Поколение

                                                                                                      С. Н. Зенкин


              "ПОКОЛЕНИЕ": ОПЫТ ДЕКОНСТРУКЦИИ ПОНЯТИЯ

 

              Поколение в социо-культурном контексте ХХ века. М., Наука, 2005, с. 130-136.

 


      Для того, кто не пользуется в собственной исследовательской практике понятием "поколение" и не уверен, что за ним стоит какая-либо объективно определенная реальность, оно может составлять не инструмент, а лишь объект рефлексии, причем эта рефлексия с необходимостью принимает форму деконструкции — поиска недиалектических противоречий, на которых основано данное понятие, и больших исторических перемен, обусловивших эти противоречия. В случае "поколения" узловым пунктом таких противоречий является его биологическая этимология (своего рода наследственность, когда прежние "поколения" языковой семантики сохраняются в нынешнем "поколении" языка)1.


                                      ХРОНОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА


  Понятие "поколение" (как в специальном историко-культурном, так и обычном общеязыковом употреблении) объединяет два аспекта — формально-хронологический и содержательно-номенклатурный. В первом аспекте поколение мыслится как единица временной периодизации жизни общества или культуры, причем, если говорить о периодизации художественной жизни, эта единица достаточно точно определяется как промежуточная между "столетием" ("веком") и "сезоном". Столетие характеризует большие, относительно неподвижные отрезки "долгой временной протяженности", сезон — мельчайшие периоды культурных перемен, связанные с понятиями "моды" и "минутного успеха". Что же касается "поколения", то в силу биологических коннотаций термина в рамках этого периода сочетаются постоянство (самоидентичность) и динамика, связанная не столько с внутренним изменением, сколько с предельными точками начала и конца. Поколенческий цикл всегда отсчитывается исходя из природного цикла роста и упадка, то есть это принципиально драматичное понятие, мыслимое как период жизни/смерти, расцвета/умирания. Одно из наиболее любопытных хронологических определений этого понятия, принадлежащее Ф.-Р. де Шатобриану, вносит в него предельный драматизм религиозной легенды о жизни и самопожертвовании божества: "Каждое поколение занимает тридцать три года — время жизни Христа" ("Замогильные записки", опубл. 1848)2.

131

  В то же время данная цитата показывает и второй аспект понятия "поколение": это уже не пустая временная единица, а множество людей, объединенных (как минимум) более или менее одинаковым возрастом. Поколение — это время, воплощенное в людях, в их драматической судьбе; в непрерывную длительность исторического процесса оно вписывает меру, обусловленную жизненным циклом человеческого тела, и вносит циклическое время, отчасти похожее на мифологическое время "вечного возвращения".

    Если говорить об историко-культурном применении понятия, то в первом своем аспекте оно соответствует общей, извечной тенденции историков к дроблению (периодизации) своего материала; по замечанию Мишеля де Серто, эта тенденция продолжает собой изначальный разрыв между историком и описываемой им эпохой прошлого, который проецируется историком на более мелкие членения 3. Во втором своем аспекте данное понятие свидетельствует о некоем новом, исторически датируемом понимании общественной динамики. В отличие от "эпохи", "периода" и тому подобных чисто хронологических членений, "поколение" предполагает сосуществование и противоборство в один момент истории разных социально-культурных групп, одна из которых, более молодая, наступает на другую "и к гробу праотцев теснит" (Пушкин). Вместо ученичества и преемственности, в рамках которых мыслились отношения старших и младших в рамках классической культуры, на первый план выдвигаются моменты прерывности, перелома, связанные с модернистским пафосом обновления, с антиканонической "эстетикой противопоставления" (Ю.М. Лотман) или с эдиповским конфликтом отцов и детей (по сути, это три разных названия одного и того же феномена). Для эпохи современности (XIX—XX вв.) эмблематично название романа Тургенева "Отцы и дети", выразившее этот конфликт поколений, который присущ не каким-то отдельным поколениям, а любым поколениям вообще. В литературной критике создателем понятия "литературное поколение" стал ведущий французский критик романтического направления Ш.-О. Сент-Бев: "литературное поколение, родившееся вместе со столетием" ("Историко-литературная картина французской поэзии в XVI веке", 1828); "каждое литературное поколение, разумеется, датируется только им самим" ("Мысли и максимы", 1869). Итак, если историко-хронологическое понятие "поколения" связано с извечной практикой историографии, то историко-культурное его понятие порождено относительно недавней исторической эпохой — эпохой "современности", начинающейся с романтизма.

132
                    ПОКОЛЕНИЕ КАК НЕЖЕСТКИЙ ДЕСИГНАТОР

      Слово поколение изначально выражает идею филиации, последовательного порождения особей того или иного биологического вида или семейного рода. В таком своем значении поколения поддаются исчислению: каждое из них обозначается порядковым номером, характеризующим общее для всех его членов количество актов порождения, которые отделяют их в родословной от родоначальника. Впрочем, при реальном развитии рода исчислимость поколений неизбежно подрывается, так как принадлежность к тому или иному поколению нежестко определяет собой возраст его членов: уже какой-нибудь внук родоначальника может оказаться ровесником его правнучки по другой линии, эти двое могут вступить в брак, и их дети окажутся вне четкой системы поколенческих делений, им нельзя будет приписать однозначно определенного "поколенческого номера".

      Еще сильнее это противоречие выявляется при рассмотрении культурных поколений, определяемых уже не филиацией и преемственностью (по крайней мере, не только ею), а прежде всего духовной общностью. Каждое из таких поколений представляет собой неопределенное множество, нежесткий десигнатор, обозначающий лиц, чья общность не поддается однозначному эссенциальному описанию. В любой момент исторической эволюции можно назвать биологических ровесников, которые принадлежат разным культурным поколениям — поскольку исповедуют разные принципы, мыслят в разных системах координат. Вот как писал об этом Б.М. Эйхенбаум:

      Не всегда возрастная разница ощущается как разница поколений. Исторический возраст поколений бывает различным. Пушкин и Гоголь, несмотря на разницу в десять лет, не чувствовали себя людьми разных поколений... С другой стороны, почти такая же разница между Пушкиным и Жуковским (тринадцать лет) была разницей поколений, потому что середина двадцатых годов оказалась исторической границей 4.


      Сказанное означает, что границы поколений расплывчаты и могут быть установлены лишь через одновременное, неформализованное применение сразу двух признаков; временного и семантического. Не случайно в современной культуре поколения часто привязываются не к абсолютной, а к относительной хронологии — не к условным датам вроде "круглых" годовщин, а к эпохальным историческим событиям, которые данное поколение, как предполагается, встретило в расцвете своей зрелости: "Вот что значит философия поколения 1789 года!" (Дневник Гонкуров, 1865).

133

    В историческом развитии обнаруживается немало подобных нежестких формаций, которые очень трудно свести в какую-либо стройную логическую систему. Н.Е. Копосов, например, анализирует с этой точки зрения традиционные социальные стратификации 5; сюда же можно отнести и важнейшее для культуры современной эпохи понятие "нации", принадлежность к которой того или иного индивида часто нельзя определить по устойчивым и однозначным признакам6; такая неопределимость нации нередко становится формальной причиной многочисленных национальных конфликтов, проявляется в проблемах ассимиляции иммигрантов и т.д.

                                          ПРИРОДА И КУЛЬТУРА


      Понятие поколения используется для описания социокультурных фактов, но этимологически отсылает к природным процессам (смене живых особей). В этом оно сближается даже не столько с понятием нации, сколько с еще более двусмысленным концептом культуры XIX века - понятием расы, которое, как и поколение, прямо восходит к представлениям о процессах порождения, филиации, породы. Подобно поколению, раса обладает лишь иллюзорной определенностью, это тоже нежесткий десигнатор; определить принадлежность индивида к той или иной расе во многих случаях можно только произвольно, что и порождало (и порождает) чудовищные злоупотребления, дискриминацию людей по псевдо-научным "антропологическим" признакам.

      Когда культурные различия сводятся к природным, такая редукция неизбежно чревата мифологизацией. Если понятие расы полностью отброшено современной культурной антропологией, то понятие поколения также вызывало критику у сторонников формально-семиотических методов в исследовании культуры, чья деятельность направлена, помимо прочего, на демистификацию мифологических представлений в науке. Характерна полемика в конце 1927 г. среди теоретиков русского формализма в литературоведении: Б.М. Эйхенбаум, разрабатывая свой проект исследования "литературного быта", пытался концептуализировать поколение как понятие истории литературы:

      Написать книгу, но не об одном, а о многих - не в психологическом и не в естественно-историческом плане (как у Оствальда), а в историко-бытовом. Сплести жизнестроение человека (творчество — как поступок) с эпохой, с историей. Написать что-то вроде: проблема жизни у людей начала XIX века, 30-х и 40-х годов, 50-60-х, 70-80-х и 90-900-х. Взять так 5 поколений, чтобы там были и Пушкин, и Гоголь, и Тургенев, и Достоевский, и проч. [...] 7

    Напротив, Ю.Н. Тынянов в письмах В.Б. Шкловскому довольно резко высказывался против такого "кокетства с биографией" и говорил об Эйхенбауме: "Слава богу, что ты выбил из него эту немецкую книжку о поколениях и возрастах. Эти штуки для домашнего стола и то надоедают 8.

134
      Радикальные теоретики формализма, пользовавшиеся понятием "поколение" в своем художественном творчестве (например, Тынянов во вступлении к роману "Смерть Вазир-Мухтара"), считали его неприемлемым в строго научном дискурсе; для семиотической истории культуры это понятие может принадлежать к языку-объекту, к историческому социальному дискурсу, но не к метаязыку исторической науки 9.

                                    ПРОКЛЯТИЕ РОЖДЕНИЯ


      В современном европейском обществе, разрушающем, а в основном уже и разрушившем традиционные сословные перегородки, псевдоприродные понятия типа "расы" или "поколения" служат для новой социальной "прописки" индивидов, смешивающей природные и исторические основания. Возможно, именно в силу своего логически нечистого характера и консервативной социальной сущности понятие поколения в XIX в. носит почти исключительно отрицательные коннотации: принадлежность к некоторому поколению переживается как врожденный порок, как прикованность к дурному, неполноценному и/или несвоевременному поколению, как биологически фатальное отчуждение (в точности так же, как принадлежность к "дурной расе", "дурной породе", "дурной крови"). Такая традиция, иногда — в конце века — прямо связывавшаяся с представлением о биологическом вырождении и декадансе, продолжается и в XX в. Типичные мотивы этой топики — поколение, "опоздавшее" к тем или иным историческим событиям (или, наоборот, не дожившее до момента, когда могло бы показать себя), поколение, не оправдавшее возлагавшихся на него надежд, поколение, недостойное своих отцов или уступающее им в заслугах 10, поколение, духовно сломленное или физически уничтоженное историческими катастрофами. Данная топика особенно распространяется с эпохи романтизма. Несколько цитат:

Альфред де Мюссе: Во время войн Империи, пока мужья и братья находились в Германии, беспокоившиеся о них матери произвели на свет пылкое, бледное, нервное поколение... ("Исповедь сына века").

Михаил Лермонтов: Печально я гляжу на наше поколенье... ("Дума").

Шарль Бодлер: Я видел сейчас образ старого писателя, пережившего то поколение, которое он забавлял своим блеском; образ старого поэта без друзей, без семьи, без детей... ("Старый паяц"),

Гюстав Флобер: Мы с тобою явились на свет слишком рано и в то же время слишком поздно. Нашим делом будет самое трудное и наименее славное: переход (Письмо Л, Буйе от 19 декабря 1850 г.).

Он же: Я не принадлежу к тому поколению, о котором вы говорите, — во всяком случае, сердцем не принадлежу; я настаиваю на том, что принадлежу к вашему, то есть к славному поколению 1830 года. Все, что мне дорого, исходит оттуда (Письмо Сент-Беву от 5 мая 1857 г.).

135
Жюльен Бенда: ...принижение греко-римской культуры у Барреса и его литературного поколения по сравнению с тем, какой она была у таких людей, как Тэн, Ренан, Гюго, Мишле, даже Франс и Бурже ("Предательство клириков". 1927).

Гертруда Стайн: Вы все — потерянное поколение (устное высказывание о "поколении Первой мировой войны").

Роман Якобсон: "О поколении, растратившем своих поэтов" (название статьи о смерти Маяковского).

Александр Галич: Поколение обреченных, как недавно и ой как давно... ("Песня об уставе строевой службы"),

Жюльен Грин: Как это неправильно, что литературное поколение, наделенное столь многими дарами... наперегонки, в полной наивности, ввергается в политическую возню... ("Чтение и письмо").

      Мы видим, что поколение может трактоваться как род культурно-исторической идентичности, но переживаемой в негативном, страдательном модусе; этимологически определяемое через общность рождения, поколение фактически ощущается через общность смертельной судьбы. Судя по всему, это типичное переживание стало отходить в прошлое после Второй мировой войны, когда негативная поколенческая идентификация начала сменяться позитивной — но уже не в высокой культуре, а либо в массовой культуре на Западе(ср. термины поколение next, поколение X), либо в лозунгах поздне-коммунистической идеологии в СССР ("Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме" — Программа КПСС).

    Изменился не только социокультурный контекст, в который вписывалось понятие, но и его собственная глубинная семантика: на смену драматизму, даже трагизму поколения как фатумаприходит идея поколения как безответственной социальной группы, безоглядно самоутверждающейся главным образом через потребление11. Понятие "поколение" с давних пор фигурировало в риторике возмездия (ср. библейские мотивы наказания того или иного рода "из поколения в поколение", наказания детей за грехи отцов); как и все временное, принадлежность к тому или иному поколению означала отрыв от божественного абсолюта,запятнанность первородным грехом. Сегодня этот трагический заряд, делавший "поколение" глубоко проблематичным — хотя идалеко не научным — средством самоописания культуры, рассеивается в инфантилизирующем дискурсе, снимающем с людейвсякое духовное бремя, включая историческую память: принадлежность к некоторому поколению (особенно к "молодому", "новому", но не только к нему — ср. риторику "ветеранов" и т.д.) осмысливается массовой культурой как коллективное достоинство и коллективный источник прав. Этим семантическим переворотом, по-видимому обозначено истощение понятия и завершениеего живой истории, которая была связана с эпохой "модерна", осмыслявшей себя как эпоху истории, резких перемен и релятивизма, но при этом цеплявшейся за натуралистические ценности и представления.

136

1 Данные размышления выросли из бесед с И.М. Каспэ, с которой мы обсуждали ее диссертационную работу о младшем поколении русской литературной эмиграции и которой я благодарен за этот плодотворный диалог. Возможно, что некоторые из излагаемых здесь мыслей изначально были высказаны не мною и мне принадлежит лишь их разработка и изложение.
2 Здесь и далее многие французские цитаты извлечены из словарейфранцузского языка: Grand Larousse encyclopedique, Grand Robert de lalangue francaise, Tresor de la langue francaise, а также из текстуальной базы данных FRANTEXT, содержащей в себе оцифрованные тексты сочинений большинства классиков французской литературы ( www.atilf.fr/frantext.htm ) .
3 См.: Certeau M. de. L'ecriture de l'Histoire. Gallimard, 1976. P. 10.
4 Эйхенбаум Б.М. Лев Толстой: Книга первая. 50-е годы. Л., 1928. С. 196.
5 См.: Колосов Н.Е. Как думают историки. М., 2001.
6 Например, принято определять национальную принадлежность писателей по языку, на котором они .пишут. Однако в XX в. все чаще встречается и оформляется как эпохальное явление ситуация, когда писатель либо живет всю жизнь в иноязычной среде (Кафка), либо пишет на неродном языке (Конрад), либо меняет язык в ходе своей литературнойкарьеры (Набоков, Кундера и т.д.). Причислить такого писателя к определенной нации так же трудно, как и, во многих случаях, к определенному "поколению".
7 Дневник Б.М. Эйхенбаума,^15.12.1925. Цит. по: Чудакова М.О. Социальная практика, филологическая рефлексия и литература в научной биографии Эйхенбаума и Тынянова // Тыняновский сборник. Вторые Тыняновские чтения. Рига, 1986. С. 111—112.
8 Письма В.Б. Шкловскому, март и май 1928 г. Цит. по: Чудакова М.О. Указ.соч. С. 115, 116. Ср. там же (с. 117) отрывок из воспоминаний Л.Н, Тыняновой о Ю.Н. Тынянове: «Как-то N в разговоре с Ю.Н. все повторял: "ваше поколение... наше поколение..." И вдруг Ю.Н. сказал: «Нет никакого "нашего" и "вашего" поколения. Мы — околение, а вы — по колено"».
9 См. подробнее в моей статье: Зенкин С.Н. Открытие "быта" русскимиформалистами // Лотмановский сборник III. М., 2004. С. 814 - 815,
10 Да, были люди в наше, время / Не то, что нынешнее племя, / Богатыри - не вы!" (М.Ю. Лермонтов, "Бородино"). Следует заметить, что этот топос значительно старше, чем другие применения понятия "поколения", и на протяжении веков входил в иные понятийные парадигмы — например, в концепцию деградации мира от "золотого" века к "железному" и т.д.
11  Исключения не составляет и "нынешнее поколение советских людей" - людей, для которых в 1960-е годы собственно идеологическоесодержание понятия "коммунизм" (уничтожение социальных классов) уже перестало быть сколько-нибудь актуальным, зато могла активно переживаться предлагавшаяся перспектива скорого превращениястраны в потребительский рай, коммунистическое общество изобилия.

 


 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2006 
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир