Яйцо

 

На этой же странице: Игры с пасхальными яйцами
 

                                                                               В.Н. Топоров

 

                                                      ЯЙЦО МИРОВОЕ

МНМ. Т.  2, с. 681

 

ЯЙЦО МИРОВОЕ, яйцо космическое, мифопоэтический символ. Во многих мифопоэтических традициях известен образ Мирового Яйца, из которого возникает вселенная или некая персонифицированная творческая сила: бог-творец, культурный герой-демиург, иногда — род людской (ср. кит. Пань-гу, фольклорные мотивы рождения человека из яйца и превращения яйца в человека). Чаще всего встречаются мотивы происхождения из верхней и нижней половинок Мирового Яйца (или из яйцеобразной хаотической массы) неба и земли или солнца (из желтка); во многих случаях Мировое Яйцо описывается как золотое, иногда ему присущи и другие атрибуты солнца. Согласно ведийской космогонии, из Мирового Яйца-золотого зародыша (см. Хиранъягарбха) возник творец Праджапати, из него же возникает Брахма (ср. также Брахманда); иногда творец Ишвара описывается живущим в Мировом Яйце на водах (Бхаг.-пур. III 20, 14, след.). У орфиков известен миф о возникновении из Мирового Яйца, плавающего в водах, Фанеса, божественного творца, сияющего, как солнце (ср. также синкретический образ Митры-Фанеса, Зевса-Гелиоса-Митры-Фанеса), или особого бесплотного божества с крыльями. В египетском мифе солнце возникает из Мирового Яйца, снесенного птицей «великий Гоготун». Мировое Яйцо, снесенное птицей Фуфунда, дало начало небу у хауса. Согласно «Калевале» (I), «из яйца, из нижней части, вышла мать земля сырая; из яйца, из верхней части, встал высокий свод небесный...». В китайской традиции небо и земля слиты воедино как куриное яйцо. В финском мифе утка сносит яйцо, из которого возникает мир, на колено Вяйнямёйнена, единственного обитателя океана, или на холм среди океана (в русских сказках также известен мотив яйца, уроненного уткой в воду).

 


 

    В мифах известны примеры, когда с образом Мирового Яйца связывается временная структура целого (брахман находится в яйце в течение года), а с образами отдельных яиц — более частные членения времени (ср. русскую загадку о годе и его частях: лежит брус через всю Русь, на этом брусе двенадцать гнёзд, в каждом гнезде по четыре яйца, а в каждомяйце по семь цыплят). Обычно начало творения связывается с тем, что Мировое Яйцо раскалывается, взрывается, брошенное в небо (ср. обычай свадебного разбивания яйца в северо-западной Африке, осознаваемый как символ взрыва Мирового Яйца). В ряде случаев с темой раскалываемого яйца связан бог с функциями громовержца или его отец. Иногда из Мирового Яйца рождаются разные воплощения злой силы, в частности змей, смерть. У племён северо-западной Африки известен мотив нахождения внутри звезды-яйца тройного змея. В отражающем орфические влияния греческом мифе Кронос оплодотворяет одним семенем два яйца, укрываемые под землёй; из них рождается Тифон. Ср. распространённое поверье о рождении василиска из яйца. Характерен сказочный мотив о яйце, в котором спрятана Кощеева смерть. Космогоническая функция Мирового Яйца соотносится с важной ролью яиц в ритуалах плодородия. Например, в пасхальной обрядности у восточных славян яйцо не только занимает центральное место в празднике, но и выступает как главный символ.

 

 

                                                        И. А. Морозов, И.С. Слепцова

                                Игры с пасхальными яйцами


 Морозов И. А., Слепцова И.С. Круг игры. Праздник и игра в жизни севернорусского крестьянина (XIX-XX вв.). - М.: Индрик, 2004, с. 665-679.
 

 

      Различные азартные игры с яйцами — с битьем, катанием по земле или лотку, поиском или угадыванием — были частью комплекса весенне-летних развлечений наряду с качанием на качелях, гулянием по деревне, плясками, хороводами и играми. Они практиковались начиная со второго, а иногда даже с первого дня Пасхи вплоть до заговенья на петровский пост, которое в некоторых районах Вологодского края получило название «яичного» (Кадниковский, Сольвычегодский уу., Белозерский, Кадуйский, Вожегодский, Харовский, Никольский р-ны) 86. В эти праздники яйца использовались и в различных обрядовых практиках, связанных с поминовением усопших 87. Тогда же могли играть и в картежные игры («в три листика», «в козла», «в двадцать одно»), наградой за выигрыш в которые первоначально были пасхальные яйца. Лишь в середине XIX в. их постепенно стали вытеснять деньги. Оттенок азарта, присущий практически всем пасхальным играм, привнесен в них не поставленными на кон деньгами, а типами использующихся в них игровых действий, среди которых важную роль играли соревнования на смекалку, выносливость и силу, состязания в точности при попадании в цель, а также испытание судьбы — бросание жребия. Выигрыш расценивался прежде всего как получение «доли», удачи, здоровья и богатства в течение всего года, т. к. на кону стояли предметы, имевшие высокую сакральную ценность. Не удивительно поэтому, что и после замены игровых предметов соображения престижа и морального превосходства над противниками продолжали играть не меньшую роль, чем материальная выгода, получаемая в результате выигрыша («Тут не дороги яйца, важно при народу-то выкатать!»; «О, да он ловкой, много яиц на Троицу накатал!») 88. Этим в значительной мере объясняется и необыкновенная популярность довольно примитивных игр с монетами (типа «орлянки»), за которыми мужское население Южной и Центральной России проводило целые дни напролет всю неделю до Красной горки 89.
 

    В некоторых регионах пасхальные игры с яйцами являлись чисто женским развлечением 90. Судя по севернорусским вариантам игры с угадыванием и поиском предмета (см. «Игры с поиском и угадыванием»), основной их целью было гадание о замужестве: «Какая найдёт яйце, дак возьмет себе; дак (её) се(в)о года и замуж отдадут» 91, то есть выигранное яйцо символизировало готовность к браку. В других случаях мужчины и женщины играли в разные типы игр 92.
 

      В Вологодском крае игры с яйцами были в основном мужской забавой («взрослыэ мушшыны большэ катали»). Причем наиболее это характерно для восточных и центральных районов. В западных в этом занятии могла принимать участие «вся деревня». Как свидетельство угасания обычая можно трактовать детские варианты этих игр. В частности, в детский обиход в большинстве случаев перешло битье яйцами.
 

666

      Игры с яйцами были наиболее распространены в Пасхальную неделю, на Вознесение, Троицу, Духов день и Петрово заговенье, но так могли развлекаться и в воскресенья и праздники (в том числе престольные и «мольбы») в течение этого периода. «Как токо Паска пройдёт, в первый день ничево не делали. Катать — такие желобки были, катали яички. Парни, девки соберуцца, вот много, катали, мы друг у дружки выкатывали эти яички. А в Паску в первой день не катают, говорят: „Христа прокатаэшь". Вота. Только на второй день Паски. Катали каждо воскресенье до Всесвяты, вот поели Троицы бываэт Всесвяты, восьмоэ воскресенье. Вот до этово, и в воскресенье в это катали...» (д. Аркатово) 93. Обычно играли после обеда или после окончания праздничного богослужения. «Пока не скажет батюшка, што „Христос воскресе!", яиц нигде, не вынимаэт никто. Как скажут „Христос воскресе", служба кончилась, вот тогда уж начинают. Кончицца уж, к кресту сходят, вот потом вышли на паперте, там на улице, ну ведь ходили молодёжь раньше ведь, всё равно и девушки, и парни там болылиэ. Это уж; перьвый обычай што как все только яйцам шелкаюцца. В церкви ишо начнут, и дома всё равно» (д. Акишево Белоз.) 94. Игра могла продолжаться всю ночь.
 

      Обычно в течение всего пасхально-троицкого периода каждый из членов семьи получал по воскресеньям одно или несколько яиц (в зависимости от достатка), которыми мог распорядиться по своему усмотрению. В Уфтюге Кадниковского у. «на каждого члена семейства варят по два или три яйца, а на больших семейников — по пяти и до десяти яиц, поэтому скопляется яиц очень много: устраивают игры» 95. В дд. Антоновская (Тот.) и Пелевиха, где катали яйца только два раза в год — в Троицу и на Духов день, по заказу мужчин продавец варил специально целый самовар яиц и каждый покупал у него по 10-15 штук 96. Еще одним источником получения яиц, прежде всего для парней, были подарки девушек (см. «Яйца дарить») и сбор яиц с качающихся за устройство качелей.
 

    Для игры использовали окрашенные яйца. На Пасху, чтобы получить густой красновато-коричневатый («красный») цвет, в качестве красителя чаще всего использовали луковую шелуху. «Яйця в Паску красили, значит, всю нидилю ели крашеные яйца. Так, и вот в Гуляшшев день [=Петрово заговенье] яйця красили. Вот в два празника эти вот яйця были крашеные. Это вот опять стиль божый. Го(в)орят: „Христос за нас кров отдал, ево на роспятиё брали, дак кров пролил, дак вот красные яйца надо было". Вот это говорили, што не грех, а, значит, слава была народу. Вот. Это такое, значит, в жизни и было сделано, што красить яйца надо» (д. Верхнее Чистякове) 97. В Троицу и петровское заговенье яйца часто красили также в зеленый или зеленовато-желтый цвет в отваре березовых листьев.
 

      Игра чаще всего проходила на улице или площади перед церковью. В Пунемской вол. «вечером в Петровское заговенье все домохозяева идут в поле на ключ варить яйца в котелках. Сварив яйца, мужики возвращаются в деревню биться, а мальчишки получают по два яйца и бросают их в воздух, стараясь, чтобы, упав на землю, яйцо не разбилось. Этим хвастаются. В Петрово заговенье мужики, бывало, бились яйцами сначала у церкви (каждый брал от 15-20 яиц). Вечером бились в деревне. На Пасхе бились мало. Все разбитые яйца складывают в груду» (д. Покровская) 98.
 

667

      В период своего расцвета игры с яйцами представляли собой яркое зрелище, собиравшее в одном месте всех представителей половозрастных и социальных групп, т. е. испытание судьбы превращалось в публичное действо, что существенно увеличивало легитимность и значимость результата — обретенной победителем «доли». По свидетельству С. В. Мальгинова, «как в Троицын день, так и заговенье, весь народ высыпает на улицу, одни играют, другие на них смотрят. В разных концах деревни собираются свои кружки игроков и зрителей» (местн. Уфтюга)99.
 

    В ряде случаев сохранялась связь этих игр с традиционными календарными обрядами, частью которых они являлись в предшествующий период. Так, в д. Пильево на «яишное» заговенье парни и молодые мужчины уходили на берег реки, где бились принесенными с собой яйцами. Часть яиц приносили сырыми, варили их на костре и также бились ими. В д. Холшевиково мужчины катали яйца в ночь на Троицу, когда собирались играть в шар на лугу (см. «Игра в шар»),
 

    Иногда играть могли и в избе, и в каком-нибудь другом помещении. Это могло определяться погодными условиями, хотя такие сведения чаще всего относятся ко времени постепенного угасания обычая, когда все, что относилось к сфере религиозного, подвергалось гонению и запретам. По- этому игры с пасхальными яйцами превратились из яркого общественного развлечения в забаву в узком кругу родственников, знакомых и друзей.
 

    Чтобы обеспечить удачу в игре, заядлые игроки нередко использовали различные магические приемы и средства 100. В Череповецком у. в Великий четверг «девицы до солнца воруют у своих соседей под окнами щепочки, чтобы во время катанья яйцами выигрывать их» 101. В некоторых местах Вологодского края был распространен обычай носить с собой какое-либо насекомое. Например, брали первого попавшегося весной навозного (местн. Улома, д. Бекренево) 102 или майского жука (д. Акинино). Причем потенциальные игроки могли устраивать настоящую охоту за этой ценной добычей: «Весной, когда жуки майские полетят, даже мужики пожилые майского жука гоняли: бегали за ними с прутьями. Иногда и друг друга шчолкали по спине» (д. Данилково) 103. В Никольском и Харовском р-нах во время игры держали при себе в коробочке первую вылетевшую весной дикую пчелу или осу («медяницу», «медуницу») или бабочку. «„Поймаешь медяницу, — говорили деды-прадеды, — все яйца твои будут"» (д. Путилове); «Поймай первую пчелу и иди яйцами биться» (дд. Угол, Мартыниха) 104. Об особо удачливом игроке говорили: «Вася с осой ходил» (д. Баданки) 105. Иногда считали, что достаточно потереть яйцо крылышком бабочки.

668
    В д. Демино существовала игра, в которой выигравшего определяла «медуница». На Троицу мужчины складывали круг из яичек, вырывали внутри его ямку и один из них пускал в него «медуницу», предварительно оборвав ей крылышки. Яйцо, на которое залезала пчела, доставалось отпустившему ее игроку. Если же пчела кружилась вокруг ямки, то очередь переходила к следующему 106.
 

                                            Битье пасхальными яйцами

 

    Игра с битьем яйцами («яйцам бицца», «яйцам щелкацца», «еичкам колотйцце»,  «яйцом тюкать») упоминалась в числе азартных наряду с зернью и картами еще в начале XVII в. В 1630 г. по приказу Вологодского и Велико-пермского архиепископа был произведен обыск с целью найти тех, кто в Засодимской вол. «зернью и карты играют и яйца бьют». Крестьяне показали, что те, кто прежде играли, перестали играть после указа 1629 г. епископа Варлаама о запрете этих игр. А крестьяне одного помещика ответили, что у них «зерныциков и картовщиков нет, ни яйца в деньги не бьют». Ранее, в 1590 г., крестьяне Тавреньгской вол. постановили чтить воскресные дни, т. е. не работать, а если «кто станет яйца бити, и на том та же заповедь доправити — 8 алтын» 107.


    В прошлом обычай битья пасхальными яйцами был непосредственно связан с обменом ими и «христосованием» либо с поминовением умерших родственников на Пасху и Троицу и нередко совершался на площади у церкви, на прилегающем к ней погосте или на церковной колокольне. Иногда битье яйцами расценивалось как кумление. Так, в д. Суходворская предлагали: «Давай яйцом кумовицци! Кум будешь, если разобьёшь» 108.
 

    Было известно две разновидности этой забавы: битье парами или группой. В основном так развлекались мужчины, преимущественно неженатая молодежь. Впрочем, иногда участвовали и пожилые («старики еще азартнее молодых»). В Кондуже на второй день Пасхи «все прихожане от мала до велика собираются на погосте. Приходят рано утром и не расходятся до позднего вечера. <...> Пожилые мужики и молодые ребята имеют обычай выбивать друг у друга яйца. Обычай этот здесь очень распространен и поэтому нисколько не удивятся, если увидят за этим занятием и человека почтенного» 109. В некоторых случаях могли принимать в игру родственника, замещавшего отсутствующего игрока. Так, по рассказам очевидцев, в Харовском р-не однажды поставили в круг для игры вместо умершего мужчины его маленькую дочь 110.
 

669

    Обычно бились обоими концами яйца. Острый его конец повсеместно назывался «носком», «носиком», «носочком», а тупой чаще всего «пугой», а также «пушкой» (Кирил.), «пяткой» (Волог., Вашк., Кирил., Тарн.),«жопкой» (Сямж., Вашк., Верхов.). Для игры старались выбрать такоеяйцо, которое бы выигрывало, т. е. сразу не разбилось. Для этого стучалиим по зубам. Если звук был глухой и скорлупа мягкой, то яйцо считалосьудачно выбранным для игры. Если же оно при ударе «звучало», то этозначило, что скорлупа окостенела и не выдержит удара, лопнет. Старались также найти яйцо, у которого на остром конце образовался своеобразный наплыв, утолщавший скорлупу. Яйца варили в крепком соляномрастворе, что тоже должно было усилить их прочность.
 

    Битье яйцами по парам происходило так. «Два противника или двоежелающих биться становятся отдельно от толпы, смотрят друг у дружкияйца, которыми хотят биться, колотят тихонько о зубы, по звуку определяют, которое из яиц крепче, которое слабее. Крепкое держится в руках уодного из противников „носком", или более острым концом, вверх, а„пушкой", или более тупым концом, вниз. Носок выставляется настолько,чтобы можно было ударить в него носком более „пухлого" (некрепкого)яйца. Когда носок одного яйца разбивается, то на место его подставляютпушку. Разбив носок и пушку, противник берет себе разбитое яйцо каквыигрыш. Бывают такие случаи, что у одного противника разобьетсятолько носок, но пушка выстоит, тогда говорят: „пушка вынесла". Чтобыпродолжить битьё, бьются „пушка на пушку", а когда остается целым носок, то „носок на носок". Когда же пушка или носок окажутся очень крепкими, то противник допускается „кругом", т. е. на одну пушку или носокпозволяется ударять и носком, и пушкой. Когда противники не могут согласиться на битьё ввиду того, что одно яйцо заметно крепче другого, тогда оба яйца „носят в руках". Это происходит так: сначала определяют,которое яйцо держать и которым бить, потом один из противников беретв руки оба яйца, по одному в каждую, встав лицом к противнику, уносятоба яйца назад себя, там перемешивают их из рук в руку, выносят руки побокам своего тела, обратив ладони назад, чтобы противнику не видатьбыло, в которой руке какое находится яйцо. Свободный противник, желаяугадать крепкое яйцо, по его мнению, вертит кистями рук, потом быстроударяет кистью в кисть, предварительно растопырив пальцы той и другойруки. Если пальцы одной руки войдут в промежутки другой, то он угадал,в которой руке желаемое яйцо. Если же пальцы вместо промежутков угодят палец о палец, то не угадал, после чего и происходит битье яйцами» 111.
 

    Битье в яйца группой («в перебой») отличалось только тем, что количество игроков не ограничивалось. Чтобы определить первого («забойщика»), перед игрой «дёргали жребий» — тянули спички. Кому доставалась короткая, начинал бить, остальные вставали или садились в круг.Когда яйцо у забойщика разбивалось, его сменял тот, чье яйцо оказалоськрепче. «Самая интересная и прибыльная игра „в перебой" — битье целоюартелью. Все участники становятся в кружок. Один из не участвующихсбирает от каждого участника по яйцу, полагая их в шапку или картуз.Яйца перемешиваются и выдаются по

670
одному каждому участнику. Одноиз яиц называется „забивалом". „Забивалом" выбирают обыкновенно самое некрепкое яйцо. Кому достанется „забивало", тот и начинает бить, идяпо солнышку. Так обходится весь круг, пока не перебьют все яйца, за исключением одного — последнего. И горе игрокам, когда попадет оченькрепкое яйцо: оно может перебить все остальные, в выигрыше останетсяодин человек изо всех игроков. Но чтобы подобного случая не было, „вперебой" кладут самые „пухлые" яйца» 112.
 

    В дд. Плесниха, Мелентьевская «забоем» считали яйцо, отличавшееся от других заметной окраской. В д. Арзубиха при выборе «забойщика»яйцо не помечали, а игрокам раздавали колоду карт. У кого оказывалсятуз условленной масти (обычно бубновый), тот начинал игру. В д. Уголзабойщика выбирали из двух игроков, вытащивших при жеребьевке короткие спички. Они бились между собой, и тот, у кого разбивались обаконца, бросал яйцо в круг и уходил. Оставшийся бился дальше и т. д., пока в кругу не оставался один игрок, которому и доставались все яйца. Вэтой деревне в течение многих лет игру начинал один и тот же старик,нередко он оказывался и выигравшим.
 

    Существовали небольшие различия по местностям в порядке игры,которые касаются терминологии и ограничений на битье тем или инымконцом. В большинстве случаев сначала бились «носочком», затем«пугой», и если разбивались оба конца, то яйцо считалось проигранным, аесли какой-либо из них оказывался целым, то яйцо делили пополам. ВНюксеницком, Сямженском и Вашкинском р-нах тупым концом иногдане бились, и яйцо считалось проигранным полностью, если разбивался«носочек». В д. Аверинская, наоборот, бились только «жопкой». В Логиновском с/с Вашкинского р-на употреблялось специальное выражениедля обозначения разбитого (проигранного) яйца: «ейцо пало».Яйцо в крестьянском обиходе было достаточно ценным продуктом ипоявлялось на столе далеко не каждый день, чаще всего только в праздники. Поэтому многие семьи яички берегли и старались напрасно не расходовать. Этим объясняются и необыкновенный азарт, сопутствовавшийиграм с яйцами, и обычай изготовления фальшивых яиц, чтобы избежатьпроигрыша. Однако если обман раскрывался, то провинившемуся приходилось туго: «Оплеух падают старики заядлые». Рассказы о таких происшествиях постоянно сопутствуют описаниям битья яйцами. «А у нас одинпарень сделав из этой, из серы йийцё. Сделав такое подходяцее — и окрасив, всё. Дак он все яйца выбив — оно ни йийцё, дак! А потом ево обнаружили: „Што за беда? Всё он выбиваэт!" Да вот проверили, дак ево цють неубили мужики!» 113.
 

671

      Подделки изготовляли обычно двумя способами. Наиболее распространенным был следующий. С обоих концов яйца проделывали маленькие отверстия, через которые выдували его содержимое. Затем в пустуюскорлупу аккуратно заливали древесную смолу («серу»), тщательно заделывали дырочки на концах и высушивали на печи. Застывшая внутри смола укрепляла скорлупу, придавала яйцу вес и не позволяла ему биться.
 

      Другой, реже встречавшийся способ, — это изготовление деревянного яйца, которое вытачивали на станке и покрывали лаком. В реальности подделки встречались сравнительно редко и единодушно осуждались. На это шел лишьотчаянный и азартный игрок, который мог позволить себе не считаться собщественным мнением и не слишком боялся наказания, полагаясь насобственную силу или изворотливость.
 

                                                          Катание яиц

 

    Наиболее распространенной разновидностью пасхально-троицких игр с яйцами была игра «в катки» или «в каточки», которые послужили основанием для обобщающего названия«катальные праздники» — так назывались в Белозерском р-не праздникивесенне-летнего цикла (Пасха, Егорьев день, Никола Вешний, Троица,Духов день, Вознесенье, петровское заговенье) 114.
 

                     

 

    Яйца скатывали по небольшому лоточку («лодку», «желобку», «лубку»), изготовленному из трех сбитых дощечек или из снятой коры дерева,иногда его выдалбливали из половинки ствола нетолстого дерева. В зависимости от местной традиции длина лотка была от 0,5 м до 2 м и дажеболее. Встречались лотки и более замысловатой формы. Например, вс. Коробицыно лоток представлял из себя двухметровый ящик без крышки шириной примерно 15 см, с небольшими бортиками, который с однойстороны раздваивался, напоминая хвост ласточки, и был наклонен в этусторону под небольшим углом 115. Разновидностью этого варианта лоткаможно считать приспособление, сооружавшееся в д. Родионовская. На глиняном полу гумна веревкой выкладывали круг диаметром 5-6 м. Посредине его делали небольшой бугорок с пологим скатом на две стороны и на верхний его край опирали лоточек, второй конец которого помещался на раздвоенном колышке с таким расчетом, чтобы уклон составлял 30-40°. Яйца скатывались по лотку, а затем по одной из сторон бугорка116. Иногда приспосабливали для катания доску или деревянную лопату с лопастью размером 30-50 см в длину и до 25 см в ширину.

672
      Лоток устанавливали на ровном месте в деревне недалеко от качелей, на дороге. Нередко также встречаются упоминания, что в яйца играли около церкви или часовни. Если погода была холодной, собирались на гумне или в избе. Один конец лотка ставили на край «кона», «катища», «катка», «коша» — площадки диаметром полтора-два метра, а второй приподнимали: клали на изгородь, чурбак, табурет или специальную подставку. В Нижнем Кулое это место называли «луной» (от слова «лупка»), а на Верхней Коленьге — «майданом». Чтобыяйца не выкатывались за пределы кона, его по периметру ограничивалитолстой веревкой, свернутой скатертью, насыпью из песка. Внутреннююповерхность очищали от травы, утрамбовывали, посыпали песком. Существовал и другой способ устройства кона: с площадки 2-3 м диаметромснимали дерн и немного ее еще углубляли, дно выравнивали и уплотняли.С верхнего края «катушки» спускали небольшой лоток (Верхов., Нюкс.).В д. Владыкина Гора «каток» был овальной формы около 2 м в длину,причем ширина одной стороны овала — 1,5 м, а противоположной —1м.Вблизи от узкой стороны катка, обрамленной земляным валиком высотойв ладонь, устанавливался лоток с наклоном в сторону валика 117.
 

    Перед игрой бросали жребий («конались»): все участники перехватывались на палке, тот, у кого рука оказывалась сверху, был первым, заним — второй и т, д. Или же устанавливали очередность «па карагбду», тоесть по расположению игроков в кругу, которое определялось как авторитетом и возрастом того или иного игрока, так и простой случайностью,причем счет всегда шел «по солнцу». В д. Алферове перед катанием яиц девочки устанавливали очередность так: складывали в фартук к одной из них пояйцу, предварительно пометив одно. Это называлось «варить кашу». Затем поочереди доставали, и кому попадалось яйцо с отметкой, начинал катать.
 

    Смысл игры сводился к стремлению попасть в разложенные на конуяйца соперников. Причем яйца могли располагать как в произвольномпорядке, так и по прямой, кругом или полукругом на небольшом расстоянии друг от друга. Реже встречается упоминание другого способа «расклада» яиц: игроки сначала скатывали по одному яйцу («набивали кон»,«делали взнос», «делали нации»), после чего начиналась уже игра на попадание (катили «боевые» — д. Мелентьевская). В д. Полагино на конупрежде ставили «грудку» — выставляли в общую кучку по одному яйцу,затем кто-нибудь по жребию (на спичках) катил яйцо, стараясь ее разбить, а потом начинали выкатывать.

673
    В д. Средние Чуди яйца катали по лотку в лунку («луну») диаметромоколо полутора метров и глубиной 30 см. Лоток ставили одним концом накрай «луны», он доходил примерно до ее середины. «Ну, конешно, к Пасхе там яйца всегда. Взрослые катали, „луну" устраивали. Взрослые мужикивсё больше, мужики, парни вобшем, все. А мы ходили смотрели. Яйца каталитам (крашеные, всякие нанесут). Кто прокатаэт там сколько. Один прокатит,второй. Выбил, значит забираэт. Следующий он катаэт, што он выбил дак, иищо катаэт, пока... Вот. А потом кто проиграэт, кто выиграэт много» 118. Существовал также вариант, когда только первый игрок скатываляйцо, а второй и следующие за ним выбивали.
 

    В с. Коробицыно, где изготавливали своеобразные раздваивающиесялотки (см. выше), яйцо ставили против одного из его «рожков», а спускали яйцо с противоположного конца лотка. Если игрок задевал своим яйцом чужое, он имел право его забрать и продолжать игру дальше, пока непромахнется. Иногда выбитым считалось только треснувшее от удара яйцо, независимо от того, стояло оно на кону или же его скатывали (с. Тарногский Городок, д. Никитине). В д. Боровская кон представлял собойкруглую деревянную площадку, с которой надо было столкнуть чужоеяйцо. В некоторых местах (дд. Михайловская, Колтыриха, Коробицыно,Федотове) яйца скатывали с двух параллельно или под небольшим угломрасположенных лотков, пока чье-либо яйцо «не изломаёцця» 119.
 

    Если на кон выставляли не по одному, а по нескольку яиц сразу, ихпомечали. Тогда не возникало споров, чье яйцо оказывалось выбитым. В случае проигрыша всех яиц игрок мог поставить на то место, где было егопоследнее яйцо, стопку монет или монетку на маленькой палочке. Битыеяйца меняли у старух: три битых на одно целое — «ведь играть-то охота».
 

    Успех в игре определялся умением правильно рассчитать траекториюдвижения яйца. Опытные игроки имели для выкатывания по 3-4 разныхяйца: круглое, вытянутое или с острым концом. Круглое яйцо катилосьпрямо, с острым концом заворачивало в сторону острого конца и т. д.Чтобы усилить это качество, его немного выдували, а потом запекали взоле, поставив острым концом вниз. В зависимости от формы и свойствяйца получали названия «быстроноги», «заверняга», «веселый», «беглый», «ходун» 120. Немаловажно было также, с какой части лотка предпочтительнее спускать яйцо — с самого верха или с середины и какимконцом вперед. В отдельных случаях яйцо нужно было слегка закрутить.Учет всех этих нюансов и обеспечивал выигрыш.
 

      В Никольском р-не существовал еще один тип игры. Готовили лоточек длиной около 2 м и воротца такого размера, чтобы в них могло прокатиться одно яйцо. Нижний край лотка закрепляли неподвижно, а верхнийможно было передвигать. Воротца укрепляли в двух шагах от нижнегоконца лоточка. Перед началом игры все игроки выставляли по яйцу окололотка, иногда их собиралось до двух десятков. Затем первый игрок ставилвсе яйца на лоток, прицеливался и отпускал их. Те яйца, которые прошлив воротца, он забирал себе. Затем следующий собирал оставшиеся яйца,ставил их на лоток и т. д. Так продолжали, пока оставалось хоть одно яйцо 121.
 

674

    Предшественником катания по лотку, вероятно, можно считать забаву с катанием яиц с горки. В д. Борисовская (Хар.) катали яйца с горы, скоторой катались в масленицу. Сначала скатывали по одному яйцу, а потом начинали выкатывать. Чтобы обеспечить успех, говорили при этом:«Качу яйцо, примыкай, яйцо, бессчётно количество» 122.
 

    Обычно в склоне бугра прорывали желоб, аналогичный деревянномулотку, и круглое углубление, в которое скатывались яйца 123. «Ишшо вотНиколай Николаич покойничек быв да у меня отец да, соберуцца тут вотна деревне, раньше (в) Гулящо заговенье яйца катали. Николай Николаичпринесёт немного, а понесёт, карманы набьёт и фуражку ищо яиц навыйграет. Да вот на угоре (в) Гулящо заговенье раньше много народу-то ведьсобиралося к нам. Сделают как лоточик такой выкопают. Прокопают такэто, и вот которое яйцо это, тот бросит и другой бросит, катнёт, у которогоразобьёцца, значит, тот проиграл...» (д. Жукове) 124. «В Егорьев день тожеу нас ходят на гору, яйца катают, накрасят. Хорошая гора у нас там в Печенникове. Как тёплая погода да сухая, вот. У нас крутая гора, иазывалася„пасека". И вот нам наварят, и мы наберём яйцев и с горы катаем. А там унас река. И оне до реки у нас катяцца — вот тебе иичко крашеное. Все укатилися. Которое в воду, которое остановицца. Вот вкопают и таким желобком, штобы оно катилося. А то оно по траве не покатицца. Снималитраву. Тут как желобки и потом вот такой кружок, и оно туда уходит. Подва сварят, дак много нас соберёцца, дак все и... Моё иичко разбило твое иичко, я твоё забираю» (д. Печенниково) 125.
 

    Для детей интерес игры заключался в наблюдении за катящимисяяйцами. «Это было Гулящо [=Петрово] заговенье, дак мы катали эти яйца-тина угоре. В заговенье-то дак там на кажново этово сколько там: по пятьштук наварят у ково много куриц. Просто по земле катали на угоре. Опятьсобирай да опять снова катай. Просто такая игра была. Малепькиэ — большиэ-то уж не пойдут. Маленькиэ мы были, спрашывали: „Скоко тебе[дали] яиц-то?" — „Мне дак пять!" — „Мне дак шесть!". У ково скоко, семья какая там» 126.
 

    Кроме катания яиц по лотку существовали и другие разновидностиэтого развлечения. В дд. Кулемкино, Биричево, Облупинский Починок на«гуляшчо» (Петрово) заговенье и Петров день «выкатывали мужики яйца на лугу, где гуляние проводилось, по мурогу (по траве утоптанной)или на поле по дороге. Друг другу навстрицю пустят: чьё разбилось, тотпроиграл» 127. В д. Хреново яички катали навстречу друг другу по лоткудлиной в полтора-два метра. «Если моё разбилось — всё, я плохой каталь». Потом начинала играть следующая пара. Катали по большей частиподростки.

675
      В д. Арзубиха один игрок выставлял яйцо на кон, а второй катил внего своим. Если яйцо не попадало в лежащее, то разрешалось попытаться«четвертью» дотянуться до него. При удаче можно было взять яйцо себе,в противном случае яйцо забирал тот, кто делал «подставку» 128. В дд. Логдуз и Яремиха мужчины ставили яйца в два ряда друг против друга нарасстоянии 2 м и по очереди выкатывали 129.
 

    В Вашкинском р-не практиковалось катание яиц по полу или столу.В этом случае яйца катили навстречу друг другу с расстояния в полтора-два метра. Если у одного из играющих яйцо разбивалось, он долженбыл его отдать сопернику (д. Глухареве).
 

    Существовали варианты игры, в которых яйца выкатывали мячом.Наиболее простым был тот, когда яйца ставили по прямой на небольшомрасстоянии друг от друга, а игроки, отойдя от них на 10-20 шагов, по очередивыкатывали их мячом. В случае удачи можно было катать мяч вторично 130.


      В Сольвычегодском у. игра несколько усложнялась тем, что яйцаприходилось выкатывать из лунок. «В яичное заговенье <...> подростки-мальчики и пожилые играют в яйца. Проведут линию, на ней делают„лунки" (ямки), в которые наставят яиц. Перед игрой участвующие складываются яйцами по два, по три. Сажени за три делают „сало" — проводятчерту. От нее каждый по очереди катает мяч и сколько удастся ему выбить из лунок яиц, те составляют его выигрыш» 131.


      В Череповецком у. вместо яиц на кон выставлялись «цыбы» (городки), а яйца игроки получали только в случае выигрыша. «Взрослые иногда до заговенья затеют игру „покатать в яйца". Игра эта напоминает кегли, только счета нет. Ставится 9 штук напиленных с кола „цыб" (местноеназвание). Каждая цыба есть не что иное, как отпиленный кусок кола величиною в 1/4 аршина. Ставятся цыбы городком, в таком роде [=три натри]. От городка отмеривается расстояние сажень 15 или 20 и делаетсячерта, от которой ведется игра. Затем каждый играющий кладет по яйцу вшапку, это называется кон или 1 коп. и очередный начинает игру. Беретдеревянный шар в диаметре до пяти вершков и катает его в городок отчерты. Если играющий шаром сбил 1 цыбу, то берет с кону одно яйцо, 2 —2 яйца и т. д. Ничего не собьет, ничего и не получает. Затем катает шаромв городе следующий и т. д.» 132.[...]
 

                                  Игры с угадыванием и поиском яиц


    Существовало две разновидности игр этого типа, построенных по принципу игр в «фанты», в «прятки» или в «жмурки» (см. «Имки»): нахождениеили угадывание спрятанных яиц и их поиск с завязанными глазами.
 

    В первом варианте («в грудки» — Кадн.; «под шапки» — дд. Пеструха, Рябове; «кукать» — д. Киянская) один, не участвующий в игре парень,тайно от остальных прятал в кучках песка, опилок или под шапками яйца,которые перед этим выкладывали все участники. Причем в одном местеих могло быть два-три, а в остальных по одному или вообще ничего. Затем игроки по очереди подходили и разрывали кучки или поднималишапки. Часто эта игра затевалась, когда скапливалось большое количество битых яиц после катания или игры «в перебой». «Игра „в грудки", каки само название показывает, в ней большое значение имеют грудки. Грудки делаются из опилков, песку или сухой земли на каждого игрока по две.Каждый игрок кладет по одному битому яйцу, а в крайних случаях идут вдело и небитые яйца, с тем расчетом, чтобы хозяин его имел право взятьего, заплатив битое или копейку, или же выигравший целое

677
яйцо за битое должен доплатить еще битое яйцо: за небитое яйцо дают два битых. Собрав со всех участников по яйцу, один из неучаствующих в игре зарываетяйца в приготовленные грудки — небольшие холмики — по одному яйцу.В это время должны игроки отойти в такое место, чтобы было не видно,как происходит зарывание яиц. На каждое яйцо приходится по две грудки: одна пустая, другая с яйцом. Чтобы обмануть игроков или не датьвозможности отгадать, в каком порядке зарыты яйца, то зарывающемучеловеку надо иметь особого рода искусство, ловкость или хитрость, которая заключается в том, что все яйца [кладут] или подряд или же черезгрудку одна пустая, а рядом стоящая с яйцом, или две пустых и две с яйцами, или в срединных грудках яйца, а в боковых нет, или один ряд с яйцами, а другой пустой и т. д. Игроки же делают жребий: берут столькокоротеньких спиц, сколько игроков. Спицы эти называются жеребьями.Они делаются из соломинок, травинок или из деревянных палочек. Одинжребий больше всех, другие в свою очередь делаются все короче и короче.Все жеребья берутся в левую руку таким образом, чтобы большим пальцем можно было прижимать к указательному и среднему, верхние концывыравниваются и выставляются из-за пальцев на четверть вершка, а когдажеребьи длинны, то и больше, нижние концы скрываются ладонью левойруки, а при надобности и правой. Вытянувши жеребья, игроки идут в порядке разрывать по две назначенные на каждого грудки: вытянувший самый длинный жеребий идет первым и разрывает первым, предварительнопогадав, за ним — второй и т. д. до последнего или короткого. Порядокэтот по уговору может иметь и обратный ход, начиная с короткого жеребья и кончая длинным» 135.
 

    В д. Пеструха яйца складывали под шапки. «Там положат две шапки,нето три. Вот хоть вы бы положил-и яйце, я бы яйце — два яйця положено,ишчо пустая шапка. А нет, дак одно положено, а две пустых шапки. Вот.„Ну, давай, отгад(ы)вай! Под которой шапкой йийцё?" Вот он: „Вот подэтой!" — „Ну, открывай!" Откроет, а и нет ёво! Отгадав: открыв, а тутйийцё — он взяв и всё» 136. В д. Киянская «кокали»: «Берут шапки, кладутпод одну шапку твоё яйцо. Если угадал — евоно яйцо; если не угадал —второе кладет под шапку» 137.
 

      Угадывание яиц («парить яйца» — дд. Киянская, Бурцевская) состояло в следующем. Один из игроков прятал за спиной в руке два пасхальных яйца (свое и партнера) и предлагал тому назвать руку. В случаеправильного ответа он забирал яйца себе, если ошибался, то яйца оставались у первого игрока. Иногда могли брать в руку и одно яйцо, тогда еслирука была отгадана правильно, приходилось отдавать яйцо, а если отгадывающий ошибался, то он не получал ничего, однако и не отдавал своегояйца. «Вот в руку-от положит вот: в этой ницё руке нет, а в этой ийцё. Вотназад отведёт: „Отгадай, в которой руке у меня?" Вот он думаэт, думаэт — там, можот, парень загадываэт, дак девка отгадываэт. Вот. А то говорит:„Подальше отведи руку, а то там можешь сменить, как я скажу", — да. Акон отведёт, так скажет: „В правой!" А и нет! Вот не отгадав, и не отдаст!А как если отгадав, дак отдаст, отдать уж надо» 138.
 

678

    Во втором варианте («в защурю» — Кадн.; «слепаком ходить» — Тарн.;«яйца выходить» — д. Осиевская; «в тёмную» — д. Захариха) один из игроков клал свое яйцо на лугу, а другой с расстояния 20-50 м шел к нему с завязанными или закрытыми шапкой глазами. Подойдя, как ему казалось,на нужное число шагов, он открывал глаза и пытался достать яйцо. Ложиться на землю при этом запрещалось. Если это ему удавалось, он забирал яйцо себе, если же нет, то отдавал свое. В некоторых местах разрешалось кроме того попытаться попасть своим яйцом в лежащее, покатив имили бросив 139. «Весной, в заговенье перед Петровым постом варят вкрутую яйца, едят иу. и катают по лугу. Например, один из играющих положит на луг яйцо, а другой, его партнер, должен с условленного расстоянияподойти с завязанными глазами и остановиться около положенного яйца.Когда развяжут ему глаза, он должен достать рукою положенное, не делаяни шагу ни взад, ни вперед. Достанет — яйцо его, не достанет — проиграл,отдавай свое» 140. В этой игре могло участвовать и несколько человек, вэтом случае количество яиц на кону увеличивалось, но увеличивался ипроигрыш.
 

 



86. «Всесвятское воскресенье известно в народе под именем „яичного заговенья"» — Неуступов А. Этнографические материалы... Л. 208; Кириллов Н, [Этнографические сведения о крестьянах Вологодской губ. Сольвычегодского у. Чакульского прих.]. Рукопись. 1899 г. // РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 336. Л. 7.
87. Духовная культура Северного Белозерья. С. 153, 251-252, 357.
88. МИА 8: 39 (Макаровский В. А., 1943 г. р. из д. Клюкинская, прож. в д. Урусовская); МИА 7: 92об. (Гурьева Л. Н., 1917 г. р. из д. Вакомино, прож. в с. Верховажье).
89. Морозов И. А., Слепцова И. С., Гилярова Н. Н., Чижикова Л. Н. Рязанская традиционная культура первой половины XX века. Шацкий этнодиалектный словарь.Рязань, 2001. (Рязанский этнографический вестник. Вып. 28). С. 271-273 (далее:
Шацкий этнодиалектный словарь); МорозовИ.А, Орел// Духовная культура русских Среднего Поволжья: Материалы полевых исследований. Вып. 4. Ульяновск,1999. С.24-27.
90. Ветлужская сторона. Фольклорный сборник/ Сост. А. В. Кулагина. Вып. 2.Кострома, 1996. С. 60, 61; Слепцова И. С; Морозов И. А. В яйца катать// Духовнаякультура русских Среднего Поволжья... Вып. 4. С. 8-17.
91. МИА 7: 51 (Крюкова Н. И., 1897 г. р. из д. Пеструха, прож. в д. Ульянково).
92. Шацкий этнодиалектный словарь. С. 203-205, 298-300.
93. СИС Ф1997-1Волог., № 121-123 (Кочнева В. Л., 1918 г. р. изд. Аркатово). ,
94. СИС Ф1999-7Волог., № 82 (Воробьева А. М., 1914 г. р. из д. Акишево, прож.
в д. Кукшево).
95. Мальгинов С. В. Народный словарь Кадниковского у. Вологодской губ. Рукопись. 1900 г. // ГАВО. Ф. 652. Оп. 1. Д. 113. Л. 28.
96. МИА 10: 11. (Рогозин Г. Я., 1906 г. р. из д. Антоновская Тот., прож. в д. Середская).
97. ССН Ф2000-1 Волог, № 58-59 (Колотова П. И., 1922 г. р. из д Верхнее Чистякове, прож. в г. Великий Устюг).
98. Соколов Б. М; Соколов Ю. М. Сказки и песни Белозерского края. Пг., 1915.С. 404, № 362.
99. Мальгинов С. В. Народный словарь... Л. 29.
100. Это было известно и в других регионах, см., например: Традиционные обряды и обрядовый фольклор русских Поволжья / Сост. Г. Г. Шаповалова, Л. С. Лаврентьева. Л., 1985. С. 52; Слепцова И. С., Морозов И, А. В яйца катать... С. 17; Слепцова И. С. В яйца катать // Духовная культура русских Среднего Поволжья...
Вып. 5. Ульяновск, 2000. С. 42,43; Шацкий этнодиалектный словарь. С. 204.
101. Антипов В. А. Суеверия и приметы Уломского края Череповецкого у.//
Новг. ГВ. 1895. № 25.
102. Антипов В. А. Очерк Уломского края Череповецкого у. // Новг. ГВ. 1895. № 32;
СИС 39; 36 (Иванова А. И., 1919 г. р. из д. Бекренево, прож. в г. Белозерске).
103. МИА 8: 82 (Будрина А.Е., 1906 г.р. из д. Данилково, прож. в с. Верховажье).
104. СИС 9: 5 (Смекалов И. А.,1913 г. р. из д. Угол, прож. в д. Кумзеро).
105. Архив ИЭА. Д. 9188. Л. 144об., 146, 150 (дд. Баданки, Починок, Путилове);
СИС 7: 57 (Евстафьев И. П., 1927 г. р. из д. Уласовская).
106. Архив ИЭА. Д. 9188. Л. 122 (Егорова А. Е„ 1918 г. р. из д. Демино).
107. Веселовский С. Азартные игры как источник дохода Московского государства//Сборник статей, посвященных Василию Осиповичу Ключевскому.М., 1909. С. 302.
108. МИА 6:98 (Верещагин И. Н., 1893 г. р. из д. Суходворская, прож. в с. Чушевицы).
109. М[инорский]. П. Вытегорские кондужи // Олон. ГВ. 1874. № 23.
110. СИС 8: 29 (Лазейкина А. Д., 1911 г. р. из д. Леуниха).
111. Мальгинов С. В. Народный словарь... Л. 28-28об.
112. Там же. Л. 28об.
113. МИА 20:23 (Воробьева Е. А., 1902 г. р. из д. Осиевская, прож. в д. Бекетовская).
114. СИС 39: Юоб. (Капитонова О. М., 1921 г.р. из д. Искрино, прож. в с. Георгиевское), 36 (Иванова А. И., 1919 г. р. из д. Бекренево, прож. в г. Белозерске).
115. МИА 18: 32 (Бороздин В. А., 1928 г. р. из д. Куракино, прож. в д. Узьмица).
116. МИА 8: 22-23 (Сорокоумов С. Г., 1917 г. р. из д. Родионовская, прож. вс. Верховажье).
117. МИА 7:8 (Парфёнова П. А., 1914 г. р. из д. Владыкина Гора).
118. СИС Ф2002-46Волог., №55 (Павлова Е. Н., 1919 г. р. из д. Средние Чуди,
прож. в пос. Сазонове).
119. МИА 9: 42 (Башкаргина П. Г., 1900 г. р. из д. Михайловская); МЕА 5: 71 (Фотиев И. Д., 1908 г. р. из д. Колтыриха); МИА 10: 72об. (Конева В. П., 1917 г. р.из д. Федотове, прож. в д. Кормакино).
120. МИА 9: 61 (Постников В. П., 1920 г. р. из д. Фоминская Верхов.).
121. Архив ИЭА. Д. 9188. Л. 144об., 169 (дд. Баданки, Путилово).
122. СИС 8: 73 (Чистякова С. М., 1914 г. р. из д. Борисовская Хар., прож. в д. Тимониха).
123. МИА 11: 67 (Болотова К. П., 1910 г. р. из д. Облупинский Починок, прож. в
с. Усть-Алексеево).
124. СИС Ф2000-8Волог., № 53 (Забелинский В. А., 1930 г. р. из д. Жукове В.-Уст.).
125. СИС Ф 1997-1 Волог., № 38-39 (ПятноваА. Е., 1918 г. р. из д. Печенниково,
прож. в д. Вараксино).
126. СИС Ф2000-21Волог., №69 (Манакова А. И., 1910 г. р. из д. Богородская,
прож. в г. Великий Устюг).
127. МИА 11: 115 (Болотова П. С., 1911 г. р. из д. Кулёмкино; Васильева Л. П.,
1926 г. р. из д. Биричёво, обе прож. в д. Юшково), 68 (Болотова К. П., 1910 г. р. изд. Облупинский Починок, прож. в с. Усть-Алексеево).
128. АрхивИЭА.Д.8810.Л.9(д.Арзубиха).
129. СИС 4: 48 (Южакова М. Н., 1911 г, р. из д.Логдуз, прож. в д. Починок);РНЮ 1: 12 (Дедова М. В, 1919 г. р. из д. Еремиха, прож. в с. Сямжа).
130. Иваницкий Н. Сольвычегодский крестьянин, его обстановка, жизнь и деятельность// ЖС. 1898. № 1. С. 67; Архив ИЭА. Д. 9190. Л. 174. (д. Ильинская); СИС 39:ЗЗоб. (Балагаев И. П., 1919 г. р. из д. Рябово, прож. в г. Белозерске).
131. Кириллов Н. [Этнографические сведения...]. Д. 336. Л. 27.
132. Васильев А. Г. [Этнографические сведения о крестьянах Новгородской губ. Череповецкого у. Богословской вол.]. Рукопись. 1899 г. // РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 812. Л. 10.
133. СИС Ф2000-7Волог, № 17-18 (Меркурьева К. А., 1926 г. р. из д. Мурдинская).
134. ССН Ф2000-1Волог, № 54-55 (Колотова П. И., 1922 г. р. из д. Верхнее Чистякове, прож. в г. Великий Устюг).
135. Малъгинов С. В. Народный словарь... Л. 28об.; МИА 4: 127 (Журавлев О. Ф.,1932 г. р. из д. Киянская); МИА 7: 50об. (Крюкова Н. И., 1897 г. р. из д. Пеструха,прож. в д. Ульянково); МИА 6: 20 (Рыбин Н. В., 1921 г. р. из д. Беляевская, прож.в д. Фатьяново); ФАВ 1: 27 (Суровцева К. П., 1913 г. р. из д. Арганово); АрхивИЭА. Д. 8809. Л. 6. (д. Захариха); СИС 39: 17об. (Юрьева А. В., 1927 г. р. из д. Остюнино, прож. в г. Белозерске).
136. МИА 7:50об. (Крюкова Н. И., 1887 г. р. из д. Пеструха, прож. в д. Ульянково).
137. МИА 4:127 (Журавлев О. Ф., 1932 г. р. из д. Киянская).
138. МИА 5: 59 (Ламов В. И., 1911 г. р. из д. Бурцевская); МИА 4: 120об.(Журавлев Ф. В., 1938 г. р. из д. Киянская); МИА 7: 50 (Крюкова Н. И., 1887 г. р.
из д. Пеструха, прож. в д. Ульянково).
139. Неуступов А. Этнографические материалы... Л. 208; МИА 4: 127 (Журавлев О. Ф., 1932 г. р. из д. Киянская).
140. Шустиков А. Народное питание в Кадниковском у. Рукопись. 1925г.// Архив РГО. Р. VII. Оп. 1. Д. 114. Л. 2.



                          ОРГАНИЗАЦИИ, ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ


АОИРС        Архангельское общество изучения Русского Севера
ВОЙСК         Вологодское общество изучения Северного края
ГАВО           Государственный архив Вологодской области
ГВ                 Губернские ведомости
ЖС               Живая старина
ИЭА              Институт этнологии и антропологии. Москва
КНМ           Кабинет народной музыки Московской гос. консерватории
ОЛЕАЭ         Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии
ОРМ ТКМ   Отдел рукописных материалов Тотемского краеведческогомузея
ПФА РАН     Санкт-Петербургский филиал архива Российской Академии наук
РАМ              Российская Академия музыки им. Гнесиных
РГО              Русское географическое общество
РО ИРЛИ      Рукописный отдел Института русской литературы

                      (Пушкинский Дом)
РО РНБ         Рукописный отдел Российской национальной библиотеки
                      им. М. Е. Салтыкова-Щедрина
РЭМ             Российский этнографический музей
ФА СПбГУ   Фольклорный архив кафедры русской литературы
                      Санкт-Петербургского государственного университета
ЭО                 Этнографическое обозрение



                                      ШИФРЫ ТЕТРАДЕЙ СОБИРАТЕЛЕЙ
 
ААА
АВФ
БСП
ГВИ
ГРН
ЗСВ
КАИ
КИЕ
КОВ
КТВ
КТН
ЛЕИ
МЕА
МИА
МММ
ОЕБ
РНЮ
САЮ
СИС
ССН
ТЕЛ
ТСЮ
ФАВ
ШНВ
— Анненкова Анна Алексеевна
— Федянович Анна Васильевна
— Бушкевич Светлана Павловна
— Горбачева Вера Ивановна
— Глебова Раиса Николаевна
— Зайцева Светлана Викторовна
— Кызласов Артемий Игоревич
— Кротова Ирина Евгеньевна
— Кириченко Олег Викторович
— Кирюшина Татьяна Викторовна
— Креме Тамара Николаевна
— Лавшук Елена Ивановна
— Минюхина Елена Алексеевна
— Морозов Игорь Алексеевич
— Михайлов Михаил Михайлович
— Островский Евгений Борисович
— Розалиева Наталья Юрьевна
— Сергеев Алексей Юрьевич
— Слепцова Ирина Семеновна
— Смольников Сергей Николаевич
— Торопова Екатерина Людовиковна
— Терехина Светлана Юрьевна
— Федорова Анна Васильевна
— Шляхтина Наталья Валерьевна
 

 

 

 




Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2006 
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир