Гениталии

 

                                                                                  Н. И. Толстой

Славянские древности. Этнолингвистический словарь под ред.

            Н.И.Толстого. Т. 1, М., 1995, с. 494-495.

 


ГЕНИТАЛИИ — мужские и женские детородные части тела, оказывающие, по народным представлениям, отталкивающее воздействие на нечистую силу, сглаз, а также провоцирующие плодородие и изобилие и имеющие целительные свойства.

 

    Гениталии в качестве апотропея широко использовались в славянской магическойпрактике. Так в с.-вост. Болгарии считалось, что от сглаза следует с утра, выходяиз дому, подержаться за свои Гениталии и потереть их рукой, а затем тотчас той же рукой потереть свое лицо, произнося: «Когит ми види дупето, тогис да дойде уроки!» [Когда (он, она) увидит (мой) зад, тогда пусть сглазит (меня)!] (капанцы, Кап.:295). У сербов мать, защищая своего ребенка от сглаза и колдовства, прикасалась рукой к своей вульве, а затем той же рукой гладила ребенка по лицу и голове, произнося заклинание: «Jа те родила, ja те и отхранила» [Я тебя родила, я тебя и выкормила], и прикасалась тремя пальцами к земле (Гружа, Шумадия). Чтобы вылечить ребенка от испуга, сербки-ворожеи «сливали с него страх» при помощи разных манипуляций с водой, расплавленным свинцом, красным платком. При этом они раздевались донага и, сливая воду в сковороду, заговаривали испуг: «бjeжи страва, ħера те црна тава, материна справа и очина сила!» [Беги, страх, прогоняют тебя черная сковорода, материнское устройство и отцова сила] (Пожега, зап. Сербия, Теш.НЖОПК:174).

      Вульва и кунус как средство отвращения градовой тучи использовались в магической практике сербов и болгар. В Поцерине (с.-зап. Сербия) женщина-ворожея, желая предотвратить градобитие, раздевалась донага, поднималась на тын и, продвигаясь по нему навстречу туче, стремилась показать предполагаемому предводителю градового облака, недавнему утопленнику (иногда родственнику), свой кунус, чтобы отвести его и град от сельских угодий. В Драгачеве (зап. Сербия) вульву обнажала хозяйка, выходящая навстречу туче, где, по поверью, обитала хала; женщина задирала подол и кричала: «Бежи чудо од чуда чудога! (два раза). Не можете jедно краj другога!» [Беги, чудо, от чуда чудного! Вы не можете быть рядом друг с другом!] или «Не иди ала на алу! Она моjа ала доста таких прогутала!» [Не иди, змеюка, на змеюку! Эта моя змеюка достаточно таких проглотила!]. При этом хозяйка с задранным подолом бегала вокруг дома. Болгарки в селах западнее Пловдива, обнажая вульву, произносят: «Йоргу! Пу планинету да идеш, дето пиле не пей, там да вървиш!» [Георгий! В горы уходи, туда, где птица не поет, там разгуливай!]. При этом упоминалось имя одного из утопленников (Георгия) из села, и весь ритуал совершался трижды (Арх. ЕИМ № 880-11). По тем же мотивам, вероятно, соблюдается и обратное — запрет женщинам задирать подол при грозе, потому что при этом «туда бьет гром» (Ровенщина). Русские давали дополнительное толкование такому запрету: нельзя быть с подоткнутым платьем во время грозы, потому что «много места тут укрываться анчутке беспятому [бесу]» (Мак.ННКС:126).

    Вульва как средство символической борьбы и защиты при вооруженных столкновениях известна была черногорцам (племя пипери). Одна из женщин поднималась на возвышение на позиции одной из сторон, задирала платье и, похлопывая по гениталиям, выкрикивала бранные слова, бросая вызов противнику, какому-либо конкретному лицу или всему войску в целом

495
Стрелять при этом в женщину считалось позором. Обычай дразнить противника подобным образом был зафиксирован в начале XVII в. у русских голландским путешественником Исааком Массой: под Кромами в стане Самозванца «на гору часто выходила потаскуха в чем мать родила, которая пела поносные песни о московских воеводах и много другого, о чем непристойно рассказывать» (Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. М., 1937:93). В групповых играх (салки и т. п.) сербские дети часто, чтобы подзадорить противника, похлопывали себя по гениталиям рукой — «цукали су се».

    Согласно сербскому и македонскому поверьям, вульва может выскочить на лбу у мужчины, если он ухитрится пройти под радугой. По другим представлениям, он переменит свой пол на женский. Тот же мотив используется сербами для защиты от сглаза: в ответ на удивление или восхищение говорят: «П... ти на челу!» [Вульва тебе на лоб!] (Левач, Темнич).

    Вульва известна у сербов в качестве целительного средства. Когда с ребенком случается первый припадок эпилепсии, мать должна трижды прикоснуться к нему своей «срамотой» («три пута га токне са своjа срамота») и после этого снять с ребенка одежду и бросить ее в бурьян или на чужое поле, «чтобы болезнь не вернулась» (Подримье). При прикосновении вульвой к больному ребенку мать говорит: «Од њу се видело, од њу се саздало, да се микне од моjе дете!» [Из нее дитя увидело белый свет, из нее создалось, пусть она отстанет от моего ребенка!] (ГЕИ 1957/2-3:579).

      Вульва как средство вызывания плодородия использовалась русскими из Вологодского кр. Для того чтобы скотина была «непраздной», нужно вырвать из вульвы волосок, запечь его в хлеб и дать скотине.

      Фаллос  как средство вызывания плодородия известен у болгар в Добрудже. Там хозяин, подготавливая телегу и семена для первого посева, должен был держаться за фаллос, чтобы тем самым добиться хорошего урожая. По сербским поверьям, когда начинает всходить жито, нужно взять несколько вербовых веток, пойти в поле и сказать: «Как быстро растет эта ветка, таким быстрым пусть будет мой фаллос и мое жито!» По представлениям сербов Косова Поля, фаллос связан с ралом. Чтобы избавиться от импотенции, молодому мужу следовало пойти в поле, найти там рало и разобрать его или отправиться ночью в поле на место, где оставлено рало, и вставить свой фаллос в отверстие на грядиле. Этим снималась порча, наведенная дурным глазом.

      Тестикулы, подобно вульве, могли наделяться магическими, в том числе продуцирующими и отгонными, свойствами. В закарпатском свадебном обряде новобрачная сажала на колени двухлетнего мальчика и гладила его тестикулы, «чтобы у нее рождались мальчики» (Бог.ВТНИ:257). По южнославянским представлениям, тестикулы способны отвести неудачу или беду. Так, если человек рано утром отправляется в путь или на работу и встречает при этом попа, предвещающего несчастье, он должен схватиться за свои тестикулы и почесать их, чтобы отстранить неприятности.

    Мужские Гениталии при защите от нечистой силы могли заменяться жестом — положением кисти левой руки на сгиб правой и поднятием последней вверх или называнием фаллоса. Есть основания предполагать, что таким защитительным словом было у вост. славян и у болгар слово чур, имевшее древнее значение 'penis'. Этимологию этого слова, в котором начальное č могло чередоваться с k (ср. *kurъ 'penis' и *kurъ 'петух'), подтверждают фольклорно-этнографические данные.

    Названия гениталий в славянских и индоевропейских языках часто «птичьего» происхождения, что связано с древними представлениями о самих гениталиях. Ряд функционально сходных предметов, в том числе и предметов домашней утвари, как, например, маслобойка с ее пестом и узкой кадкой, символизируют, по народным представлениям, фаллос и вульву, а их действие — коитус.


Литература: Толстой Н. И. Русск. чур и чушь //IJSLР 1985/31-32:431-437; Журав. КД:38; Макс.ННКС:126; М а с с а И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. М., 1937:93; СБФ-81:58,59; ПА; Бог.ВТНИ:257; ГЕИ 1957/2-3:579; ГЕМБ 1975/38:156; Дуч. ЖОК: 184; Ми].ОЛТ:419; Петр.ЖОГ:325; Теш. НЖОПК174; Троj.ПИ:219-220; Фил.ВН:137; АЕИМ №880-11; Доб.:352; Кап.:295; СбНУ 1936/42:117.

 

 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2006 
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир