух малодушных товарищей, вдохновляя их на дальнейшие бои и победы. Мы требуем сохранения на долгое время останков дорогого учителя путем бальзамирования его тела и помещения в прозрачное помещение<sic!>, где рабочие могли бы всегда видеть своего вождя» (подпись: «рабочие и служащие строительной конторы постоянной промышленной выставки ВСНХ»).

      «Обращаемся к Центральному и Московскому Комитету РКП с глубокой просьбой: не зарывайте прах Ильича под землей от миллионов трудящихся. Мы глубоко уверены, что это было бы желанием сотен миллионов.Надо сделать так, чтобы потомство наше имело бы возможность видеть тело человека, воплотившего в жизнь мировую революцию. Оставьте его на поверхности земли на Красной площади. Пусть он останется для нас неиссякаемым источником идеи ленинизма на благо трудящихсявсего мира. Этим мы дадим возможность увидеть его всем, всем трудящимся. Ленин должен быть среди нас. Как это осуществить, подумайте сами (члены РКП: Гятков и Георгиевич)».

  Но для какой же такой надобности, с точки зрения авторов либо инспираторов этих писем, необходимо былооставить тело Ленина «на поверхности земли»? Ответдан на предыдущей, 7-й, странице «Рабочей Москвы» (мы воспроизводили 8-ю). Под заголовком «Что говорятрабочие? (Из разговоров в Доме Союзов)» читаем: «Надо сохранить тело Ильича. Ударишься в оппозицию, пойдешь к телу Ильича и станешь опять на правильный путь». Не М. М. Зощенко же это писал, хотя очень похоже на его манеру, вполне «отражающую действительность». Но главное, что мы опять сталкиваемся с религиозным, точнее, дурацко-религиозным мироощущением. Оппозиция - это ересь, и, чтобы очиститься от скверны,надлежит если не приложиться, то приобщиться к чудотворным мощам. Они исцелят согрешившего.
485

      Сказано — сделано. 27 января покойник, скоротечно набальзамированный обыкновенным способом, был помещен в первый Мавзолей, построенный по скоропостижному же проекту А. В. Щусева (между прочим, авторахрама-памятника на Куликовом поле и церкви Марфо-Мариинской общины в Москве). Мавзолей из-за спешки закончен не был: верхнюю часть так и не поставили, тем более что зима была очень морозная [29, 46-47]. Впрочем, и относились к этой деревянной храмине как сугубовременной.

    В феврале по этому поводу началась дискуссия, открытая тем же Красиным. «Первой задачей является сооружение постоянной гробницы на том месте, где сейчас покоится тело Владимира Ильича. Трудность задачи поистине необыкновенна. Ведь это будет место, которое по своему значению для человечества превзойдет Мекку иИерусалим. Сооружение должно быть задумано и выполнено в расчете на столетия, на целую вечность» [15, 24].

 

    Народонаселение принялось размышлять. Сотрудник Народного комиссариата иностранных дел Б. Орлов: «Памятник Вл. Ильичу должен олицетворять не человека, а идею, которую он проводил. Для этого я предложилбы на месте могилы тов. Ленина устроить громадную башню, наподобие Эйфелевой, и даже выше ее. Наверху должен вращаться земной шар, а внизу - огромные маховые колеса, воспроизводящие шум и стук фабрик и заводов. На верху этой башни установить радиотелеграф, способный держать связь со всем миром. В башне можно отобразить постепенный ход революции, или даже исторический путь человечества, от первобытного коммунизма к марксизму...» ([13], отсюда же взяты и следующие цитаты).

    Рабочий Пестрецов: «Построить на Красной площади трибуну, на которой поставить радиотелефон. В дни парадов и демонстраций заводить перед радиотелефоном пластинку Ильича, соответствующую данному празднику». Некий П. Сметанников: «Высоко над Кремлем должна стоять фигура Ленина (на земном шаре), указывающая назапад (скорее всего, он заботился о мировой революции. - Авторы.). Ночью освещать ее красным светом». Было также предложение построить новый город имени Ленинас небоскребом в 80-100 этажей, окруженный парками и соединенный с Москвой электрической железной дорогой.
486

      Как известно, эта мегаломания была не только стихийной, но и откровенно официозной. 17 мая 1926 года на заседании методической комиссии «художественного отдела Главнауки при Наркомпросе» обсуждались проекты постоянного Мавзолея, в частности и тов. Л. Когана, который предлагал «воздвигнуть здание в 15-20 этажей, изображающее собой фигуру В. И. Ленина. Внутри этой фигуры кроме гробницы устраиваются помещения для высших государственных и общественных учреждений» ([13, 110], со ссылкой на архивные материалы).1 Хотя предложение тов. Когана было отвергнуто комиссией, но именно в связи с ним уместно вспомнить о не осуществленном из-за войны Дворце Советов с чудовищной фигурой Ленина (это сооружение призвано было заместить взорванный и растащенный храм Христа Спасителя), а также и о Пантеоне, «памятнике вечной славы великих людей Советской страны»: «В целях увековечения памяти великих вождей Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина, а также выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных на Красной площади у Кремлевской стены, соорудить в Москве монументальное здание - Пантеон - памятник вечной славы великих людей Советской страны. По окончании сооружения Пантеона перенести в него саркофаг с телом В. И. Ленина и саркофаг с телом И. В. Сталина, а также останки выдающихся деятелей... и открыть доступ в Пантеон для широких масс трудящихся» (это постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР мы цитируем по журналу «Огонек». 1953. № 11 (1344), 15 марта. С. 8).

    Все это было бы заурядной страницей из истории русского простонародно-православного утопизма (Маяковский, «Киев»: «Не святой уже - другой, земной Владимир / крестит нас железом и огнем декретов»), если бы не своего рода индустриальный фермент (Маяковский, «Домой!»: «Я себя советским чувствую заводом, / вырабатывающим счастье»). Это было новым искушением русской цивилизации, официально отраженным в формуле «русский революционный размах и американская (resр. - большевистская) деловитость», которой в обиходной «ахинее» соответствует идиома «помесь негра с мотоциклом». Этого искушения, к сожалению, она также не выдержала.
------------------------------

1 Особенно интересным представляется проект Н. С. Крыловой (по архивной описи № 51) с предложением соорудить глыбу, по которой «безостановочно должен двигаться поезд и трактор и течь ручей» (там же).
487

    На русской почве провозглашенная большевиками «индустриализация» имела прямое отношение к чаяниямрая на земле. Примеров можно привести множество, хотя бы «Рассказ о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка» Маяковского. Дождь, «свинцовоночие», грязь, лучина, холод... Но тьму сменит свет: «И слышит шепот гордый / вода и под и над: / "Через четыре года здесь будет город-сад!"» Откуда? В эпиграфе к стихотворению, с пометой «Из разговора», автор предупредил: «К этому местубудет подвезено в пятилетку 1 000 000 вагонов строительных материалов. Здесь будет гигант металлургии, угольный гигант и город в сотни тысяч людей». Уголь ицветущий сад отождествимы только в том случае, если Творца представляют себе в роли вселенского инженера.Так и было.

    «В воспоминаниях о встрече с Циолковским В. Б. Шкловский пишет о том, что как-то КонстантинЭдуардович завел с ним речь об "ангелах", которых сам Шкловский трактовал как символ вдохновения. Но, может быть, под "ангелами" отец космонавтики имел в виду пришельцев (скорее, небесных посланцев. - Авторы.), которые и помогли ему, скромному школьному учителю,пораженному глухотой, стать пророком космический эры» [12, 106]. Кстати, Циолковский тоже был федоровцем.Этот религиозный подтекст, по-видимому, объясняет то, что первооткрывателем этой эры стала разоренная войнойРоссия, которой подобные занятия были явно не по средствам (рассудительная Англия, например, на лидерство в данном случае не претендовала). Воистину охота пуще неволи.

      Противовесом индустриальному раю стал индустриальный ад, выраженный в антиутопиях XX века. Из авторов, подвизавшихся в этом жанре, самый знаменитый, и по праву, - Дж. Оруэлл. Но и русским писателям принадлежат выдающиеся произведения - прежде всего это А. Платонов («Котлован») и Е. Замятин («Мы»).
488

 

    Советский дискурс изобилует апокрифическими вариациями Православия. К ним, в частности, относятся темы «рождества» и детства. Вот отрывок из воспоминанийпрот. Михаила Ардова (из семьи московских друзей и благожелателей А. А. Ахматовой). Он воспроизводит разговор с известным историком искусства А. Г. Габричевским о январской Москве 1924 года.

    «- Я помню, - говорит мне Александр Георгиевич, - я вышел из дома... Стояла длинная очередь к гробу Ленина, люди жгли костры и грелись... А вот тут, на Манеже, висел загадочный лозунг: "Могила Ленина - колыбель человечества"... Это я не понимаю, что такое (между прочим, Габричевскому шел тогда тридцать третий год, онокончил Московский университет и слушал лекции в Мюнхене, опубликовал несколько дельных статей. - Авторы.).
      - Это не так уж трудно расшифровать, - отвечаю я.
      - Ты так думаешь?
      - Я надеюсь, вы не станете мне возражать, - говорю я, — если я скажу, что партия большевиков - сатанинскаяпародия на Церковь, съезды - это соборы, парады, демонстрации и митинги - ритуальные действия, чучело Ленина пародирует святые мощи и так далее...
        - Это справедливо, - отзывается Александр Георгиевич.
      -Так вот, - продолжаю я, - лозунг "Могила Ленина -колыбель человечества" - это такая же точно сатанинская пародия на слова молитвы, обращенной ко Христу: "Гроб Твой - источник нашего воскресения"» [4, 150].

      Пожалуй, можно предложить и другое толкование. Колыбель - прямая параллель к вифлеемским яслям. Неслучайно в советское время (и до сих пор) детские учреждения именуются яслями и садами. С этой же символикой явно связана и маленькая деревянная модель симбирского дома Ульяновых, «внутри и снаружи освещенная электричеством», которая была помещена на трибуне 2-го Съезда Советов у стола президиума (об этой «колыбели» вождя сообщалось в вечернем выпуске «Красной газеты»от 4 февраля 1924 года).
489

 

      В культе Ленина значительную роль играют мотивы детства и отношения к детям. Трудно сказать, есть ли тутсознательное использование Христовой заповеди «будьте как дети». Состояние детства - как бы порука невинности и совершенства, и поскольку всякий государственныймуж (если только он не легитимный властитель) - заведомый насильник, он нуждается в удостоверении непорочности. В этом плане «топорик Джорджа Вашингтона» и «разбитый графин Володи Ульянова» — предметы из одного семантического поля. Чем большая дистанция отделяла советских потомков от своего вождя, тем больше онлюбил детей: устраивал для них елки (все забывали, что елки, рождественские и новогодние, были запрещены большевиками - и разрешены только в канун нового, 1936 года), посылал им гостинцы, когда самому нечегобыло есть, и т. д. В конце концов эта мифологема приелась, и в городском обиходе, быть может в связи со столетием Ленина, появился злой анекдот. Надежда Константиновна Крупская выступает перед детьми (несмотря на бесплодие, она была главным специалистом по их проблемам):

      - Знаете, как Ильич любил детей? Помню, жили мы в Поронине. Ильич каждое утро брился опасной бритвой.А у хозяйки был противный мальчишка - все лезет к Ильичу, толкается, мешает. Ну, Ильич и посылает его.... Вот как он любил детей: только ... послал, а мог бы ведь и бритвой полоснуть.

      Впрочем, «детская мифология» появилась очень рано и, скорее всего, не навязывалась. Одно из ее первых документальных свидетельств - «надписи детей школы № 2Московско-Казанской железной дороги, сделанные ими на листьях венка, возложенного на гроб Ленина». Мотивы этих многочисленных надписей таковы: Ленин был «добрый»; «добрый и трудоспособный»; у него «лицо было скучное, а глаза веселые»; он был «мудрый и зналвсе» и «очень любил котят и детей» [17, 413-416}.

    Реализация культа Ленина в мелкой и крупной пластике также находит опору в практике русского Православия. Взять хотя бы скульптурные изваяния, которые в невиданном количестве стали плодиться вскоре послесмерти Ленина. В статье «О памятнике Владимиру Ильичу» Л. Красин писал: «Нет почти крупной фабрики или завода, нет деревни и города, где тысячи и тысячи рабочих и крестьян не думали бы о том, чтобы иметь у себяна площади, на улице, в помещении клуба своего Ильича из камня, чугуна, бронзы или, в крайнем случае, из гипса» [14, 9], Свой Ильич - это гений места, домашний божок. Такую же роль в традиционной народной культуреиграли разные деревянные изваяния Николы и Параскевы Пятницы. «В преимущество перед
490


всеми святыми Право-славной Церкви, за исключением Николая Чудотворца(так наз. Николы Можайского), сохранился обычай изображать ее (Пятницу. - Авторы.) в виде изваяния из дерева. <...> Начиная с крайних границ болотистой Белоруссии, от берегов Десны и Киева, до далеких окраин Великороссии и Белого моря - поклонение образу Параскевы Пятницы, в виде изваяния, остается до сих пор неизменным и всенародным» [18, 192}. Примечательно, что эти изваяния ставились у местночтимых колодцев и камней, т. е. с простонародной точки зрения на границе сакрального и профанного миров. Это как бы удостоверяло постоянное земное присутствие мифологического персонажа.

      В иконографии Ленина отражено и его земное служение. Это могло быть нечто вроде клейм, касающихся различных эпизодов жизни-жития и окружающих портретлик. Это мог быть и «набор образов». «В ряде городов нашей страны в 1924 г. издавались плакаты с художественно оформленными фотомонтажами. В Москве издательство "Новая деревня" тиражом 50 тысяч экземпляров выпустило плакат "Владимир Ильич Ульянов-Ленин" (автор плаката Г. Лебедев). Вокруг портрета вождя даны фотографии, изображающие Ленина в различные периоды его жизни. Внизу плаката был помещен текст биографии Ильича» [3, 38].

    В конце июля 1924 года было окончено «постоянное бальзамирование» тела (потом в течение десятилетий за ним наблюдал специально созданный институт). К врачам с благодарственной речью обратился Енукидзе, сказавший между прочим следующее: «Само собой разумеется, что ни мы, ни наши товарищи не хотели создать из останков Владимира Ильича какие-то "мощи", посредством которых мы могли бы популяризировать или сохранить память о Владимире Ильиче. Своим гениальным учением и революционными действиями, которые он оставил в наследство всему мировому революционному движению, он достаточно увековечил себя» [22, 47], Примечательно, что именно этот фрагмент опускался в публикациях речи 1970-х годов. Между тем он подтверждает достоверность сведений, сообщенных Н. Валентиновым. Енукидзе проговорился и к тому же оказался плохим пророком.
491

 

  Тело Ленина было перенесено во второй, тоже щусевский и тоже деревянный, Мавзолей, где его осеняло знамя парижских коммунаров, переданное французскими коммунистами Московскому комитету РКП (б). Открытые конкурсы с их шумихой и глупостью, видимо, Сталину скоро надоели. Весной 1929 года он создал новую комиссию под председательством Ворошилова. Выбор ее опять пал на Щусева, который, доработав свои прежние проекты, и стал автором гранитного Мавзолея. С его открытием 10 ноября 1930 года окончилась шестилетняя эпопея похорон.

    Идеал нетления тела в равной степени характерен и для святого, местночтимого и канонизированного, и для «заложного» покойника. Согласно русскому суеверию, которое обличал еще св. Серапион Владимирский, «заложный» - это нечистый покойник, самоубийца, опойца, утопленник, доживающий «за гробом свой, т. е. положенный... при рождении срок жизни, прекратившийся раньше времени по какому-нибудь несчастному случаю» [11, 5]

    В истории русского Православия есть люди, которые из заложных покойников становились святыми. Таков двенадцатилетний пинежанин Артемий Веркольский (память 23 июня ст. ст.), погодок Ивана Грозного. Он был убит молнией в поле, где пахал вместе с отцом.1 Его бросили в лесу, а через несколько лет заметили, что телоостается нетленным. Артемий сподобился и погребения, и почитания. Напротив деревни Верколы на низком берегуПинеги была воздвигнута посвященная ему обитель. Кирилл Вольский, тоже севернорусский подвижник (о них см.: [9]), не стерпев боярского гнева, принародно утопился в реке. Этот самоубийца (самоубийц по православнымканонам нельзя отпевать и хоронить в освященной земле) был также причислен к лику святых.

    Эти метаморфозы никакими рациональными концепциями, никакими народными размышлениями либо предрассудками объяснить нельзя. Существует фольклорная, эмоционально-аффективная сфера, сопутствующая обрядуи произрастающая из него. И заложные покойники, и нетленные святые, и набальзамированное тело Ленина вызваны к жизни и вызывают в народном сознании однии те же чувственные сигналы: плохо различимый образ иного мира, который может быть и священным, и нечистым, благим и опасным... проецируется в эмпирическую действительность, проще говоря в земную жизнь. Мертвецы - и там и здесь - «как живые». Взаимопроникновение и сосуществование традиций языческих, православных и «атеистических» - вещь вполне естественная. Все они принадлежат общему потоку национальной религиозности, в какие бы одежды она ни рядилась (см.: [33]).
--------------------------

1 О двояком отношении к убитым молнией см.; [26, 40-41}.
492

    Странный, поразивший воображение многих обряд погребения Ленина породил соответствующие фольклорные и псевдофольклорные тексты. Побывавший в Москве американец Теодор Драйзер писал в 1928 году: «Многие рассказывали мне, что его набальзамированное тело - такое же, как и в тот день, когда он умер, - окутано суевериями. До тех пор, пока он лежит здесь, до тех пор, пока он не изменится, коммунизм в безопасности и новая Россия будет процветать. Но (добавляли они шепотом), если он истлеет или будет кем-то потревожен, тогда наступят печальные перемены - конец его великой мечты!» [32, 31].

      По данным политического сыска того времени, в Москве ходили «слухи и толки», что по ночам Ленин встает и бродит по столице, наблюдая ее жизнь [6, 180]. В «Новом мире» в 1925 году член «Перевала» Родион Михайлович Акульшин опубликовал сказку «Хитрый Ленин» - на ту же тему. Ее герой просит «главного советского доктора» сделать так, чтобы он умер, «только не совсем, а так, для виду» [2, 120-128}.
      «- Что же, - отвечает доктор, - это можно. Положим тебя не в могилу, а в такую комнату просторную и для прилику стеклом накроем, чтобы пальцем тебя никто не тыкал, а то затычут.
      - Только вот что, доктор, чтобы это было в большом между нас секрете. Ты будешь знать, я, да Надежде Константиновне скажем».

      Дальше идет речь о народных стонах, о слезах коммунистов, о том, что все «сердцем трепыхаются»: вдруг на осиротевшую державу «англичане с французами присунутся». Кладут Ленина «в амбарушке, марзолей <sic!> называется». Однажды он выходит и за три ночи посещает Кремль, завод и крестьянскую избу. Всюду - полный порядок. «Вышел Ленин из избы радостный, в марзолей лег успокоенный и спит вот уже много дней после своих
странствий. Теперь уже, наверное, скоро проснется. Вот радость-то будет! Ни словами не расскажешь, ни чернилами не опишешь». Поистине: «В двенадцать часов по ночам из гроба встает император...».
493

      Примечательна судьба этой сказки, о которой автор утверждал, что ее «рассказывают по вятским деревням».Под названием «Скоро проснется Ильич» и с некоторой «подчисткой» ее перепечатал А. В. Пясковский в известном некогда сборнике «Ленин в русской народной сказке и восточной легенде» (М., 1930. С. 40-43). М. К. Азадовский, сославшись, в частности, именно на нее, большинство текстов сборника оценил как явную фальсификацию [1, 881-897}.

    Православных параллелей к пересказанным Драйзером слухам немало. Приведем две, «позитивную» и «негативную». Согласно старинной новгородской легенде, город будет благополучен до тех пор, пока сжатая рука Спасана фреске Софийского собора не разожмется [20, 8]. Напротив, сохранность телесной оболочки может вызывать представления о беде и несчастье. Об этом говоритП. Ф. Сумцов в параграфе «Разрешение проклятого самозванца» [25, 312]: «Тело проклятого самозванца не могло разложиться, пока проклятие не снял Петр Могила. Эта легенда послужила основой для рассказа Думитрашкова "Заклятый"».1

      Всякий религиозный, социальный и культурный кризис сопровождается обрядовыми изменениями. Это касается и календаря, и вообще «моды», и круга человеческой жизни, рождения, инициации, брака, смерти. Rites de passage, если воспользоваться термином А. Ван Геннена, - мировой закон, из которого нет исключений. Не сталаисключением и большевистская Россия. Она приняла григорианский календарь, крестины попытались заменить«октябринами» («богоискатель» Луначарский самолично«октябрил» младенцев), а красный угол с иконами в избе - «уголком Ленина». Что до ритуального оформления похорон, оно было и навсегда останется главной и труднейшей проблемой, поскольку последний приют человека теснейшим образом связан с представлениями о бессмертии души, загробной жизни и вечном спасении. Недаром археология опознает появление верований прежде всего по погребениям.

-----------------------
1 В действительности тело Лжедмитрия (а Сумцов, очевидно,говорит именно о нем) свезли на Покровский убогий дом, т. е. туда,где хоронили заложных покойников (см. ниже). Однако и этого показалось мало - через некоторое время труп вырыли и сожгли (см.: [24; 27, 216}).
494

      Буквально с октября 1917 года «новые люди» занялись поисками новых обрядовых форм. Тогда и возникло кладбище на Красной площади, где успокоились «жертвы революции» (в сущности, оно лишь возобновилось, ибопогребения были здесь издавна - вспомним хотя бы о могиле Василия Блаженного, которая была присоединенак Покровскому собору в качестве придела). Очевидец церемонии Джон Рид рассказывает: «Молодой студент заговорил с нами по-немецки:
      - Это братская могила, - сказал он, - завтра мы похороним здесь пятьсот пролетариев, павших за революцию.
      Он свел нас в яму. Кирки и лопаты работали с лихорадочной быстротой, и гора земли все росла и росла. Всемолчали. Над головой небо было густо усеяно звездами,да древняя стена царского Кремля уходила куда-то ввысь.
    - Здесь, в этом священном месте, - сказал студент, - самом священном во всей России, похороним мы нашихсвятых. Здесь, где находятся могилы царей, будет покоиться наш царь - народ...» [23, 272].

      Дополним студента. Разница между царскими могилами и этой - в том, что цари лежат на освященной земле, к тому же и в Архангельском соборе (Михаил Архангел -«царственный» ангел и на Западе, и у нас, он покровительствует и Карлу Великому, и Ивану Грозному), а «наши святые» - за стеной, то есть «за оградкой». Опять-таки приходится вспомнить о заложных покойниках. В городах с ними расставались так: складывали телав яму (ее называли «убогим домом», «божедомкой» или «скудельницей»), в старой Москве - при Покровском убогом доме, а в семик служили общую панихиду и засыпали землей [11, 60-63}. Эта яма - разновидность братской могилы.

      Таков культурно-религиозный контекст странного погребения Ленина. Оно не поддается и не подлежит рациональному объяснению и рациональной оценке. Дело в том, что обряд, как и любое проявление мифологического сознания, находится вне сферы умозрительных категорий. Это область бессознательного. Что бы ни писалиАдлер и Юнг, Фрейд и Фромм, пытаться перевести ее в правильные силлогизмы нельзя. Разум человека не всесилен, и бессознательные процессы могут быть опознаны и описаны только по конечным результатам. Вопрос «почему?» в данном случае неуместен. Так было, так есть, итак будет.
495

                                                        Литература


[1]Азадовский М. К. Ленин в фольклоре//Памяти В. И. Ленина: Сб. ст. к десятилетию со дня смерти. 1924-1934. М.; Л.,1934.
[2] Акульшин Р. Три сказки: Гражданская война и Ленин в народном творчестве//Новый мир.1925. № 11.
[3] Алексеев Д. Ленин в агитплакатах первых лет Советскойвласти//Искусство. 1970. № 6.
[4}АрдовМ., прот. Легендарная Ордынка//Новый мир. 1994. №5.
[5] Валентинов Н. (Н. Вольский). Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина: Годы работыв ВСНХ во время НЭП. Воспоминания. М. 1991.
[6] Великанова О. В. Образ Ленина в массовом сознании // Отечественная история. 1994. № 2.
[7] ВолкогоновД. А. Ленин: Политический портрет. М., 1994. Кн. 2.
[8] Державин Г. Р. Сочинения. СПб., 1871. Т. 6.
[9] Дмитриев Л. А Житийные повести русского Севера как памятники литературы ХШ-ХУП вв.: Эволюция жанра легендарно-биографических повествований. Л., 1973.
[10] Духовное завещание и последние дни жизни императора Николая Первого. М., 1856.
[11] Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Вып. I: Умершиенеестественной смертью и русалки. Пг., 1916.
[12] Кондратов А. М., Шилик К. К. Как рождаются мифы XX века.Л.,1988.
[Щ Котырев А. Н. Мавзолей Ленина: Проектирование и строительство. М., 1971.
[14] КрасинЛ. О памятниках Владимиру Ильичу//О памятнике Ленину. Л.,1924.
[15] Красин Л. Б. Архитектурное увековечение Ленина//О па-
мятнике Ленину. Л., 1924.
[16] Красин Л. Б. Памяти Л. Я. Карпова//Лев Яковлевич Карпов:Сборник статей и воспоминаний. М.; Л.. 1928.
[17]Ленину21 января 1924. М., 1924.
[18] Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила.СПб., 1994.
[19] Маяковский В. В. Сочинения в одном томе. М., 1941.
[20] Новгородский край в религиозных преданиях: легенды о гибели Новгорода. Новгород, 1927. Вып. 1.
[21] Ольминский М. Ленин или не Ленин: по поводу Х тома сочинений Ленина//Пролетарская революция. 1934. № 1.
[22] Отчет комиссии ЦИК СССР по увековечению памяти В. И. Ульянова (Ленина). М., 1925. (1924 21/1 - 1925).
[23}РидДж. Избранное. М., 1987. Кн. I.
[24] Снегирев И. М. О скудельницах или убогих домах//Тр. изап. Общества истории и древностей Российских. М., 1826. Т. 3. Кн. 1.
[25] Сумцов Н. Ф. К библиографии малорусских религиозных сказаний//Сб. Харьковского ист.-филол. о-ва. 1896. Т. 8.
[26] Успенский Б. А. Филологические разыскания в области славянских древностей. М.,1982.
[27] Успенский Б. А. Царь и самозванец: Самозванчество в России как культурно-исторический феномен // Художественный язык Средневековья. М., 1982.
[28] Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990.
[29] Хан-Магомедов С. О. Мавзолей Ленина: История создания и архитектуры. М., 1972.
[30] Шильдер Н. Александр I //Русский биографический словарь.СПб.,1896. Т. 1.
[31] XXII съезд КПСС: Стенографический отчет. М.. 1962. Т. 3.
[32] Dreiser T. Dreiser Looks at Russia. N. Y., 1928.
[33] Lenhoff G. The Notion of "Uncorrupted Relics" in Early Russian Culture//Christianity and the Eastern Slavs. Berkeley; Los Angeles; Oxford, 1993. Vol. 1: Slavic Cultures in the Middle Ages.(California Slavic Studies. Vol. 16).
[34}StarrF. S. Melnikov: Solo Architect in A Mass Society. Princeton, 1978.
[35] Tumarkin N. Lenin lives. The Lenin Cult in Soviet Russia. Cambridge(MA): London. 1983.

 

 
 








       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2006 
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир